Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

УрФУ становится генератором наукоемкого предпринимательства

1 июня 2015, 12:35 UTC+3
Интервью проректора крупнейшего в России федерального университета, профессора Сергея Кортова
Материал из 1 страницы
Поделиться
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'HH:mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'HH:mm:ss') || '01:25'}}
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'mm:ss') || '01:25'}}
{{qualityItem | uppercase}}
HD .mp4 Высокое качество
SD .mp4 Среднее качество
AU .mp3 (1.3 MB) Аудио дорожка
© ТАСС

Федеральные университеты создавались как полюса притяжения лучших российских и зарубежных умов, а инновационные инфраструктуры – для развития наукоемкого предпринимательства в этих супер-вузах. О том, как растет и развивается Инновационная инфраструктура крупнейшего в России федерального университета - Уральского – рассказал ТАСС проректор УрФУ по инновационной деятельности, профессор Сергей КОРТОВ.

- Сергей Всеволодович, прошло почти пять лет с момента создания Инновационной инфраструктуры УрФУ. Как развивается ее деятельность, сколько сейчас действует в вузе инновационных предприятий? Какова динамика – как по их числу, так и по генерации в них идей?

В конце 2010 года, когда была создана инновационная инфраструктура УрФУ, у нас действовало пять предприятий, сейчас – 80. В первое время можно было говорить о ежегодном удвоении, теперь – о приросте не более чем на 15-20 процентов.

Набрав опыт и количественную базу малых предприятий, отладив основные юридические, экономические, организационные механизмы, мы переходим в новую качественную стадию. В ней важно не количество проектов, а качество, способность заинтересовать стратегических партнеров, привлечь инвесторов и развиваться – то есть создать не один продукт, а целую линейку потенциальных продуктов.

Когда мы стали предъявлять достаточно серьезные требования к каждому проекту и пропускать его через фильтры экспертизы, то количество новых идей на выходе уменьшилось на порядок. Ведь мало высказать креативную и технически реализуемую идею – надо сразу понять, есть ли рынок, кто партнеры, кто конкуренты.

С начала 2015 года мы создали только четыре малых предприятия. И считаем, что впредь каждый год университет будет увеличивать их количество максимум на десять. Только так можно выдержать необходимый уровень качества.

Это – первый результат.

Второй – мы поняли, что проекты, кроме экспертизы, нуждаются в доводке. Эксперты могут ошибаться. Надо понять и пощупать руками самим – а есть ли в идее не только технический, но и рыночный потенциал? Если раньше мы ориентировались на мнения источников идей – ученых, то теперь – на рыночную оценку. Причем рынок иногда полностью меняет бизнес-стратегию. Дополнительно работаем над привлечением менторов – так в сфере инноваций принято называть консультантов, наставников, которые работают с проектами.

Чтобы люди с идеями нашли правильную бизнес-модель, мы стали создавать в конце 2014 года так называемые акселераторы. Первый в прошлом году – по информационным технологиям, в этом второй – в сфере производственных технологий. Акселератор – это специальная программа и одновременно среда, где проектная команда из идеи должна вырастить проект, может быть, не раз сменив его параметры. И только после этого проект выходит на всеобщее обозрение, поиск инвесторов и партнеров.

Третье. Мы создали финансовый инструмент развития проектов, который называется Фондом развития инноваций УрФУ. Мало кто готов финансировать проект на ранней стадии, каким бы многообещающим он ни был – что венчурный бизнес, что индустриальные партнеры. Они говорят: "Докажите что это работает, а потом посмотрим". Необходимость доказывать в таких случаях ложится на плечи университета.

Но сам университет не готов полностью нести эту ношу – поэтому в 2014 году был создан Фонд развития инноваций как стопроцентная "дочка" УрФУ. Это самостоятельное юридическое лицо, созданное в форме инвестиционного товарищества для развития стартап-проектов и малых инновационных компаний с участием УрФУ.

Фонд имеет право приобретать доли УрФУ в уже созданных малых инновационных предприятиях, а также участвовать в капитале вновь создаваемых стартапов. При этом рассматриваются проекты, инициированные представителями как УрФУ, так и его партнеров – институтов Уральского отделения РАН и университетов Уральского федерального округа.

- Все ли ваши предприятия успешны и зарабатывают?

Суммарный оборот инновационной инфраструктуры составляет сейчас порядка 580 млн рублей. Из них примерно половина – оборот малых инновационных предприятий. Каждый год привлекается порядка 100 млн рублей.

Но успешных предприятий, то есть вышедших на производственный оборот и серьезное привлечение инвестиций, всего около 20-25 процентов. Уровень отбраковки проектов, когда предприятие создано, а проект после определенного периода показывает, что он либо технически несовершенен, либо технологически невоспроизводим, либо рыночно нецелесообразен, составляет, таким образом, 75-80 процентов. Примерно три из каждых четырех предприятий фактически приходят к финишу с таким результатом, и только четверть готовы продолжать. Поэтому инновационный бизнес во всем мире считается высоко рисковым.

- Сопоставимы ли наши результаты с зарубежными?

Да, мы примерно вышли на мировой уровень. Вообще мировыми лидерами являются бизнес-инкубаторы, так называемые «теплицы» Израиля – там эффективность достигает 40 процентов. Стандартная эффективность по миру – 15-20 процентов. «Естественная» эффективность, когда проект, строго говоря, не получает поддержки, но, тем не менее, пробивается самостоятельно, составляет лишь три-четыре процента.

- УрФУ одним из первых в стране создал венчурный фонд. Будете ли делать следующий шаг – создавать центры коммерциализации, которых еще нет в стране?

Скажу так: станем делать в числе пяти первых. На Казанской венчурной ярмарке в конце апреля с четырьмя вузами-партнерами мы подписали соглашение о вхождении Международную ассоциацию центров коммерциализации, а 2-3 июня на конференции Startup Village в Сколково обсудим совместный пилотный проект. Будем искать форму и механизмы создания таких центров при каждом вузе…

- А кто, кроме вас, вошел в «первую пятерку»?

Кроме нас, в соглашение подписали Сколтех (Сколковский институт науки и технологий), два федеральных университета – Казанский и Северо-Восточный, Самарский аэрокосмический университет и новый казанский университет "Иннополис". Ранее в ассоциацию вошли Нижнегородский государственный университет (ННГУ) и Санкт-Петербургский НИУ информационных технологий, механики и оптики (ИТМО). Обсуждается участие Московского физико-технического института и томских вузов. По-видимому, первыми эту идею опробуют на практике ННГУ, Казанский и Уральский федеральные университеты, ИТМО и Сколтех.

- ТАСС уже рассказывал об изобретениях, которые родились в компаниях, входящих в инновационную инфраструктуру УрФУ. Давайте поговорим об этом. В частности, об электрохимическом сенсоре, анализирующем присутствие любых тяжелых металлов в пищевых продуктах. Какова его судьба?

Сейчас эти приборы уже в продаже. Но на рынке мы столкнулись с тем, что они требуются не только и не столько сами по себе, сколько в составе автоматизированных систем экологического контроля. Сейчас идут переговоры о разработке таких систем с использованием наших приборов. Результативно прошла выставка в Севастополе – взаимодействуем со Службой экологического и технологического надзора Республики Крым по вопросам проверки нескольких опытных экземпляров в полевых условиях.

- Также сообщалось и об особых фильтрах, сокращающих содержание вредных газов в выхлопах автомобилей. Что с этой разработкой?

Эту тему мы пока обсуждаем. Технически изделие сделать можно, а экономически – как правильно встроиться в производственный процесс наших крупных компаний, таких, как КамАЗ, АвтоВАЗ – пока не очень понятно. Сейчас мы ищем для этой разработки эффективную бизнес-модель.

- А что нового с Образцовой фабрикой бережливого производства ?

Проект развивается в плановом режиме. Завершится строительство, мы полагаем, в конце 2015 года, вероятность этого события достаточно велика. Создано соответствующее структурное подразделение университета. Наш партнер ОМЗ закупил необходимое для проекта технологическое оборудование. В настоящее на базе переданных компанией МакКинзи материалов идет разработка адаптированных для России образовательных продуктов и тренингов. Наши преподаватели прошли стажировку в Германии.

- Как повлияли на этот проект санкции, ведь среди партнеров - международная консалтинговая компания McKinsey?

Никак не повлияли. Ведь это проект, который имеет образовательную природу. Задержки были вызваны исключительно внутрироссийскими обстоятельствами. Это проект государственно-частного партнерства, где сливаются деньги российского государственного вуза (УрФУ), российской частной компании (ОМЗ) и зарубежной частной компании McKinsey. И сделать его безупречным с точки зрения российского законодательства оказалось очень непростой задачей. Поскольку строительство ведется на федеральной земле, строит федеральный университет, то количество разрешительных документов для такой «звездной компании» только увеличивается. Мы эту непростую задачу решили, и это само по себе, полагаем, интересный кейс для всей Российской Федерации.

- В прошлом году УрФУ в альянсе с компанией из Нидерландов открыл первый в России независимый центр спортивной экспертизы. В год успешной для России зимней Олимпиады с ним связывали самые радужные надежды. Что сейчас?

Поделиться
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'HH:mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'HH:mm:ss') || '01:06'}}
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'mm:ss') || '01:06'}}
{{qualityItem | uppercase}}
HD .mp4 Высокое качество
SD .mp4 Среднее качество
AU .mp3 (1.02 MB) Аудио дорожка
© ТАСС

Инновационно-внедренческий центр спортивных технологий УрФУ успешно вышел на рынок. Его сотрудников в Екатеринбурге почти не увидеть – они разъезжают в основном по европейской части РФ, сертифицируют поля и спортивные сооружения. Что касается европейцев, то они взяли некую театральную паузу. Я думаю, конкретные механизмы взаимодействия будут реализовываться после потепления отношений между Россией, ЕС и США. Впрочем, наши зарубежные партнеры взяли паузу и в ряде других проектов. Они ни от чего не отказываются, но и не инициируют активных шагов.

- А как дела с проектом Циклотронного центра ядерной медицины?

Тема необычайно сложная, работы по ней идут. Соглашение о взаимодействии в развитии этого проекта мы подписали с Росатомом, взаимодействуем также с "ПЭТ-Технолоджи", портфельной компанией РОСНАНО, которая строит ПЭТ-центр в Екатеринбурге на базе Свердловского областного онкологического диспансера. Установленные там ПЭТ-сканеры будут использовать радиофармпрепараты, производимые нашим Циклотронным центром ядерной медицины. Есть намерения совместно с Росатомом на базе УрФУ развивать технологии ядерной медицины, в том числе для лечения сердечно-сосудистых заболеваний.

Проект развивается непросто. Мы опять переходим в формат государственно-частного партнерства, совокупные инвестиции приближаются к 700 млн рублей. Окончание строительства и установка циклотрона планируются, скажу осторожно, на 2016 год.

- В рамках развития аддитивных технологий в университете мы слышали и о создании протезов из титана. Есть ли уже результаты?

Проект реализуем совместно с Российским научным центром "Восстановительная травматология и ортопедия имени Илизарова" в Кургане. Людям титановые протезы еще не ставили - только животным. Кролик с вживленными протезами, выращенными на аддитивном оборудовании УрФУ, пусть немного неловко, но уже скачет.

Поделиться
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'HH:mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'HH:mm:ss') || '01:22'}}
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'mm:ss') || '01:22'}}
{{qualityItem | uppercase}}
HD .mp4 Высокое качество
SD .mp4 Среднее качество
AU .mp3 (1.26 MB) Аудио дорожка
© ТАСС

Теперь мы ждем специальный титановый порошок. К сожалению, в РФ поставщика мы пока не нашли, везем порошок из Канады. Он позволит создать опытные экземпляры для продолжения эксперимента на животных, а затем появятся предпосылки к осторожному испытанию на людях.

- Это реализуется в рамках свердловского Ti-кластера?

 Это новый проект. Чтобы получить этот порошок, пришлось полгода добиваться разрешений как наших, так и зарубежных органов по экспортному контролю. Теперь, наконец, контракт заключен, и этот порошок у нас окажется, думаю, в течение двух недель.

Но проблема вот в чем. Если действительно помогать людям, то не дело ждать каждый раз по полгода нескольких десятков килограммов порошка. Поэтому один из серьезных проектов, который мы предложили Титановому кластеру и корпорации «ВСМПО-Ависма» – это локализация производства титанового порошка в Титановой долине.

Этот проект был представлен на совещании у министра промышленности и науки Свердловской области, получил поддержу и в настоящее время прорабатывается уже как бизнес-проект. Вместе со Свердловской областью мы хотим в 2015 году предложить его для участия в конкурсе Минэкономразвития РФ по развитию Ti-кластера. Если получится, то к середине 2016 года, думаю, сможем производить отечественные титановые порошки на территории Среднего Урала. Необходимое оборудование и даже установка российской разработки уже есть. Думаю, мы сможем создать предприятие по производству титановых порошков для всей Российской Федерации.

- Инновационная инфраструктура работает почти пять лет. Какой проект вам больше всего запомнился, каким-то, может, гордитесь?

При поддержке Минпромторга РФ мы начали активно работать с компанией "Газпромнефть" по новому проекту обратного инжиниринга. Не секрет, что все наши крупные нефтегазовые компании имею проблемы с поставками запасных частей к импортному оборудованию, связанными с действием санкций.

Суть стоящих перед нами задач заключается в поиске возможностей для замещения ряда таких запасных частей. Поскольку технической документации нет, то мы совместно с коллегами из Санкт-Петербургского политехнического университета проводим 3D моделирование и подготовку технической документации, апробацию технологических режимов, изготовление опытных образцов и их исследование, то есть широкий круг задач, необходимых для налаживания производства на территории России.

Я испытал искреннюю гордость за наших ученых и производственников, когда в течение трех дней они смогли выполнить все эти задачи и изготовить опытный образец ответственной и сложной детали. Теперь стоит задача правильно организовать испытания, чтобы быть уверенными, что деталь по своим прочностным и нагрузочным характеристикам не подведет нефтяников.

- Не возникнут ли сложности с авторскими правами в подобных проектах обратного инжиниринга?

Мы копируем не узлы, а только стандартные детали, которые не имеют патентной защиты. Но вопрос по сути правильный, далеко не каждая деталь может быть скопирована с точки зрения международного законодательства. Конечно, ведется постоянный анализ возможностей и рисков.

- Ставший уже знаменитым противовирусный препарат "Триазавирин" ушел в свободное плавание. Что теперь пришло ему на его смену в части фармацевтики в рамках Инновационной инфраструктуры?

УрФУ совместно с Институтом органического синтеза УрО РАН приступил к активной фазе наполнения практической деятельностью здания химико-фармакологического центра, построенного и сданного в декабре 2014 года. Есть несколько рабочих направлений.

Прежде всего, это работы по модификации "Триазавирина" и его применению для лечения более широкого круга заболеваний. В настоящее время «Триазавирин» выпускает новоуральский завод "Медсинтез".

Разработана технология для производства антибактериального препарата "Левофлоксацин", он уже может быть передан для промышленного изготовления. Совместно с Российским онкологическим центром РАМН создан оригинальный противоопухолевый препарат "Лизомустин".

Анализируем возможность создания нового для УрФУ направления – биоинжиниринга, тот есть создания препаратов и технологий их производства для сельского хозяйства и пищевой промышленности. Активно развивается направление создания электрохимических сенсоров и приборов на их основе для эко- и фарммониторинга. Продолжаем работать еще над целым рядом новых противовирусных и антибактериальных препаратов, у которых пока нет названия. Активно ищем индустриальных партнеров, готовых в партнерстве с нами участвовать в разработке и выпуске так необходимых для России отечественных лекарств для лечения социально значимых заболеваний.

Приоритет отдаем российским компаниям, но открыты к взаимодействию с зарубежными партнерами. То есть в ближайшей перспективе будут активны три мощных направления развития в этой сфере: фармацевтика, биоинжиниринг и электрохимические сенсоры.

- А кто разработчики новой модификации "Триазавирина"?

Это научная школа академиков Чупахина и Чарушина, под научным руководством которых и был разработан "Триазавирин".

Справка:

УрФУ – крупнейший в стране федеральный университет, в котором обучается около 50 тысяч студентов по 400 направлениям и специальностям вузовского образования.

Инновационная инфраструктура УрФУ (www.inno.urfu.ru) создана в сентябре 2010 года для развития наукоемкого бизнеса путем коммерциализации результатов научных исследований и разработок в сфере высоких технологий. Включает 80 малых инновационных предприятий, 10 инновационно-внедренческих центров и систему поддержки развития наукоемкого предпринимательства - от генерации инновационных идей до производства инновационной продукции.

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама