Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Эдвард Радзинский: жизнь Александра II - это роман

11 декабря 2013, 18:50 UTC+3

Писатель размышляет об истории террора в России и о том, что значит выстрелить в царя

Поделиться
Материал из 1 страницы
Поделиться
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'HH:mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'HH:mm:ss') || '07:07'}}
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'mm:ss') || '07:07'}}
{{qualityItem | uppercase}}
HD .mp4 Высокое качество
SD .mp4 Среднее качество
AU .mp3 (6.52 MB) Аудио дорожка

На днях в издательстве АСТ вышла книга Эдварда Радзинского «Князь. Записки стукача», повествующая о событиях времен императора Александра II. В интервью ИТАР-ТАСС автор рассказал, зачем он снова вернулся к эпохе царя-реформатора, откуда появился террор в России и почему он согласился на экранизацию произведения.

- АСТ называет вашу книгу детективным романом, вы согласны с такой формулировкой?

- Они просто немного путают. История загадочна, и вы разгадываете не детективную историю, а загадку истории. Как только вы сталкиваетесь с тайной полицией, вы погружаетесь в мир не простого детектива, а в мир величайших интриг. Внутри трона, как всегда, начинают бороться группировки. Это всегда. И они начинают использовать департамент полиции. К кому он примкнет? И в результате, как рассказывается в книге, там же молодой человек, которого они вербуют, из знаменитого рода Рюриковичей, как только он попадает туда и у него появляется возможность, он начинает играть свою партию. Партию вне департамента полиции. Он позволяет себе вести свою интригу. И так все.

- Зачем еще одна книга об Александре II? Ведь одна уже есть.

- Дело в том, что жизнь Александра II - это роман. Когда я пересказывал ее западным издателям, они смотрели с испугом, они думали, может, это все-таки роман, который я пересказываю? Нет, это была его жизнь. И она толкала на подробный рассказ. А жизнь народовольцев? Они приходили с величайшими идеалистическими идеями. Любимое слово - идеал. Чем кончилось? Убийством невинных людей. Потому что террор - это обязательно убийство невинных людей. При взрыве в Зимнем дворце - мясорубка из пятидесяти - кого? - гвардейцев. А кто они? Это крестьяне, одетые в солдатские шинели.  

- Читатель у этих двух книг все тот же? Или это разные читатели?

- Все тот же, уверен. Это тот же читатель, который будет слышать в этой книге мой голос. Потому что они написаны как телевизионный репортаж с места событий. Там все время есть картинка. Я все время забочусь, чтобы они видели то, что вижу я. Потому что главная притягательность этих книг в том, что это путешествие во времени.

- Вы много говорили, что император начинает вести дневник после первого покушения. Это первый выстрел в царя. Это действительно переломный момент в истории?

- Это не просто выстрел. Это убийство ауры неприкосновенности царской семьи. Ведь до этого их убивали гвардейцы, но убивали тайно. Один умер от геморроидальной колики, как сообщила Екатерина II о своем супруге, другой умер просто от удара. Но народ-то не знал. Для народа они умерли своей смертью. Ведь что такое царь? Вы знаете, что на поезд царский крестились? И Великий князь Николай Николаевич в разговоре о царе говорит: «Он лишь отчасти человек». Потому что после того, как он принимает обязанности наследника, он перестает для православных верующих быть просто человеком. Выстрел в этого полусвятого человека чудовищен. И поэтому Достоевский врывается, кричит: «В царя стреляли! Убили!» Он знает, что надо сказать «убили», потому что убили эту ауру.  

- Случилось первое покушение. Потом последующие. Александр пытался как-то это остановить? Что он делал? Или он, может, в чем-то ошибся?

- Он ни в чем не ошибся. Он приостановил реформы. Появились молодые люди, которые сказали: «Ах, так!» То есть общество-то соблазнено. Оно хочет на всех парах вперед. И появился террор. Таким образом, отцом террора в первое время можно также считать государя Александра II. 

- Это первая экранизация, которую вы разрешили. Почему раньше вы не соглашались? И почему теперь?

- Это очень киношная эпоха. Но такого классического голливудского кинематографа. И еще невероятно человечного. Люди пишут письма, они не звонят по телефону, они встречаются друг с другом. Назначают встречу. Посылают слуг. Это красиво. Я пытаюсь рассказать не о политике, обращенной в прошлое, а том результате, который я понял, занимаясь историей. И пытаюсь на телевидении осуществить то же самое: путешествие в прошлое.

- С изучением эпохи Александра II вы закончили?

- Она привлекательна, очень. Я думаю, изучение закончено только отчасти, потому что я явно буду писать биографию Ленина.

Беседовали Илья Луданов, Максим Зайцев, Дмитрий Виноградов
ТАСС ТВ, Москва

 

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
Новости smi2.ru
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама
источников много
ГЛАВНЫЙ ОДИН
Читайте ТАСС в Яндекс.Новости