Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Охота на олигарха: скандал вокруг белорусского калия перемешал политику с экономикой

4 сентября 2013, 11:41 UTC+3 Иван Сухов, ИТАР-ТАСС, Москва

Претензии белорусской юстиции к Керимову – это определенно другая ступень по сравнению с ситуацией после ареста гендиректора «Уралкалия» Владислава Баумгартнера

Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото ИТАР-ТАСС/ Станислав Красильников

Фото ИТАР-ТАСС/ Станислав Красильников

В Совете Федерации недоумевают, как белорусские следственные органы могли заподозрить сенатора от Дагестана Сулеймана Керимова в экономических преступлениях – ведь он, как сенатор, не ведет экономической деятельности, а тем более за рубежом. Но белорусская сторона пытается уличить Керимова не в экономическом преступлении, а в злоупотреблении властью и служебными полномочиями. Правда, в связи с сугубо хозяйственной, как может показаться на первый взгляд, историей про разрыв отношений между российской компанией «Уралкалий» и «Белорусской калийной компанией».

Какими бы печальными ни были в прошлом выводы осведомленных наблюдателей о состоянии российской политики по отношению к ближайшим соседям нашей страны, то есть к странам бывшего СССР, нынешний сезон, кажется, бьет все рекорды охлаждения. У тех, кто по долгу государственной службы должен заботиться о престиже и влиянии России в зоне ее исключительных интересов, есть две причины тревожиться: Вильнюсский саммит Восточного партнерства ЕС и глубокий кризис во взаимоотношениях с Белоруссией, старейшим партнером Москвы во всем, что касалось попыток частичной реставрации дома, рухнувшего в 1991-м.

Вильнюс, если он завершится рядом договоров об ассоциированном членстве – а такая вероятность высока – будет означать, что интеграционный процесс, главным менеджером которого могла бы выступить Москва, становится практически невозможен. Дальше можно будет только рассуждать о том, смогут ли два проекта – Евразийское объединение на базе Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана и ассоциированное членство с ЕС – найти некие взаимовыгодные формы существования, или ассоциация – это формальное закрепление европейской экспансии на Восток, типа расширения НАТО, и России останется только отступить. Оставшиеся до Вильнюса месяцы – последний момент, когда Россия еще может поставить вопрос о стратегическом выборе в стиле «или я, или он».

Самое прискорбное, что в ситуации, когда Москве позарез нужно предъявить успех своей собственной интеграционной программы, которая могла бы стать альтернативой ассоциации с ЕС, эта программа дает сбой на самом, казалось бы, надежном направлении – на белорусском. Российско-белорусские отношения никогда не были настолько безоблачны, как того хотелось бы политикам, стоявшим у истоков создания Союзного государства России и Белоруссии. Но до арестов топ-менеджеров российских компаний и предъявления обвинений российским сенаторам дело до сих пор все же не доходило. И теперь, когда дошло, это в исключительно неудачном свете представляет российский интеграционный проект, которому как раз сейчас, в эти критически важные месяцы перед Вильнюсом, требовалось бы сиять привлекательностью, как никогда прежде.

При этом двусмысленность ситуации в связи с объявлением в международный розыск сенатора от Дагестана Сулеймана Керимова, действительно уникальна. Весь контекст, включая и Вильнюс, и членство Керимова в Совете Федерации, делает абсолютно невозможным обсуждение исключительно экономического и правового аспекта ситуации. Которое само по себе могло бы сохранить шанс на некий приемлемый для всех компромисс по существу вопроса, а именно – по форме и объему участия «Уралкалия» в белорусском калийном производстве и глобальном рынке удобрений.

Претензии белорусской юстиции к Керимову – это определенно другая ступень по сравнению с ситуацией после ареста гендиректора «Уралкалия» Владислава Баумгартнера. Арест менеджера компании – это вполне привычный для самой России метод ведения «спора хозяйствующих субъектов», и, возможно, именно поэтому возражения российской стороны по этому случаю носили в целом очень умеренный характер. Но обвинение против сенатора уже нельзя игнорировать: это скандал уровня «списка Магнитского», причем речь идет не о второстепенных фигурах внутри правоохранительной структуры, а об одном из крупнейших российских бизнесменов.

Не защищать Керимова нельзя. Но, начиная защищать, российские власти снова оказываются в двусмысленном положении: хотя прямое обвинение не экономического характера, оно явным образом связано с экономической деятельностью. И если ты защищаешь сенатора, необходимо объяснить, каким образом он, представляя в сером здании на Большой Дмитровке Народное собрание Республики Дагестан, продолжал участвовать в экономической деятельности в Белоруссии. Уровень скандала несколько выше, чем обнаружение американской квартиры у депутата Госдумы – речь идет о столкновении интересов двух союзных стран,  которое уже поставило под угрозу само существование между ними союза.

Между тем, Сулейман Керимов – еще и одна из самых влиятельных фигур Северного Кавказа, хотя нельзя не заметить, что после отставки прежнего главы Дагестана Магомедсалама Магомедова керимовский интерес к этому региону явным образом снизился. Между тем, белорусские правоохранители уже заявляют о готовности сотрудничать с российскими коллегами в расследовании деятельности российского сенатора на Северном Кавказе. Такая помощь могла бы, вероятно, быть даже на руку Москве, которая с момента ареста мэра Махачкалы Саида Амирова явно демонстрирует твердое намерение навести порядок в авгиевых конюшнях северокавказской кадровой политики. Однако принять ее значило бы признать, что в России политика и экономика продолжают существовать в симбиозе с криминалом – а это едва ли приемлемо с точки зрения национального престижа. 

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
Новости smi2.ru
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама