Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Пианистка Лисица не будет судиться с оркестром Торонто, но подготовит иски к журналистам

2 июня 2015, 12:48 UTC+3 /Корр. ТАСС, Даниил Студнев
В апреле Валентину Лисицу по политическим мотивам исключили из Симфонического оркестра Торонто
Материал из 1 страницы
Валентина Лисица

Валентина Лисица

© wikimedia.org/Michael von Aichberger

ОТТАВА, 2 июня. /Корр. ТАСС Даниил Студнев/. В начале апреля руководство Симфонического оркестра Торонто отстранило известную пианистку Валентину Лисицу от участия в концертной программе.

Поводом для такого решения стали сообщения Лисицы в ее аккаунте в сети Twitter, в котором она писала о событиях на востоке Украины.

В частности, пианистка обвиняла лидеров Украины в коррупции, а на заявление премьер-министра Арсения Яценюка о том, что на Донбассе проживают "недолюди", назвала свой аккаунт именем NedoUkrainka.

Валентина Лисица проживает в США, имеет американское гражданство, но также является и гражданкой Украины. 2 июня она даст в посольстве России в Оттаве концерт, приуроченный к 175-летию со дня рождения Петра Ильича Чайковского. Перед репетицией пианистка согласилась побеседовать с корр.ТАСС.

- Валентина, из-за вашей позиции по украинскому конфликту вас исключили из Симфонического оркестра Торонто. Есть возможность добиться отмены этого решения, например, через суд?

- Я думала о суде. Проблема в том, что если буду судиться с оркестром, то я буду судиться с музыкантами. Я знаю, что некоторые музыканты тогда в апреле поддержали такую позицию руководства оркестра, но были и те, кого это возмутило. Однако им буквально сказали - закрыть рот и играть, то есть им пригрозили. Тяжело найти тех, кто в этом конкретно виноват.

Глава оркестра (Джефф Мелансон - здесь и далее прим.ТАСС) точно имеет к этому отношение. Но показательно, что обычно, если принимается такое решение, безусловно, скандальное решение, влекущее за собой буквально международный скандал, в нем участвует весь директорат оркестра.

Они должны высказаться и объявить, что это официальная позиция оркестра. Но никто ничего подобного тогда не сделал. Все происходило от одного лица - Мелансона. У него большие связи, он очень интересуется политикой. По-видимому, Мелансон думал, что связи с украинским лобби дадут ему вход в это общество. Я не вмешиваюсь в канадскую политику, у меня достаточно поверхностные знания о ней, но точно знаю, что Консервативную партию во главе с премьер-министром страны Стивеном Харпером поддерживает украинское лобби, а взамен очень многое от них получает. Думаю, что Мелансон посчитал, что такое решение станет для него входом в большую политику. Как мне сказали, оркестр не хочет, чтобы я у них играла, так как они потеряют деньги от какого-то украинского спонсора.

Я вообще в классическом музыкальном бизнесе уже немало лет и должна, к сожалению, сказать, что обычно у украинской диаспоры пути с классической музыкой не пересекаются. Можно играть что-то этническое, ходить в вышиванках и петь, и тогда поддержка будет, но с классической музыкой... для меня это было очень подозрительно. Единственное, что могло быть, - кто-то дал денег оркестру только из-за того, что я украинка. Им не важно, кто я, что я и как играю, это основывается, так сказать, на кровных связях.

Вы знаете, это происходило не только со мной. Я достигла в этом смысле какой-то печальной известности, когда в первый раз выступила в Twitter в защиту Анны Нетребко. Она пожертвовала миллион рублей Донбассу, на нее стали нападать, а я начала ее защищать, вот тогда и на меня со всех сторон накинулись. Нетребко все называли предательницей и другими нехорошими словами.

Но самое интересное, что за год до этого я читала в местной прессе на украинском языке, что "наша украинка Анна Нетребко красиво выступает в Вене" и так далее в тех же восторженных тонах. Тогда она была своя. Это удивительно, как они (представители украинской диаспоры в США и Канаде) цепляются за что-то свое, а потом, если ты не следуешь какой-то очень узкой дорожке, тебя отвергают и называют самыми последними словами.

- То есть через суд вы не будете предпринимать каких-то попыток восстановиться в оркестре Торонто?

- Я, скорее всего, подам в суд на некоторых так называемых журналистов, которые подхватили эту гадость и стали меня обвинять в том, чего я не делала. Например, в Торонто есть эстонский журналист, пишущий для небольшой газеты, посвященной новостям из Прибалтики. Он написал, что я призывала к физическому насилию по отношению к оркестру. Я ему в ответ написала и потребовала взять свои слова назад, но он начал защищаться и говорить, что такого не было. Против таких журналистов я и пойду в суд.

- И много таких журналистов?

- Один, два, пять, десять.. Я пойду на это, чтобы другим было неповадно. А оркестр - это музыканты, мои коллеги. В конце концов я могу разорить оркестр, они же не в очень хорошей финансовой ситуации.

- Сообщалось также, что у вас есть проблемы с гастролями в Канаде и США. Но на вашем сайте говорится, что вы 5-6 июня будет с гастролями в Калгари (провинция Альберта). Далее вас ждут Париж и Германия. Это актуальная информация?

- Да. Пока никаких проблем нет. Я недавно вернулась с гастролей в Германии, теперь поеду в Калгари играть с местным филармоническим оркестром. В Калгари очень интересный оркестр. В нем много этнических украинцев, а дирижер - Роберто Минчук. Он из Бразилии, но у него украинские корни. Я играла с ним многократно в Бразилии. Это нормальные люди. Мы должны как-то разделять украинскую диаспору в самой Канаде. Пока мы знаем только голосистую ораву этих бандеровцев, которые кричат и которые не позволяют никому сказать, что есть в украинской диаспоре и другие мнения.

- Филармонический оркестр Калгари вас пригласил играть с ними, или вы сами им предложили?

- Они меня пригласили и полностью поддерживают. На них, правда, сразу набросились и стали писать, чтобы меня тоже уволили. Но они заявили, что не будут такими, как коллеги в Торонто. Мы за свободу слова, и нас интересует только музыка. Я, конечно, ожидаю, что будут какие-то протесты, но в любом случае сыграю там концерт Рахманинова.

- Дальше в гастрольном графике у вас Париж (20 июня) и немецкий Аахен (21 июня). Осуждают ли ваши взгляды в Европе?

- Нет. В Европе с этим значительно лучше. Например, взять СМИ. В Европе была стопроцентная поддержка. Во Франции, например, только об этом и говорили. На бытовом уровне также в Европе люди поддерживают мою деятельность в Twitter.

Недавно я играла в Берлине, и настройщик - немец, которого я давно знаю, подходит и говорит мне: "Спасибо, вам, Валентина, за то, что вы делаете. Мы с женой следим за новостями (с Украины) по вашему Twitter, потому что у нас в прессе об этом не говорят". Жена у него, оказывается, украинка с Луганщины, но раньше я об этом не знала. Не было повода об этом говорить.

В Канаде, кстати, главная пресса была также на моей стороне. Это такие крупные издания, как газета The Globe and Mail, все музыкальные критики. Даже журналистский профсоюз выступил в мою поддержку. В США тоже были те, кто меня поддерживал, но были и критики. Например, газета Washington Post, где меня просто облили грязью и приравняли к самым злобным антисемитам и нацистам. Об этом писала музыкальный критик издания Анна Миджетт.

Я посмотрела другие ее статьи. Она меня, в частности, ругала за то, что я лезу в политику, хотя я музыкант и должна заниматься музыкой. Но за две недели до этого она написала большую статью, где ругала (российского дирижера) Валерия Гергиева, (дирижера) Густаво Дудамеля из Венесуэлы, и других музыкантов за то, что они играют музыку и не вмешиваются в политику, что они не осуждают свои правительства. 

- Приглашают ли вас выступать в Россию?

- Приглашают, но первым делом я поеду играть в Донецк - 22 июня. У меня есть приглашение из министерства культуры Донецкой народной республики. У них будет большой концерт, посвященный годовщине начала Великой Отечественной войны, и я как раз после немецкого Аахена поеду в Донецк.

- Где вы конкретно будете выступать в Донецке?

- Пока не знаю. Известно, что в Донецке будет большой гала-концерт с оркестром. Я уже сказала, что буду играть, где угодно, буду играть там, где будет хоть какой-нибудь инструмент. Но мы (с концертной группой) планируем на Донбассе пробыть 7-10 дней, а если надо - и дольше. Хотим побывать в разных местах. Буду давать не только концерты, но и мастер-классы для студентов.

- Когда вас ждать в России?

- Наверное, в следующем сезоне. У меня очень плотный гастрольный график - уже все расписано на год-два вперед. В Россию меня приглашали мои старые друзья. Например, из Пушкинского театра (Московский драматический театр им.Пушкина). Приглашают в разные места. Здесь (в США и Канаде) меня тоже, кстати, некоторые "приглашают" в Россию. Говорят, убирайтесь и играйте в России, в Крыму, в Донецке. Я наверное, этому совету последую.

- В последнее время западные страны начали менять риторику в отношении конфликта на востоке Украины. Не в Канаде, а в США и Европе. Вы замечаете эти изменения? Как на это реагирует общество в Канаде, США и Европе?

- Про Канаду ничего сказать не могу. Я замечаю это в США, но особенно в Европе. По крайней мере, там знают, что в конфликте гибнут люди. Знают, что произошло в Одессе. Мне кажется, еще кое-что должно поменяться, и, надеюсь, я также в этом поучаствую. Это само отношение к людям Донбасса. Сейчас их показывают, как жертв этого конфликта. К ним отношение, как к темным людям, которые цепляются за свое прошлое, они необразованные, они не хотят в Европу, потому что не знают ничего лучше. Понимаете, к ним такое снисходительное отношение, и оно должно поменяться.

Нужно показать и доказать Европе и Америке, что это такие же люди, как мы с вами. Они хотят иметь равные права с другими и хотят сделать свой выбор. Это люди с культурой, высшим образованием, музыканты, интеллектуалы - их много. Я поеду в Донбасс, поскольку для меня важно сыграть этот концерт. Я хочу показать, что там люди слушают классическую музыку, как в Берлине или Париже.

- По вашему мнению, чем должен закончиться военный конфликт на Украине?

- Как женщина, я всегда все воспринимаю очень эмоционально. Мне кажется, произошедшее с Украиной можно как-то перенести на человеческие отношения. У нас новая страна (Украина). У нее было детство. Сейчас она в подростковом возрасте. Все подростки проходят через ужасный конфликт с родителями, потому что мы все-таки были семьей с Россией. Может быть нас можно поделить политически, но культурно мы по-прежнему все связаны. Страна переживает тот самый кризис, когда подросток отбивается от родительских рук и говорит "ты не моя мать", "ты не мой отец", да еще во дворе ему кто-то сказал, что это на самом деле не его родители.

Украинцам сейчас кажется, что они не хотят принадлежать к этой простой семье, что они принадлежат к зажиточной европейской семье. В то же время Европа им только улыбается, а на самом деле она не хочет совсем принимать этого подростка в свою семью. Я думаю, что это все пройдет. К сожалению, человеческие жертвы не вернуть. Я неоднократно говорила людям, которые на меня кричали и говорили, что они вернут Крым: а вы сможете вернуть человеческие жизни?

Франция воевала с Германией веками. Друг друга убивали, а сейчас перейдешь через границу и даже не заметишь. И все живут мирно и дружно. Стоило это миллионов жизней? Нас (Россию и Украину) как-то друг с другом столкнули. Мне иногда кажется, что это кошмар какой-то, который должен закончиться. Конечно, это будет тяжело и долго, но надеюсь, мы все-таки помиримся и станем одной нормальной семьей.

 

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама