Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Валерий ЛЕБЕДИНСКИЙ: в "Сибирском аграрном холдинге" уже нечего спасать

18 апреля 2014, 13:00 UTC+3
Сегодня в большинстве предприятий и хозяйств холдинга введено внешнее управление, тысячи людей уволены, работает только часть бизнес-подразделений
Поделиться
Материал из 1 страницы

Год назад для управления активами "Сибирского аграрного холдинга" (САХО), часть из которых готовилась к банкротству, Павлом Скурихиным (владелец компании) и Сергеем Солоусовым (председатель Совета директоров САХО) был назначен независимый директор Валерий Лебединский. Сегодня в большинстве предприятий и хозяйств САХО введено внешнее управление, тысячи людей уволены, работает только часть бизнес-подразделений. Можно утверждать, что история САХО, как единой структуры, закончена. Вместе с этим, в СМИ появляется информация о хищениях в компании, скандалах с инвесторами и многочисленные заявления всех участников конфликта.

 

Валерий Владимирович, как Вы попали на работу в САХО? Какие перед Вами ставились задачи?

В предприятиях "САХО" основным участником являлась кипрская компания "Таннелсон Холдингс Лимитед" Павла Скурихина, либо аффилированные с ней лица. Ряд компаний холдинга принадлежат физическим лицам – соратникам г-на Скурихина, которые принимали меня на работу по его указанию. В компании есть Совет директоров в главе с Сергеем Солоусовым (бывшим топ-менеджером инвестиционной компании "Метрополь" и А1). Он проводил стратегические переговоры реструктуризации задолженности с банками-кредиторами. Я предполагал, что роль "управляющего звена" будет отведена мне, однако Скурихин и Солоусов решили иначе и я сосредоточился только на операционных вопросах компании.

Спустя год я констатирую, что был обманут в своих ожиданиях. Солоусов, на собеседовании, обещал, что банки готовы к переговорам и необходимо только предложить им новую финансовую модель развития компании. Я поверил ему, и включился в работу компании. Но получив доступ ко всем источникам информации, сведя в единую математическую модель все доступные данные, я понял, что компания просто не может существовать с долговой нагрузкой больше 4-5 млрд. руб. А долгов у "САХО" было 20 млрд. руб.

С середины 2011 года в "САХО" были перебои с выплатой зарплаты, на начало 2013 года долги персоналу достигали 60 млн. руб.! А неуплаченные налоги – больше 738 млн. руб. (на 01 января 2013 года). Но эти данные, я узнал гораздо позже.

Мне удалось начать проведение аудита "САХО". Надо было проверить больше 130 компаний. Результаты были удручающими – в холдинге искажалась финансовая отчетность. Компания работала с предельно низкой эффективностью. Но в финансах было реализовано нечто вроде "кредитного пылесоса" по выкачиванию заемных средств у банков  Павел Скурихин и Сергей Солоусов знали об этом.

Эта информация помешала привлечению новых инвесторов и фиксации договоренностей с банками про реструктуризацию задолженности "САХО"?

Информация о "финансовом пылесосе САХО" со всей очевидностью, с фактами и цифрами стала известна мне ближе к осени 2013 года. В начале года инвесторы для компании были – например, бизнесмен Леонид Маевский, которому Павел Скурихин и Сергей Солоусов настойчиво пытались "продать" компанию "САХО". Правда, сделать на самом деле они этого не могли – уже тогда все зарубежные активы компании "САХО" и лично Скурихина были под арестом Лондонского суда в интересах российских банков и никакие юридические действия с ними были невозможны.

Я присутствовал на переговорах Скурихна и Солоусова с г-ном Маевским и банками-кредиторами. Сейчас я понимаю, что всех их вводили в заблуждение относительно истинного финансового положения и перспектив развития "САХО". Управленческая отчетность, которую им показывали, была приукрашена и заведомо приукрашивала возможности компании.

"Команда Скурихина" сознательно завышала стоимость весенних полевых работ 2013 года. Завышался необходимый объем ГСМ, ремонтных работ и т.д. Я обратил внимание инвестора на этот факт и попытка получить средства для нецелевого использования "командой Скурихина" была пресечена.

Из выделенных г-ном Маевским в "САХО" кредитов значительная часть не возвращена ему до сих пор. Кстати, 20 млн. руб. из этих денег пришлось тратить на покупку фуражного зерна для 6 тыс. голов крупного рогатого скота. Оказалось, что запасы кормов  были проданы зимой 2012-2013 гг. по распоряжению Скурихина, а деньги выведены неизвестно куда.

Когда я принимал дела в "САХО", я обнаружил, что многие документы в бухгалтерии уничтожены или отсутствуют. Например, из периметра группы "САХО" исчезло целое химическое  направление – производство средств защиты растений, оставив на группе миллиардные долги (т.н. "Сахо-Химпром"). Долг перед Россельхозбанком только по "химическому"  направлению (полученный, кстати, под государственные гарантии) составляет в номинальном выражении  860 млн. руб. В суде находятся иски ЗАО "Росэксимбанк" к другой компании, осуществлявшей ранее экспортно-импортную деятельность в пользу производственных структур химического направления САХО на сумму свыше 11 млн. долл. США. А выкупленные химические активы в течение 2011 года перетекли под марку "Доктор Фармер". Мои вопросы Скурихину на этот счет игнорировались, а Солоусов отвечал мне прямым текстом, чтобы я "не лез не в свое дело".

Когда на самом деле начались банкротства в "САХО"? Кто готовил компанию к этому процессу?

После того, как я познакомился с делами "САХО", я обнаружил, что первые процедуры подготовки к банкротствам были начаты еще в 2011 году. По распоряжению Скурихина был создан "Блок Б" - отдельная рабочая группа, задачами которой была маскировка отчетности группы "САХО" и проведение "контролируемых банкротств". Со ссылкой на Скурихина сотрудники этой группы говорили о том, что их основная задача – "не платить банкам и не платить налогов".

Я не являлся специалистом в области банкротного законодательства, и это направление вела исполнительный директор Компании Анна Петракова. До осени 2013 года, несмотря на разногласия по вопросам управления с Солоусовым, я был убежден, что "САХО" действует в правовом поле.

Поколебала мою уверенность схема с многомиллиардными внутригрупповыми займами. С подачи Петраковой, связанные компании выдавали друг другу фиктивные займы. Это "раздувало" консолидированный баланс, создавало видимость крупных оборотов. Часть этих займов не была отражена в бухгалтерском учете, а мирно дожидалась своего часа для активации в "экстренных ситуациях". Пригодились юристам Скурихина и Солоусова эти внутренние долги в процедуре банкротства компаний "САХО". На судебном заседании появляется практически неограниченный объем нужных обязательств, "отжимая" госбанки для назначения своих арбитражных управляющих. Они даже голосовали на собрании кредиторов фиктивными требованиям! Например, на собрании кредиторов ЗАО "Красносибирское", представители Скурихина в феврале 2014 года проголосовали за кандидатуру арбитражного управляющего требованиями на 1,195 млрд. руб. И так по целому ряду банкротных юрлиц в 2013-2014 гг. требования по внутригрупповой задолженности САХО в размере нескольких миллиардов рублей уже признаны судом и включены в реестр кредиторов. Этими обязательствами Скурихин распоряжается по своему усмотрению – когда хочет, то признает их, а если это вредит его интересам, оспаривает их существование.

Долго не было понятно какой уровень долгов есть у "САХО". Г-н Скурихин, не комментировал ситуацию, уходя от ответов на прямые вопросы. Можно ли прояснить ситуацию?

Неудивительно, что г-н Скурихин молчал - ситуация там катастрофическая. 18 млрд. рублей  – это лишь часть объема задолженности САХО перед банками и не включающая в себя требования налоговых органов, Пенсионного фонда, коммерческих компаний и т.д. А есть еще кредиторы небанковского сектора - Росагролизинг (около 900 млн. руб.), ТГИ-лизингом (20 млн.), Башнефть и т.д. На начало 2013 года долги по налогам составили 738 млн. руб. – эти деньги копились в течение пяти лет! И еще есть пени за просрочку, штрафы и т.д. "Набегает" больше 20 млрд. руб. Часть банков (например Омский Сбербанк) уже воспользовались правом получить возмещение неоплаченных долгов по госгарантиям, которые г-н Скурихин каким-то чудом получил. То есть, за его невозвраты сотни миллионов рублей заплатило Правительство РФ. По сути – налогоплательщики.

Интересно, что осенью 2013 года приставы-исполнители ФССП по Новосибирской области... прекратили производство по взысканию долгов г-на Скурихина по его личным поручительствам. У него не обнаружили имуществ на территории РФ. А за рубеж наши приставы пока не дотянулись. Только ВТБ активен в том же Лондоне, как я вижу из СМИ. Но как можно было "решить вопрос" с тем, чтобы всем банкам приставы отправили свое решение о прекращении процедуры взыскания за отсутствием имущества у г-на Скурихина на территории РФ? Он выдал личных поручительств на многие миллиарды рублей. Тому же Платону Лебедеву из Юкоса-Менатепа за долг в 17 млрд. руб. не выдали загранпаспорт. Г-н Скурихин, имея долгов куда как больше, спокойно перемещается за границу к своим итальянским активам (например, завод Bassanina, порт Nadep Ovest и т.д которыми руководят его доверенные лица Александр Радчиков и Роман Крутень), избирается в Общественный совет при Минсельхозе, считает себя советником Министра Сельского хозяйства.

Можно ли привести конкретные, с цифрами, претензии к отчетности "САХО"? Как было на самом деле и что говорили инвесторам?

Приведу основные, "реперные" точки по которым мы нашли наибольшее расхождение. В компании "САХО" есть отчетность за 2007-2010 год, прошедшая полноценный аудит. По результатам обследования одной крупной иностранной аудиторской компании, убытки САХО еще в 2007 году, когда были активные займы, составляли больше 500 млн. руб. Спокойный год, цены пшеницы, муки, хлеба были близки к максимальным, а компания работает с убытком. Неудивительно, что отношения с западными аудиторами после таких заключений были расторгнуты. С тех пор "САХО" аудировали в России вместо МСФО по РСБУ – компания "МИАЛаудит" из Новосибирска.
В следующем, 2008 году, убытки составили 237,4 млн руб. – вроде бы сказался финансовый кризис. При этом, компания активно привлекала внешнее финансирование от банков. Дальше следите за руками. Чистые активы холдинга по данным 2008 года были зафиксированы на уровне минус 112,5 млн. руб. Но вот 2009 год по документам начинается с плюса — плюс 121,3 млн. Интересно, что c 2009 года во всех компаниях, входящих в "САХО", произошел взрывной рост расходов будущих периодов. С 662 млн. до 1,8 млрд. руб. в год. Где эти деньги "заблудились" и кому достались, сказать трудно.

В 2010 году убыток — 1,4 млрд. руб., а за 4 года этот показатель в "аудированном" виде составляет 2,7 млрд. руб. "Дыра" в активах составляет 5,9 млрд. руб. То есть еще 4 года назад компания была на грани смерти. И с тех пор ситуация не стала лучше.

Сегодня одним из наиболее актуальных вопросов являются весенние полевые работы. Что происходит в сельскохозяйственном направлении "САХО" сейчас?

Если одним словом, то это катастрофа. Благодаря действиям "команды Скурихина" у САХО больше нет своей земли. Никакой. Практически все, что в собственности, заложено по кредитам, по которым не платили. То, что было в аренде, из-за невыплаты арендных платежей, собственники и местные власти раздают другим арендаторам.

Когда я стал знакомиться с состоянием земли и ее расположением, то буквально пришел в ужас. В 2005-2007 гг. землю покупали по принципу "берем все, что угодно, лишь бы больше". Только 25% от 360-400 тыс. га земель "САХО" можно было нормально обрабатывать. Остальное надо было чистить и раскорчевывать, либо участки были расположены далеко от производственных баз и своих машинно-тракторных станций. По бумагам за эти земли платили сумасшедшие деньги, а по факту они являются третьесортным товаром. Да еще на их "обработку" списывались сотни миллионов рублей в год. Суточный холостой пробег техники, чтобы приехать с участка на участок, мог составлять до 200 км в день.

Как мне рассказывали старожилы компании, все это покупалось для формального увеличения земельного банка, чтобы можно было взять больше кредитов. Для "создания картинки" сев могли осуществлять в июне-июле, буквально разбрасывая зерно по полям без проведения необходимых подготовительных работ - просто, чтобы показать отчетность банкам, которые давали средства для "операционной деятельности" компании.

Удручающая ситуация у "САХО" и с семенами, фуражом и кормовой базой. Весь семенной фонд холдинга был продан в 2012, сеять было нечего еще в прошлом году. Тогда г-н Маевский выделил средства для проведения сева и сбора урожая. И сотрудники "САХО" тогда сработали отлично - посеяли 36 тыс. га в Новосибирской области, средняя урожайность в Новосибирской области составила у нас 21,6 ц/га, по компании в целом  19,5 ц/га (2012 – 13 ц/га, 2011 – 16 ц/га).

В этом году полевых работ в холдинге не планируется. Компании "САХО" банкроты, находятся в предбанкротном состоянии, либо испытывают серьезные финансовые затруднения. Из-за массированного вывода оборотных средств в конце 2012 - начале 2013 года, у меня нет возможности провести финансирование весенних полевых работ. Новых инвесторов у компании нет – "САХО" до сих пор не рассчиталась с г-ном Маевским за финансирование сезона 2013. Компании "САХО", находящиеся в банкротстве, не могут привлекать банковское финансирование.

Я слышал, что у компании "Рассвет" Леонида Маевского есть планы провести сев на площадях банкротных компаний, входящих в "САХО": это "Красносибирское", "Солнечное" и "Новопетровское". Их земли расположены в Ордынском и Кочковском районах Новосибирской области. Будет хорошо, если министр сельского хозяйства Новосибирской области г-н Иващенко поможет договориться по поводу аренды земли с арбитражными управляющими от "Россельхозбанка" и посевная пройдет нормально. Это даст работу людям, которые в противном случае будут уволены.

А что происходит с хлебозаводами компании? Есть информация об остановке предприятий, массовых увольнениях и т.д.

С помощью аудита мы обнаружили, что стоимость хлебопекарного оборудования с итальянского завода Bassanina (он тоже принадлежит Скурихину), приобретенного в 2007-2009 годах на кредитные средства, была завышена более чем в три-пять раз. Например, каждая линия по производству батонов вместо 1,8 млн. руб. покупалась "САХО" за 5,5 млн. руб., вращающаяся печь Roller стоила компании 1,4 млн. руб. вместо 900 тыс. руб., а система для очистки воды Technoshui вместо 600 тыс. руб. стоила "САХО" 2,2 млн. руб. Самая большая разница упаковочной машины Carrera - вместо 700 тыс. компания заплатила... 10 млн. руб. за каждый комплект оборудования! Было поставлено больше 30 комплектов оборудования с балансовой стоимостью больше 980 млн. руб.. При этом, больше половины хлебозаводов так и не были запущены в работу.

Странно строились и сами заводы. Предприятия, в Алатыре, Каратуне, Красном Куте, Горном начали работу в 2009 году. С 2009 по 2013 год они принесли убыток в 50 млн. руб. Основная причина - низкий объем производства, обусловленный территориальным расположением предприятий. Их строили не как бизнес-проект, целью было освоение кредитных средств на закупку оборудования.

Весь бизнес хлебопекарного направления "САХО" делился на три части. Компании, владеющие имуществом (производственные площади, оборудование и земля), производство, которое занималось эксплуатацией активов (эти компании принимали на работу персонал, платили зарплаты), и совершенно отдельные сбытовые структуры, получавшие выручку. Благодаря этому при необходимости можно было быстро менять "производственные компании", которые не платят налогов и накапливают долги. Я возражал против такой системы "работы", но мои доводы не были услышаны. Все оставалось, как и прежде.

Но зимой 2014 я был уволен с поста генерального директора коммерческих  компаний холдинга. На мое место были поставлены Владимир Мальков и Алексей Сорокин, подконтрольные Павлу Скурихина. Новые директора обналичили всю выручку на этих компаниях и поставили заводы на грань банкротства. Перехватив управление на компаниях, куда поступала выручка от торговых сетей за хлебобулочные изделия ("Искитим-Хлеб", "Хлебомир", "Хлебные просторы", "Хлебные традиции" и т.д.) они перестали платить заводам за продукцию, поставщикам за электричество и муку, а людям - зарплату. Именно поэтому был остановлены хлебозаводы в Искитиме и Алатыре. Чудом нам удалось спасти от остановки "Форнакс" в Омске.

Под моим руководством хлебопекарное направление в компании весь 2013 год работало стабильно хорошо. Нам удалось не только остановить падение объемов производства (2012/2011 падение 8,7%, 2013/2012 падение 0,5%), но и по отдельным хлебозаводам увеличить объемы. В Ордынке прирост 53%! В Калачинске - 20,3%, в Родино - 16,9%. Но что будет дальше? На этом низкомаржинальном рынке за 10 месяцев 2013 года я увеличил размер выручки на 10,4% по отношению к 2012 году. Мы приобрели 30 хлебофургонов, в 2011-2012 гг. транспорт вообще не приобретался. Мы сократили издержки управляющей компании по этому направлению на 25 млн. руб. ежемесячно. Но в конце года работа была нарушена возвращением "людей Скурихина".

Что известно о соглашениях г-на Скурихина по поиску новых инвесторов для "САХО"?

Я периодически вижу в СМИ заявления своих "руководителей" на эту тему, но никакая дополнительная информация до меня не доводится. Весной этого года я узнал о контактах Скурихина с представителями Invest AD (Инвестиционная компания Абу-Даби, ОАЭ). Читал в СМИ, что Invest AD, уже официально уведомил "государственные банки-кредиторы "САХО" о желании участвовать в проекте и вести переговоры по урегулированию вопросов его задолженности". Хочу в этой связи напомнить о проекте г-на Солоусова по привлечению инвестиционной группы Najd Investments из Саудовской Аравии к "спасению САХО". Кажется, были подписаны некие протоколы о намерениях, но дальше дело не двинулось. Сергей Солоусов обещал, что продаст саудитам весь урожай Сахо по мировым ценам. Может быть, Najd Investments даже вложил какие-то деньги. В этой связи хотелось бы предостеречь уважаемую компанию Invest AD от ошибок её предшественников.

Как человек, досконально знакомый с финансовой ситуацией в "САХО", хочу отметить реальную тяжесть ситуации в Компании. Практически все компании холдинга были перекредитованы, отягощены внутренними займами, активы заложены по договорам залога и поручительствам. С 2008 года активы холдинга были меньше обязательств. Единого холдинга больше нет. Работают только отдельные компании, причем без особенных перспектив развития. Здесь больше нечего спасать, в том числе с помощью стороннего инвестора - работа осталась только арбитражным и конкурсным управляющим, которые должны спасти для госбанков хотя бы что-то. Ну и, наверное, правоохранительным органам, которые должны расследовать финансовые преступления. Обо всем, что аудиторы нашли в "САХО", я проинформировал правоохранительные органы, поскольку не желаю иметь ничего общего с махинациями Солоусова и Скурихина. На должности генерального директора УК "САХО" я остаюсь только из-за желания помочь тем сотрудникам компании, которые оказались заложниками преступлений "команды Скурихина".

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Реклама
Реклама