Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Михаил Местецкий: надеюсь, что зрители оценят веселый дух "Тряпичного союза"

15 февраля, 12:15 UTC+3
Режиссер фильма о том, как создавалась одна из самых ярких работ отечественного кинематографа
Материал из 1 страницы
Михаил Местецкий

Михаил Местецкий

© Анатолий Струнин/ТАСС

В субботу на 66-м Берлинском кинофестивале состоялась международная премьера молодежной трагикомедии "Тряпичный союз" режиссера Михаила Местецкого. Впереди еще два показа на фестивале. Ленту уже успели увидеть зрители "Кинотавра" в Сочи и "Край света" на Сахалине. На этих смотрах картина получила призы за исполнение лучших мужских ролей и режиссерскую работу. В российский прокат лента выйдет 3 марта. О том, как создавалась одна из самых ярких работ отечественного кинематографа, молодежном духе "Тряпичного союза" и ожиданиях зрителей России и мира режиссер Михаил Местецкий рассказал в интервью ТАСС.

- Расскажи, как родилась идея снять фильм о группе таких интересных молодых художников?

- Давным-давно я познакомился с командой художников-акционистов, которая называлась "Радек". И мне, и им тогда было меньше 20 лет, даже меньше 17. Радеки делали очень остроумные и смелые перфомансы, вроде "Взятия Мавзолея" и арт-баррикады на Большой Никитской улице. Но больше всего мне нравилось, когда они делали акции незаметные, тайные, не направленные на публику. Типа, "голодовки без выдвижения требований", когда художник просто голодал много дней, едва не умирая, но ничего не требовал и не афишировал свой безумный подвиг. В этом не было прагматизма, не было спектакля, это было что-то за гранью здравого смысла. Это было искусство, не прагматичное, настоящее.

- Это кино про "Радек"?

Не совсем про них. "Тряпичный Союз" – это выдуманная банда, во многом более радикальная. Просто я всегда видел уязвимость этих ребят и неспособность встроиться в мир, какой он есть. Чувствовал там драму. И когда написал про это сценарий, то показал его автору "Шапито-шоу" Сергею Лобану. А он как-то все правильно понял, проникся темой. Порекомендовал меня продюсеру Роману Борисевичу. Счастливые звезды сошлись, и мы запустили этот фильм. Я рад, что свободный дух и веселье, которое меня привлекало во всей этой истории сохранились, при том, что от "Радека" там осталось немного. Это, скорее, история моей жизни с поправкой на нарушенные законы физики и фантазию.

- Ты был одним из авторов сценария "Легенды №17", как думаешь, это повлияло на решение продюсера запустить "Тряпичный союз"?

- Встреча с Романом Борисевичем прошла намного раньше. Я тогда уже  написал сценарий "Легенды №17", но фильм еще не вышел, и Роман про него ничего не знал. Он смотрел только мои короткометражки, а только потом увидел "Легенду", клип моей музыкальной группы "Шкловский" и короткометражный фильм "Ноги-атавизм" (победитель фестиваля "Кинотавр" 2012 года – прим. ТАСС), это все подсобралось и в результате, вероятно, у него укрепилась решимость сделать со мной полнометражный фильм.

- "Тряпичный союз" рассказывает про 17-18-летних парней, а ты сейчас уже немного старше, не было ли у тебя какого-то преодоления этой истории, такого взрослого снобизма?

- Это вечная проблема кинематографа. Самый классный зрительский опыт происходит в юном возрасте, - по крайней мере, у меня было именно так. Фильмы в 17 лет просто переворачивают тебя с ног на голову. Сделать кино в этом возрасте ты, разумеется, не можешь, поэтому мы всегда упираемся в то, что кино для молодых и про молодых делают более старшие товарищи. Но все-таки у нас же есть память. Я еще не зарос седыми усами, я многое помню.

И я испытываю неимоверную любовь к этому возрасту и к состоянию, когда ты еще не уверен, что мир такой и никакой другой, ты постоянно проверяешь его на прочность. На самом деле только в этом возрасте можно ставить под сомнение огромное количество вещей, которые взрослый человек уже под сомнение не поставит. Для формирования человеческой личности это очень важный и полезный опыт. Кто в тот момент не сражался со всем миром, тот позже с большой вероятностью пополнит ряды негодяев. В 18 лет ты еще пребываешь наполовину в собственных фантазиях, наполовину в реальности, и у тебя нет четких границ, даже какое-то маленькое событие может в твоем подростковом психозе вырасти до битвы с великанами. Это для меня и есть состояние художника. И я стараюсь его не потерять совсем из виду, потому что альтернатива – сосновый гроб и полная, суровая адекватность.

- В "Тряпичном союзе" потрясающий мужской актерский ансамбль, который уже успел получить награды на фестивалях в России. Расскажи, как ты нашел таких талантливых актеров. Понятно, что Александр Паль уже многим известен по дилогии "Горько!", но есть у тебя и "брусникинец" Василий Буткевич, Иван Янковский, Павел Чинарев.

- Да, Буткевича я увидел в театре на спектакле "брусникинцев", но почему-то тогда он произвел на меня страшно отталкивающее впечатление. Я понял, что это очень талантливый актер, но мне показалось, что ему надо играть каких-то лакеев, скользких типов и т.п. Мой ассистент по актерам Володя Голов много раз пытался его привести, но я отказывался, потому что нам был нужен совсем другой характер. И когда у нас возникла уже почти катастрофическая ситуация, Володя настоял, чтобы мы посмотрели Буткевича. Пришел задумчивый, глубокий юноша, и я вообще не понял, куда же я смотрел на том спектакле? Стало ясно, что это была такая роль, и он просто совершенно великолепно перевоплощался. Да все актеры из "Тряпсоюза" стали моими друзьями. Я просто счастлив, что сейчас они много снимаются.

- Все-таки что тебе больше нравится – писать сценарии или быть режиссером?

- Знаете, ходила по интернету такая картинка: "Пап, а сложно режиссировать?" "Да нет, сынок, это просто, как ездить на велосипеде, только велосипед в огне, и ты в огне, и все вокруг в огне, и ты в аду". Это абсолютно точно сказано. Сценарная работа намного более комфортная, спокойная, но у этой работы есть свой главный минус: ты поставляешь полуфабрикаты для чужой кухни. А хочется готовить самому.

- Когда вы с Колей Куликовым писали "Легенду №17", думали, что она произведет такой эффект, вы получите "Золотых орлов"?

- Абсолютно не представляли ничего такого. Очень волновались за результат и все время обсуждали, что, если все получится плохо, снимем свои фамилии из титров и вообще продумывали пути отступления. Но это нормально, вначале вообще очень сложно прогнозировать что-либо. Это сейчас я могу уже понять, какой продюсер чего стоит и какой проект имеет перспективу. А тогда мы как будто звонили по случайному номеру. Во всяком случае, так себя чувствовали.

- В скором времени выйдет еще два фильма по твоим сценариям. Расскажи о них.

- Один – чистая комедия, которую мы сочинили с Лешей Казаковым, автором сценария "Горько!", с не очень хорошим, как мне кажется, названием "СуперБобровы". Но кино получается классное. Я видел монтаж и очень верю в этот проект. Мы постарались сделать умную комедию и надеюсь, что ценители хорошего ситуационного юмора найдут там свой кайф. И будет еще фильм "Хороший мальчик" с Константином Хабенским, Михаилом Ефремовым и Семеном Трескуновым. Не знаю, когда он выйдет, но тоже очень верю в это кино. Оба фильма - не мои авторские проекты, так что я тут могу лишь скрестить пальцы и ждать премьеры.

- Ты на своем опыте замечаешь, что в отечественном кино появилась "разножанровость"? И как тебе кажется, лучше снимать много фильмов разного жанра или создавать условные фильмы-события?

- Тут работает чисто количественный фактор, как бы грубо это не звучало. Если будет сниматься больше разных фильмов, в конце концов из них определенный процент будет нормальными. Этот процент одинаков во всех странах и его увеличить очень и очень трудно. Мое волнение связано, скорее, с авторским кино. Оно всегда заходит на новые территории и пытается "проблематизировать" то, что раньше не было осмыслено кинематографом, выходит за пределы традиционного пространства, бьет в болевые точки общества. Очевидно, что деньги стали выделяться намного меньшие, и многие острые проекты не были поддержаны в этом году.

- Одним из приоритетов Года российского кино заявлена поддержка дебютов. Насколько это важно и как должна осуществляться такая поддержка? Через продюсерские институции или через киновузы?

- Конечно, это здорово. Все же всегда хотят нанять работника с опытом, а как получить этот опыт, если тебя не берут без него никуда? В кино, конечно, надо помочь дебютанту снять первый фильм. Мы бы, например, без господдержки "Тряпичный союз" никогда не сняли. И совершенно точно поддержка должна идти через продюсеров. В принципе, тут может помочь система продюсеров-мейджеров, которая многим кажется несправедливой. Но, покрутившись в этой сфере, я вижу, что среди этих мейджеров случайных людей нет. Все эти крупные продюсеры – люди, действительно понимающие в кино и способные гарантировать определенное качество. И безусловно, для дебютанта важно иметь такого партнера. Я на своем примере, на примере своей жены Нигины Сайфуллаевой, снявшей с Толстуновым "Как меня зовут", вижу, как важно попасть к опытному продюсеру, который тебе поможет. Я счастлив, что мы с Романом Борисевичем в этом смысле оказались в одной лодке.

- Чего ты ждешь от зарубежных и российских зрителей?

- Я не знаю, какая будет реакция. В фильме есть шутки, которые – я совершенно точно понимаю – не будут считаны иностранцами. Но глобально наша история должна быть понятна зарубежным зрителям. Вот эта растерянность молодых людей, перед которыми, с одной стороны открыты все пути, а с другой стороны, им хочется найти свою совершенно оригинальную дорожку. А как ее найти, кроме как через эти мучительные поиски – это, как мне кажется, универсальная история на все времена. Но кроме того, я надеюсь, что зрители разделят веселый нагловатый дух фильма, разделят его кураж.

- Не боишься каких-то протестующих организаций? В прошлом году фильм Андрея Зайцева "14+", участвовавший, как и "Тряпичный союз" в молодежной программе Берлинале ,вызвал затем негодование со стороны какого-то нашего родительского комитета.

- Это, конечно, очень печально. Ну буйных вообще много, особенно если прокат выпадает на их весеннее обострение. Я надеюсь все-таки на адекватных зрителей. Мы сделали фильм не про пенсионеров, это кино про молодежь, и, как любая молодежь, она непричесанная, негладкая, с острыми углами, неудобная для спокойного течения жизни. Но что делать? Альтернатива только одна – показывать каких-то лакированных юношей и девочек, которые не имеют отношения к реальности, и втюхивать людям, что это и есть молодежь. Я обязательно этим займусь, но сперва надо стать мэтром и депутатом.

- После фестиваля и выхода "Тряпичного союза" в прокат чем планируешь заниматься?

- Мы сейчас хотим снять несколько клипов для нашей группы "Шкловский". Вообще хочу после кинематографического периода заняться музыкой. И плюс - с соавтором  работаем сейчас над большим новым сценарием, тоже магической комедии. В общем, продолжаем бить иронией и сумасшествием по вялым и лживым врагам.

Беседовала Мария Токмашева

Показать еще
Поделиться:
В других СМИ
Реклама
Реклама