Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Около 100 тыс. человек увидят спектакли театра балета Эйфмана в США и Канаде

31 мая 2015, 5:43 UTC+3 ВАШИНГТОН /Корр. ТАСС, Андрей Шитов

В ходе своего североамериканского турне труппа посетит Нью-Йорк, Бостон, Чикаго и Лос-Анджелес в США, а в Канаде - Монреаль и Торонто

Поделиться
Материал из 1 страницы
Сцена из балета в постановке Бориса Эйфмана

Сцена из балета в постановке Бориса Эйфмана

©  Руслан Шамуков/ТАСС

ВАШИНГТОН, 31 мая. /Корр. ТАСС Андрей Шитов/. Около 100 тыс. зрителей в США и Канаде увидят спектакли Санкт- Петербургского государственного академического театра балета Бориса Эйфмана в ходе его нынешней гастрольной поездки по Северной Америке. Такую оценку привел в беседе с корр. ТАСС главный организатор тура - основатель и руководитель нью-йоркской продюсерской компании Ardani Artists Сергей Данильян.

"Это самые большие гастроли за 17 лет нашей работы с труппой Бориса Эйфмана, - сказал он перед началом субботнего дневного спектакля в Центре исполнительских искусств имени Джона Кеннеди. - Девять недель, которые охватывают и Канаду, и США. В Америке охвачены все крупнейшие города - Нью-Йорк, Бостон, Чикаго, Лос-Анджелес, а в Канаде - Монреаль и Торонто".

"Успех сопутствует везде и всегда, - констатировал продюсер. - Есть места, куда театр возвращается регулярно, - Нью-Йорк или калифорнийская Коста-Меса, один из крупнейших центров исполнительских искусств. Сказать, что принимается лучше, а что хуже невозможно, потому что, как правило, зрители, увидевшие один раз труппу Бориса Эйфмана, всегда хотят вернуться. Некоторые приходят вновь даже на спектакли, которые они уже видели. Скажем, мы знаем, что и в Вашингтон сейчас приехали зрители из Нью-Йорка, Чикаго, Филадельфии".

По словам Данильяна, помимо восхищения мастерством российских артистов лейтмотивом нынешних гастролей стало и подтверждение того, что "на удивление в нынешнее сложное политическое время для отношений между Россией и Соединенными Штатами культура и, в частности, искусство танца, как язык универсальный, остается очень важным мостом между нашими народами".

По словам Данильяна, театр Эйфмана любит возвращаться туда, где он "прижился". "Могу констатировать, что в Америке сформировался зритель, воспитанный на его эстетике, его культуре, его стилистике, - сказал собеседник. - И видящий разницу между его искусством и классическим балетом из России. Это большое достижение труппы. А теперь, когда в Санкт-Петербурге построили академию балета, носящую имя Бориса Эйфмана, интерес к его творчеству еще более усилился".

Организатор гастролей чрезвычайно рад успешному дебюту в "такой важной точке на культурной карте Америки", как Кеннеди-центр. "Считаю, что стоячая овация после премьерного спектакля, которую устроил переполненный зал, и есть та самая высокая оценка творчества Бориса Эйфмана и его артистов, о которой можно было мечтать в Вашингтоне", - сказал он. Но на вопрос о том, можно ли в таком случае ожидать новых встреч с театром в американской столице, ответил все же осторожно: "Это будет зависеть от правильного стечения обстоятельств. Сейчас мы работаем над юбилейным туром: в 2017 году театру Бориса Эйфмана исполняется 40 лет. Очень хотим вернуться с юбилейной программой туда, где нас действительно ждут".

Основатель и бессменный руководитель балетной труппы также доволен вашингтонским дебютом и гастролями в целом. "Успех превосходит все ожидания, - сказал он. - Мы очень рады показать, что в России сегодня не только сохраняют классические шедевры, но и создают новое востребованное и успешное современное искусство".

В антракте субботнего спектакля в Центре исполнительских искусств имени Джона Кеннеди создатель и художественный руководитель театра Борис Эйфман ответил на вопросы корр. ТАСС. 

- В чем особенность нынешних гастролей, как вам вашингтонский дебют?

- Мы уже седьмую неделю находимся в Северной Америке. Привезли "Родена", "Анну Каренину" и новый балет "Up and Down" ("Вверх и вниз", по мотивам романа Скотта Фицджеральда "Ночь нежна" - прим. ТАСС). Показали свои спектакли в Канаде, теперь большой тур в США. Успех превосходит все ожидания. Мы очень рады показать, что в России сегодня не только сохраняют классические шедевры, но и создают новое востребованное и успешное современное искусство.

Благодаря компании Ardani Artists, Сергею Данильяну за последние 17 лет мы уже 14-й раз приезжаем в Соединенные Штаты...

- А это не стало для вас рутиной?

- Нет, совсем нет. Объясню, почему.

Во-первых, Соединенные Штаты - это сегодня центр мировой хореографии. В каждом городе есть своя труппа. В Нью-Йорке - по-моему, пять или шесть балетных трупп. Это одна из мировых столиц современного балета. И, конечно, здесь очень взыскательный зритель.

И потом, нас здесь очень любят и ждут. Ведь что такое 14-й раз за 17 лет? Это значит, что театр наш здесь любим и востребован. Это же рынок: если бы не было успеха, востребованности, то мы бы и не бывали здесь так часто. Мы едем к тем, кто ждет встречи с нашим искусством.

- Как раз мой следующий вопрос - о рынке и искусстве. Вы же создали свой театр еще в СССР, что для тех времен вообще было уникально. С тех пор у нас вся страна перешла к рынку. На ваш личный взгляд, этот переход - к лучшему?

- Я вам так скажу. Действительно, я в 1977 году создал свой театр, теперь нам 38 лет. Но еще в советское время системой, в которой я существовал, я был приучен к рынку.

Потому что уже тогда, хотя у меня и был государственный театр, я работал в концертной организации и мы были очень зависимы от box office (от кассы - прим. ТАСС). От продажи билетов, от востребованности. Нам сразу сказали будете выполнять план, будете существовать. Нет - так нет.

- Значит, вопрос ограничения свободы кассой существовал для вас уже тогда?

- Всегда.

- И что, на ваш взгляд, страшнее - ограничение свободы кассой или идеологией?

- Ну, конечно, страшнее ограничение идеологией. Почему? Потому, что искусство должно быть любимо зрителями. Театр существует для людей. Нельзя создавать театр для себя. То есть можно, конечно, но тогда нельзя продавать билеты, нельзя приглашать людей.

В первую очередь, конечно, театр должен быть любим и востребован. Как шекспировский театр, как мольеровский театр. Ведь всегда и Шекспир, и Мольер в первую очередь заходили в кассу и спрашивали: "Как там у нас сегодня? Все в порядке?" Даже в отчетах мольеровских всегда указывается, сколько он получил денег за спектакль, сколько публики было и т.д. Это важно.

Ведь зависимость от кассы и стимулирует художника, чтобы он делал спектакли, которые будут иметь успех. Это закон театра. Даже не рынка, а театра, потому что театр - для людей...

Действительно вы правы, что еще с советских времен я был приучен к тому, что, как говорится, волка ноги кормят. То есть я должен был делать то искусство, которое было бы любимо народом.

И я это и делал. При этом я не мог копировать Большой театр, Кировский театр. Я делал свое искусство, которое, конечно, воспринималось тогда нашей идеологией с большим трудом. Потому что это были постановки на практически запрещенную тогда рок-музыку, на Pink Floyd и так далее. Это были спектакли новые и по форме, и по содержанию. Но, как показало время, то же самое, что прежде нас негативно выделяло, в период перестройки буквально в одночасье сделало нас лидерами нового современного искусства. Перестроечной новой России.

- Есть для вас что-то такое, чего на сцене делать нельзя? Просто - нельзя?

- Безусловно. Безусловно. Есть какой-то моральный стержень. Я говорю сейчас о себе, не о своих коллегах. И вот этот моральный стержень не пускает. Это образование, это воспитание, это вера, это любовь к людям, в конце концов, которые приходят ко мне в театр. Я же должен их возвысить, дать им чистые эмоции, ту энергию, которую они, уйдя от меня, будут хранить у себя внутри. И ждать следующей встречи.

Если я буду только шокировать, только создавать какие-то скандальные ситуации, то, конечно, это в конце концов приведет к оттоку зрителей. Потому что сегодня, чтобы прийти ко мне, люди должны оторваться от Интернета, от ТВ. Они приходят, тратят деньги. Для чего? Чтобы получить то, что больше они нигде не получат. Они должны получить живые, чистые эмоции, которые несет человеческое тело.

Еще раз повторю: я говорю о себе. Я никого не осуждаю и не обсуждаю. Я ведь вырос в другое время. Я, можно сказать, шестидесятник. То есть я рос в то время, когда существовали мораль, культура, образование. Была преемственность с той высокой культурой, которую мы получили еще от Х1Х века.

- Но мы же говорим о советском времени. Вас не смущает, что культура, которую вы вспоминаете, выражалась в "моральном кодексе строителя коммунизма"?

- Понимаете, мне лично кажется, что мы не утратили веру. 

- Последний вопрос. Вы 17 лет регулярно приезжаете в США. На ваш взгляд, Америка меняется? Американцы, как вы их воспринимаете, изменились?

- Вы знаете, моя публика не изменилась. А вот общее впечатление... Есть сегодня ощущение сложности восприятия российского человека. Есть. Но в этом и сила, наверное, нашего искусства, что, когда человек заходит в зал нашего театра, смотрит спектакль, вот это все пропадает. Вся эта агитка, политические наслоения.

Я как раз думаю, что мы своими частыми приездами способствуем... Мы счастливы и горды тем, что участвуем в каком-то удивительном процессе культурной, духовной, интеллектуальной интеграции людей разных национальностей, разных религий, разных политических убеждений. Искусство - высокое искусство - действительно объединяет людей.

Вот вчера (на премьере - корр. ТАСС) нам зал долго стоя кричал "Браво!" Американцы, люди, видимо, самых разных взглядов. Но всех объединило искусство. В этом наша сила и наша высокая дипломатия. 

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Реклама
Загрузка...
Реклама