Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Все великие дирижеры – диктаторы. Марк Горенштейн

26 августа 2011, 18:08 UTC+3
Письмо оркестрантов в Министерство культуры стало для худрука ГАСО им. Е.Ф. Светланова полной неожиданностью.
Материал из 1 страницы
Поделиться
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'HH:mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'HH:mm:ss') || '12:04'}}
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'mm:ss') || '12:04'}}
{{qualityItem | uppercase}}
HD .mp4 Высокое качество
SD .mp4 Среднее качество
AU .mp3 (11.08 MB) Аудио дорожка

 

[ текстовая версия ]


Письмо оркестрантов в Министерство культуры стало для худрука ГАСО им. Е.Ф. Светланова полной неожиданностью.

- Марк Борисович, спасибо, что нашли время встретиться с нами. Обычно интервью с деятелями культуры такого масштаба как вы, начинаются с обсуждения творческих планов, новых проектов, но нынешняя ситуация диктует обратное. В центре внимания оказался внутренний конфликт в Государственном академическом симфоническом оркестре, который начался с письма, подписанного артистами ГАСО. Стало ли это обращение неожиданностью для вас?


- Вы знаете, полной неожиданностью, потому что у нас был очень трудный год. У нас в коллективе всегда были нормальные отношения, знаете, среди 100-120 человек невозможно, чтобы все друг друга любили, это нонсенс. Но надо понимать, что есть такая аксиома, что дирижер или дирижеры и музыканты оркестра - антагонисты по своей профессии. Это изначальная позиция. Я считал всю жизнь, и 18,5 лет работая в Москве, - я поработал 8 лет заграницей, - я считал, что я должен привить такие отношения в оркестре, чтобы люди все были друзьями, чтобы это была семья. Потому что на Западе принято так, что ты за пультом - абсолютный диктатор, а вышел из-за пульта, пошел в свою комнату, в этот момент к тебе может подойти оркестрант, положить руку на плечо – это не считается зазорным. Люди разговаривают просто как семья. Они спрашивают, задают вопросы, ужинают вместе. Но они так воспитаны, что как только дирижер выходит за пульт, такие отношения заканчиваются, и начинается нормальная работа. Я пытался это делать. В «Молодой России» - в моем прежнем оркестре это лучше получалось. В Государственном оркестре, когда я туда пришел, ситуация была не просто сложная, а архисложная. Оркестр бунтовал до 2000 года. Практически как сейчас. Война велась с великим человеком по фамилии Светланов три года. В чем была проблема? На то, что он с ними не работает, он их бросил, им нечего кушать. Но в отличие от той ситуации, ко мне такие претензии предъявить невозможно. Я все эти годы работал только здесь. Я очень мало ездил. Я работал как раб на галерах. И все эти годы ко мне со стороны Министерства культуры не было ни одного нарекания. Я получил звания Заслуженный деятель искусств, потом еще культуры, потом Народный артист, потом премия Правительства, орден «За заслуги перед Отечеством». Все было гениально и замечательно. Но этот год был очень тяжелый. Выразилось это в том, что 11 марта произошло землетрясение в Японии, с цунами, со всеми прелестями. Есть Государственный оркестр, есть государственная служба, есть служба, которая подписывает, что этот оркестр гастролирующий. Я провел собрание не с целью посоветоваться, а с целью понять, кто настроен ехать. Я спросил, кто хочет ехать и не хочет, и положил листы, попросив рядом расписаться. Получилось почти 50/50 – 48 «за», 48 «против» и несколько человек, которые не подписались. То есть всего в поездку должны были ехать 106 человек. До этого я долго убеждал. В итоге я после долгих убеждений уговорил из этих 48 человек – 31. Но 17 человек находились в полной истерике. В итоге 17 человек уволились по собственному желанию. Я не увольнял ни одного человека своим приказом. И для нас сложилась страшная ситуация, когда надо было набирать других. Мы набрали. Все было нормально, мы съездили в гениальную поездку в Японию, в которой я был много раз, сбился со счету, но такой поездки не было никогда. Приехали в полном счастье, получили большие деньги, при этом, что зарплата здесь сохраняется, потому что у нас никогда деньги за границей не входят в оклад. Спокойно отдохнули двенадцать дней после этого ужаса. И начали работать к конкурсу Чайковского. Начали репетировать к конкурсу Чайковского, все замечательно отрепетировали, но на конкурсе Чайковского случился скандал... Людей принципиальных и порядочных, которые за правду готовы биться, не очень много на этой земле, не только в нашем оркестре. Итогом выкручивания рук стало шестьдесят две подписи, но тридцать или двадцать пять человек, несмотря на все угрозы, не подписали. Это довольно много я даже не ожидал такой цифры. Откуда появилось письмо, я абсолютно уверен, что это провокационно рейдерская история по захвату моего места.

- Марк Борисович, и все-таки сможете ли вы продолжить работу в оркестре с артистами, подписавшими письмо или компромисс не возможен?

- Все эти люди, большинство из которых сегодня сидят в оркестре, это люди, которых я воспитал, 90% этих людей это мои ученики. Мы вместе сделали великий оркестр мы вместе я это утверждаю не они одни, не я один а мы делали это вместе, а в оркестре, как и в каждой семье бывают проблемы вот может муж с женой могут поссориться пол года не разговаривать или не жить или уйти а потом вернуться и опять замечательно жить, любить и таких примеров в жизни миллионы это точно такая история. Но обращают внимания на то, что музыканты которые слабые по воли подверглись нажиму и подписали эту историю, ну как выражаются в одном замечательном издании мстить человеку сидящему на шестом пункте который толком ничего не сделал, кроме того, что подписал эту глупость, а мстить этим людям глупо и бессмысленно и не имеет никакого смысла потому это ни к чему не ведет и если я вернусь, а это большой вопрос, мне нечего мстить

Совсем недавно мы с болью следили за ситуацией в театре на Таганке. Вот теперь ГАСО. Внешне ситуации очень схожи Вы не считаете это каким-то совпадением?

Я не знаю ситуацию в театре на Таганке у меня нет никаких по этому поводу сведений и оснований, артисты, которые ну как сказать ну взбунтовались против великого с моей точки зрения режиссера, который создал себе славу вот этой Таганкой которая гремела на весь мир и была одним из лучших театров подчеркиваю не страны а мира, это не самая красивая история которая их красит. Я не знаю правы они или не правы. Правда было столько денег что надо было заплатить гонорары или.....Я не знаю у меня нет сравнений, но эти ребята мои они же у них есть две проблемы они ничего не пишут по поводу художественной истории и слава богу они не осмелились написать что я уводил деньги. Понимаете я никогда в жизни ни увел ни одной копейки это моя принципиальная позиция с тех пор как мне было двенадцать лет, она связана с личными домашними делами, и я больше никогда взял себе за правило, что я никогда с нашим государством ни в какую игру не играю все. И поэтому музыканты об этом написать мне не могут, вот эти все тексты, которые они произносят, это лишь бы демагогически что-то объяснить, Я же пытаюсь со всеми разговаривать на языке фактов

- Марк Борисович, каким должен быть статус-кво творческих коллективов, чтобы избежать повторения подобной ситуации?

- Не бывает других статус кво кроме абсолютно диктаторского управления за пультом в любом коллективе, будь то театр, будь то... знаете был великий театр Товстоногова, Товстоногов умер, артисты остались те же, а театра не стало. Не бывает так, Караян был великий дирижер, он был диктатором 100 процентным, Мравинский был диктатором, проработавшим 45 лет таким, когда он поднимал глаза на оркестр они бежали за валидолом, был диктатором и Светланов. Не может быть, чтоб в футбольной команде был главный тренер, а 11 человек бежали в разные стороны, кому куда хочется, так не бывает. Да, я диктатор за пультом и у меня нет в этом никаких сомнений, только так можно достичь результата, но после репетиции все должны быть друзьями что я и пытался делать, это была моя ошибка, которую я постараюсь исправить. Я больше никогда в такие теплые дружеские отношения с музыкантами не войду, правда не знаю сколько осталось, но это будет так.

- Марк Борисович, ситуация в которой вы оказались которая не располагает, конечно, к концертной деятельности, тем не менее мы желаем Вам успеха и надеемся, что все неприятности окажутся позади, и не повлияют на ваши творческие планы.

Наиля Махмудова, Андрей Боровой
(Москва)

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама