Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Ближневосточный перекресток: смягчение отношений между Ираном и США может усложнить ситуацию в Сирии

27 сентября 2013, 9:01 UTC+3 Иван Сухов (ИТАР-ТАСС, Москва)
Что послужило причиной раскола сирийской вооруженной оппозиции
Материал из 1 страницы
Фото EPA/MAYSUN

Фото EPA/MAYSUN

Фон Генеральной Ассамблеи Объединенных наций с одной стороны выглядит позитивным, а с другой – внушает определенные опасения. Явные доброжелательные сигналы, которые – чуть ли не впервые с 1979 года – адресовали друг другу Иран и США, могут изменить расклад сил в Сирии.

Этот расклад трудно назвать балансом – потому что баланса в Сирии не наблюдается. Но уже ясно, что раскол внутри лагеря, ведущего войну против правительства Башара Асада, проявлявшийся особенно ярко в течение последних нескольких недель, когда радикальные исламисты то сражались, то мирились со своими же соратниками по борьбе, произошел. Теперь трудно представить себе какое бы то ни было реверсивное движение.

Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил в том виде, в каком она появилась и существовала почти весь последний год, больше нет: 13 радикальных джихадистских группировок, составляющих костяк антиправительственных сил, отказались ее поддерживать. Это означает, что даже если Запад окажет всевозможную, в том числе и военную, поддержку Национальной коалиции и в итоге приведет ее к власти в Дамаске, гражданская война на этом не закончится, а просто вступит в новую фазу. Причем противостоять джихадистам, которые ни минуты не скрывают, что представляют в Сирии "Аль-Каиду" и воюют отнюдь не за торжество демократии, а за установление исламского, шариатского государства, в этом случае будет не сохраняющее определенную общественную поддержку правительство Асада, а горстка политиков, которые не смогли утвердить свой авторитет даже внутри оппозиционного движения.

Демарш джихадистов был более чем предсказуем. Оставалось только умиляться восточной корректности радикальных мусульманских форумов, до последних дней избегавших лишнего неосторожного слова в адрес Соединенных Штатов. Пока сохранялась вероятность, что американские «томагавки» уже в ближайшие дни помогут им сокрушить ненавистного Асада, можно было, что называется, прикусить язык и временно забыть об обычной исламистской риторике, обличающей Америку как главное мировое зло и источник греха. Как только стало ясно, что Штаты на самом деле ищут возможность избежать втягивания в военный сценарий разрешения сирийского кризиса и с явным облегчением воспринимают предложения относительно постановки сирийского химического оружия под международный контроль, все вернулось на круги своя. Разумеется, "Аль-Каида" не будет поддерживать Национальную коалицию, учрежденную, к слову, при поддержке американцев, если эта поддержка перестает гарантировать вмешательство в конфликт американских самолетов и ракет на ее стороне. И Национальная коалиция повисает в воздухе.

Второй – а возможно, и первый фактор – это фактор Ирана. Набор позитивных сигналов, которыми обменялись президенты Обама и Роухани накануне Генассамблеи, пока не позволяет считать, что в ирано-американских отношениях наступил стратегический разворот. Но новая риторика, включающая, к слову, миролюбивое обращение Роухани к американцам на английском языке посредством канала CNN, и его же комментарии относительно признания Холокоста, в какой-то степени сравнима по резонансу с первыми сообщениями о перестроечных советско-американских встречах на высшем уровне.

Не факт, что наметившаяся динамика получит развитие. И не факт, - как это было с российско-американскими встречами, - что она, эта динамика, вместе с внешнеполитической разрядкой, не принесет внутреннего коллапса Ирана. Но пока то, что происходит в американо-иранских отношениях, выглядит весьма многообещающе. Если это действительно окажется началом прорыва, администрация Обамы сможет записать себе в актив достижение, которое с лихвой «выкупит» затянувшуюся сирийскую двусмысленность и нерешительность.

В какой-то мере это шанс Обамы. Достичь "разрядки" с Ираном – значит сломать целую систему клише, накопившихся в обеих странах. Примирение с заклятым врагом, страной "оси зла" - то, что, скорее всего, не запишет в свою предвыборную программу ни один из кандидатов на следующих президентских выборах. Следующая администрация, скорее всего, будет республиканской, а республиканцы смотрят на иранскую проблему явно иначе, чем Барак Обама и Хусейн Роухани. Это значит, что шанс в руках Обамы. И если он будет реализован, это действительно многое поменяет на Ближнем Востоке.

Если Иран в результате наметившегося потепления выйдет из изоляции, перестанет восприниматься как пария, нормализует свои отношения с Израилем, он сможет стать вторым – или, вернее, третьим полюсом в исламской части западной Евразии. Он уравновесит Саудовскую Аравию и Эмираты, которым при любых условиях придется продолжать сотрудничество со Штатами – это их основной покупатель, и Турцию, все активнее пытающуюся претендовать на собственную самостоятельную роль в региональной политике.

Поскольку война в Сирии во многом является не только внутренней гражданской войной, но и периферийным конфликтом между Ираном и суннитскими монархиями Персидского залива, Иран получил бы шанс превратиться из стороны конфликта в заинтересованного участника его урегулирования.

Такое развитие событий, вероятно, устроило бы Асада: у него в тылу появился бы союзник, присутствие и участие которого не требовалось бы больше скрывать. Иран, находящийся на грани конфликта со всем миром, и Иран, пытающийся наладить отношения со всем миром – это ресурсы абсолютно разного порядка.

Асад не выглядит приемлемым для Запада, и это всерьез осложняет открывающиеся американо-иранские перспективы. Этим перспективам сирийский конфликт объективно мешает. Но одно, увы, неотделимо от другого. Тем выше мотивация Ирана принять легальное участие в разумном умиротворении Сирии – в конечном счете, не принципиально, с Асадом или без него. И тем, разумеется, выше градус ненависти джихадистов, которые еще недавно надеялись чуть ли не на прямую военную поддержку американцев, а теперь становятся свидетелями еще не дружеского рукопожатия, но уже относительно доброжелательных контактов двух своих злейших врагов – Ирана и США.

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама