Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Николай Галушин: рынок страхования переживает глубокий кризис

24 сентября 2015, 11:17 UTC+3
Первый заместитель председателя правления СГ СОГАЗ рассказал ТАСС о проблемах отрасли и возможных решениях
Поделиться
Материал из 1 страницы
© Предоставлено СГ "СОГАЗ"

Страховая отрасль подсчитывает собственные риски. По этому рынку бьет не только общий спад в экономике и сокращение объемов кредитования граждан и бизнеса, но и традиционный российский патернализм. О проблемах отрасли и возможных решениях в интервью ТАСС рассказывает первый заместитель председателя правления страховой группы СОГАЗ Николай Галушин.

- Николай Владимирович, по итогам I-го полугодия рынок страхования показал минимальный прирост с 2009 года. Можно ли говорить о том, что рынок достиг своего дна?

- На фоне повышения тарифов по ОСАГО и с учетом веса этого сегмента страхования в стране рост рынка на 2% можно оценить как значительное падение. Смотрите, ОСАГО - это почти 15% рынка страхования России. Таким образом, только за счет увеличения тарифов по ОСАГО, а они были повышены с 40 до 60%, рост рынка должен был составить порядка 6,5-7%. Не стоит забывать и о повышении тарифов по ОСАГО в октябре 2014 года, что также должно было отразиться на объемах рынка в 2015 году.

Есть и другие сегменты, которые должны были дать плюс. Например, страхование воздушных и морских судов, часть сегмента страхования имущества юридических лиц, где традиционно страховые суммы выражены в долларах США. На фоне девальвации рубля валютные страховые суммы в этих сегментах должны были дать еще один импульс роста сборов премии в рублевой массе по рынку. Тем не менее мы видим, что первое полугодие показало значительное сокращение количества и договоров ОСАГО, и договоров страхования имущества юридических лиц. Это говорит о серьезной болезни отрасли. О том, что мы переживаем глубокий фундаментальный кризис. Фундаментальный потому, что история постсоветского страхования, насчитывающая уже четверть века, не демонстрирует того, что страхование стало важным элементом бизнес-инфраструктуры страны: в кризис страхование подпадает под незащищенную статью расходов и подлежит секвестру. И сказать сейчас, что 2015 год - это самый плохой год для страхового рынка, я не берусь. Предполагаю, что следующий год может быть еще более тяжелым.

- То есть вы прогнозируете затяжной кризис страховой отрасли?

- Да. Объемы страхования, скорее всего, продолжат снижаться. Продолжится и исход страховых компаний с рынка. Во-первых, в связи с ужесточением надзора со стороны Центрального банка, и это очень правильный тренд. А во-вторых, в связи с решениями акционеров по уходу с рынка. Инвестиции, которых требует этот бизнес, не дают той отдачи на капитал, которую акционеры хотели бы получить.

Для спасения рынка нужен иной его масштаб

- Может ли государство и ЦБ как-то повлиять на ситуацию в страховой отрасли? Какие меры поддержки вы считаете необходимыми для спасения рынка?

- Давайте будем реалистами. Для спасения страхового рынка необходим иной его масштаб. И другого пути увеличить масштаб рынка, кроме как подвигать бизнес и население к большим объемам страхования, не существует.

Поэтому мы очень рассчитываем на то, что в полной мере заработает рынок имущественного страхования граждан, не только страхования загородного имущества, домов, но и страхования каско. Если мы посмотрим на структуру рынка по прошлому году, то увидим, что почти 30% всех сборов приходилось на каско, при том что по этой системе застраховано лишь 10% от общего парка автомобилей. Если охват страхованием каско увеличить хотя бы в три раза, то объем рынка составит уже 500-600 млрд руб. Это уже более массовый вид страхования и, соответственно, возможность предложить клиентам более низкие тарифы, то есть сама услуга стала бы дешевле.

Кроме того, мы хотели бы, чтобы государство вернулось к обсуждению с бизнес-сообществом вопросов страхования строительно-монтажных рисков при осуществлении госстроек. Да, наверное, не нужно возвращаться в ту систему, которая была до лета прошлого года, но какие-то требования по страхованию к подрядным организациям со стороны государства по государственным стройкам обязательно должны быть. Ведь страхование - это защита государственного бюджета на случай, если объект не достроится по причине убытка в ходе строительства: у подрядной организации не хватит собственных средств для покрытия такого. Итог: строительная компания - банкрот, а государство несет дополнительные расходы по выбору нового подрядчика и дофинансирования объекта строительства.

В целом в каждом сегменте страховой отрасли есть настройки, влиянием на которые можно увеличить рынок. Но это не вопрос регулятора. Основная задача регулятора - очистить  рынок от тех, кто пришел в мутной воде рыбку половить. У ЦБ жесткая позиция по защите интересов страхователей, и она должна привести к тому, что доверие к страховому рынку у населения вырастет.

- То есть стратегический выход из кризиса - рост доверия и, соответственно, рост емкости рынка.

- Да. Мы часто слышим: "Зачем я буду страховаться? Страховщики все равно не заплатят мне убыток". И другое дело, когда вы знаете, что есть дверь, в которую можно постучать, и ваши права будут защищены. Ну и все-таки, когда мы говорим о развитии страхования в России, мы должны в первую очередь оживить сегмент страхования физических лиц. Во всем мире именно он обеспечивает основной объем рынка. Это и транспортные средства, и дома, и здоровье людей, и пенсионное страхование, и страхование жизни. То, чего сейчас в России вообще нет.

Сейчас ведутся бурные дискуссии в рамках идеологии законопроекта по страхованию имущества физических лиц. Граждане считают, что у них все дома заколдованы. Это первая группа. А вторая группа уверена, что если с домом что-то случится - государство поможет. Тем более что после стихийного бедствия государство часто говорит: мы всем поможем. Такой патернализм очень сильно бьет по институту страхования имущества физлиц. В этом плане сильным ходом было бы заявление государства о том, что в стране уже более 20 лет существует институт коммерческого страхования и за помощью к государству можно прийти только в том случае, если страховщики вас обижают, за помощью по восстановлению справедливости, а не за выплатой возмещения вместо страховщика.

- Это было бы, прямо скажем, непопулярное выступление.

- С другой стороны, это было бы правдой. Если у вас есть собственность, почему кто-то должен за нее что-то компенсировать? Если вы потеряли телефон, вряд ли вы пойдете в магазин Apple и скажете: "Слушайте, я тут ваш телефон на улице потерял, я же не могу без телефона, дайте мне еще один". Аналогично с домом, который не был застрахован и который унесло паводком, почему кто-то считает, что ему должны дать новый дом? Это неправильно.

Мы выступаем за перезагрузку ОСАГО

- Рынок ОСАГО проходит этап реформ, но этот вид страхования остается головной болью и для автовладельцев, и для страховщиков.

- Страховое сообщество выступает за либерализацию тарифов по ОСАГО и перезагрузку этого вида страхования - то, о чем год назад много спорили, но дальше названия "ОСАГО 2.0" тема не пошла. Полное снятие напряженности вокруг ОСАГО возможно через последовательность действий, в том числе Центрального банка, по модернизации закона об ОСАГО.

- Что вы ожидаете от анонсированного создания в России государственной перестраховочной компании? Насколько вырастет внутренняя емкость рынка?

- Пока анонсирована только идея, то, каким образом государственная перестраховочная компания будет наполняться бизнесом, пока не понятно. То, что мы знаем из СМИ, говорит о том, что на эту компанию не будут распространяться требования, которые распространяются на коммерческих страховщиков по величине собственного удержания, по достаточности капитала и т. д. Это означает, что емкость ГПК практически безгранична. Конечно, это актуально в нынешних условиях санкций.

- Видите ли вы угрозу бизнесу коммерческих страховщиков?

- У нас перед глазами есть пример БНПО - Белорусского национального перестраховочного общества, которое, по сути, является главным андеррайтером белорусского рынка. По любому крупному проекту все решения о цене страхования принимаются БНПО, потому что потом именно по этой цене БНПО принимает риски от национальных компаний, которые не могут обойти БНПО при размещении рисков в перестрахование. Если мы пойдем по этому пути здесь, в России, то весь российский страховой рынок окажется не нужен.

Где ГПК может быть полезна? У рынка есть потребность в емкости по некоторым видам страхования, где в силу специфики либо российского законодательства, либо самих видов страхования невозможно обеспечить размещение рисков за рубежом. Это страхование урожаев, застройщика перед дольщиком, ипотечное страхование, когда страхуется не квартира, а риск снижения стоимости объекта залога. Еще одно направление для ГПК - санкционные отрасли, где другой серьезной альтернативы по размещению рисков просто нет.

- Как вы оцениваете перспективы страхования жизни в России?

- Как в анекдоте про поездку двух торговцев обувью в бедную страну, в которой все босиком ходили. Один считал, что перспектив нет, другой - что перспективы огромны. У нас в стране 150 млн человек. Если каждый купит себе полис по страхованию жизни - это будет большой рывок вперед. Я говорю о потенциале рынка. Но, к сожалению, есть ряд проблем. В частности, уровень доверия граждан к национальной валюте в очередной раз пошатнулся. Кроме того, доходность по накопительному страхованию жизни и, например, по годовому депозиту в банке явно в пользу депозитов.

На наш взгляд, один из возможных вариантов развития страхования жизни в России - это страхование жизни работника за счет работодателя. Этот инструмент может стать стимулом для работы в некомфортных условиях. Например, в отдельных российских регионах сложно найти современные театральные постановки, туда не приезжают ведущие мировые музеи. Специалистов можно мотивировать на работу в таких условиях, если помимо зарплаты они будут получать еще и пятилетний полис накопительного страхования жизни. По истечении пятилетнего контракта специалист при желании может вернуться на Большую землю и конвертировать договор страхования, например, во взнос по ипотечному кредиту. Эту идею мы обсуждали летом на площадке РСПП. Она была услышана, но развития пока не получила.

Беседовала Александра Белова

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Реклама
Загрузка...
Реклама