Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

В Бразилии широко отмечают столетие со дня рождения писателя Жоржи Амаду

10 августа 2012, 8:32 UTC+3
В течение года в крупнейших бразильских городах были организованы посвященные жизни и творчеству Жоржи Амаду выставки, кинопоказы
Материал из 1 страницы
Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Фото EPA/ИТАР-ТАСС

РИО-ДЕ-ЖАНЕЙРО, 10 августа. /Корр. ИТАР-ТАСС Игорь Варламов/. В Бразилии широко отмечают исполняющееся сегодня столетие со дня рождения писателя Жоржи Амаду, творчество которого в 20-м веке по-новому открыло крупнейшую страну Южной Америки для десятков миллионов читателей на всех континентах планеты. Число мероприятий, завершающих объявленный в стране юбилейный год Амаду, велико и разнообразно: от торжественного заседания Национального конгресса /парламента/ до конкурса самодеятельных чтецов в родном для писателя штате Баия.

В течение 12 месяцев в крупнейших бразильских городах были организованы посвященные жизни и творчеству Жоржи Амаду выставки, кинопоказы, книжные премьеры и фотоэкспозиции. В этой чреде памятных мероприятий были и "чисто бразильские" по духу и содержанию - например, выступления школ самбы на карнавале в Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу. А в Салвадоре - родном городе литератора - все карнавальные празднества этого года прошли "под знаком Жоржи Амаду", который в далеком 1931 году дебютировал романом "Страна карнавала".

Амаду, при жизни ставший классиком бразильской литературы, оставил после себя огромное творческое наследие, Его книги, большая часть которых рассказывает о жизни простого народа, переведены на 49 языков и изданы общим тиражом свыше 80 миллионов экземпляров более чем в 50 странах мира. Одно только перечисление наград и титулов, включая Международную Ленинскую премию "За укрепление мира между народами", заняло бы добрых пару абзацев.

Однако бразильцы любят Жоржи Амаду не за титулованность, а за искренность и человеческую простоту. В глазах простого люда дорогого стоит такой пример из жизни писателя: свыше трех десятилетий он оставался верным болельщиком одной из команд штата Баия, которая не то что в национальном, но даже и в местных турнирах не занимала призовых мест. Создатель романов "Капитаны песка" и "Тереза Батиста, уставшая воевать" заметил в связи с этим: "Нет ничего проще, чем поддерживать победителей".

Автору этих строк одиннадцать лет назад посчастливилось познакомиться с ныне, увы, покойной вдовой писателя Зелией Гаттаи, побывать в доме Амаду в районе Риу-Вермелью в Салвадоре, где в саду под деревом захоронен прах литератора, всего несколько дней не дожившего до 89-лет. Как известно, Амаду с юности был революционером и коммунистом. Знал он, что такое аресты и тюремное заключение. Дважды ему приходилось уезжать в эмиграцию. В общей сложности шесть лет прожил он в Советском Союзе. Как свидетельствовала Зелия Гаттаи, "до последних дней Жоржи интересовался всем, что происходит в вашей стране. И, бывало, огорчался, особенно после 91-го года". При этом Амаду в конце жизни с присущей ему искренностью признался: "Та идеология, что представлялась нам когда-то кристально чистой и безупречно научной, что смутила душу не одного интеллигента... оказалась догматической химерой".

Сегодня в Салвадоре состоится презентация проекта по превращению дома Жоржи Амаду в мемориальный центр писателя. Нет сомнений, что он будет пользоваться большой популярностью. Амаду любил собирать сувениры, хранил многочисленные подарки, полученные за долгие годы, наполненные дальними поездками. Буквально за каждым из них стоит история 20 века и незаурядные люди, с которыми писателя сводила судьба. Автору этих строк во время посещения дома Амаду бросился в глаза лежавший на полке клык моржа, украшенный резьбой и рисунками. Довольно странно смотрелся он в доме, укрытом тропической зеленью. "А…, это? Это нам подарил Илья Эренбург, они с Жоржи были дружны", - пояснила перехватившая удивленный взгляд Зелия Гаттаи.

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама