Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Алексей ГОНУС: на банковском рынке большой спрос на надежных клиентов

19 февраля, 12:26 UTC+3
Зампредседателя правления банка УРАЛСИБ рассказал об импортозамещении на кредитном рынке, а также о конкурентных преимуществах банков в современных экономических условиях
Материал из 1 страницы
© Пресс-служба банка Уралсиб

Об импортозамещении на кредитном рынке, о факторах устойчивости и эффективности господдержки бизнеса, а также конкурентных преимуществах банков в современных экономических условиях рассказывает заместитель председателя правления банка УРАЛСИБ Алексей Гонус.

- Алексей Владимирович, в январе ЦБ принял решение не изменять ключевую ставку. С чем это связано и как это может отразиться на банковском кредитовании?

- Решение ЦБ не повышать ставку правильное и абсолютно оправданное, потому что обычно выбор у регулятора в подобных макроэкономических условиях довольно ограничен: либо резко девальвировать рубль, оставив процентную ставку на прежнем уровне, либо пытаться держать рубль, но поднять ставку. Девальвация для нас как для страны - наименее болезненный вариант, поскольку, как показали события прошлого года, увеличение процентной ставки имеет очень негативные последствия практически для всех рынков: и для потребительского, и для инвестиционного, и для рынка кредитования. Вспомните, при повышении ставки в два раза многие компании, которые работали с кредитным плечом, большой долей привлеченного финансирования, стали убыточными. Стали сворачивать или совсем прекращать  деятельность, сокращать персонал и т. д. Все это не самым лучшим образом сказывалось на экономике. 

- А в какой мере стоимость денежных ресурсов в стране в текущих условиях зависит от ставки ЦБ?

- Центральный банк сегодня является основным источником рефинансирования для банков, полноценным эмиссионным центром. Средства ЦБ значительны, и они достаточно сильно влияют на ставки, на ликвидность, на наличие денег в экономике, потому чем ниже процентная ставка ЦБ, тем легче банкам кредитовать и тем большее количество проектов и заемщиков имеют доступ к заемным средствам.

- Будет ли меняться стратегия бизнеса УРАЛСИБа, приоритеты, подходы? Насколько оптимальной вам кажется существующая структура бизнеса банка, будет ли она переформатирована в пользу, скажем, корпоративного или, наоборот, розничного бизнеса?

- Акценты, безусловно, будут меняться, и доля розничного портфеля в балансе банка будет снижаться. Доля корпоративного кредитования, наоборот, будет увеличиваться, в том числе за счет импортозамещения в кредитах. Многие иностранные банки уходят с российского рынка, при этом потребность, например, у крупнейших заемщиков, "голубых фишек", достаточно высокая. Эти заемщики, как правило, очень высокого качества, с минимальными рисками, и мы с радостью замещаем выпадающие источники кредитования для таких компаний сразу по двум направлениям: как прямым кредитованием, так и на долговом, облигационном рынке. При этом хочу отметить, что доля инвестиционного банка у нас растет даже быстрее, чем доля корпоративного кредитования, поскольку долговой рынок, учитывая качество таких эмитентов, проще и понятнее. Более того, специфика рынка предусматривает большую свободу действий: эти бумаги можно легко продать, легко заложить, под них можно кредитоваться.

Разумеется, все сказанное не означает, что мы уходим с розничного рынка. Мы продолжаем активно работать, но есть свои нюансы. Кредиты здесь за исключением ипотеки, как правило, короткие, до трех лет, и портфель выгашивается достаточно быстро. Для того чтобы портфель хотя бы не падал, нам нужно ежемесячно выдавать огромные объемы кредитов. Притом что сейчас мы еще более внимательно стали смотреть на клиента, ужесточили подход к оценке, то есть мы конвейер не останавливаем, но портфель, скорее всего, будет оставаться примерно на одном уровне. Это как в известной сказке Кэрролла - нужно бежать со всех ног, чтобы хотя бы оставаться на месте. Думаю, примерно то же самое происходит у всех банков.

- Какой бизнес, на ваш взгляд, чувствует себя в нынешних условиях более комфортно - крупный, средний, малый, какие отрасли? Как бы вы охарактеризовали положение дел у клиентов из различных сегментов вашего корпоративного портфеля?

- Более комфортно себя чувствует крупный и средний бизнес, у малого бизнеса сегодня проблем больше.

- Это вне зависимости от региона, отрасли и прочих факторов?

- Да. У крупного и среднего бизнеса запас прочности больше. Важные составляющие - большая доля собственного капитала и наличие доступа к финансированию. А крупным компаниям доступ к финансовым ресурсам получить легче.

Но на самом деле неважно чувствуют себя компании любого сегмента с большим кредитным плечом. И известный принцип "too big to fail" сегодня уже не работает. Именно поэтому в более выигрышной ситуации зачастую находятся региональные компании верхнего малого и среднего сегмента. У них, как правило, доля собственного капитала высокая, а кредитное плечо маленькое, основные фонды сформированы и выкуплены еще несколько лет назад. Да, у них упала выручка, упали доходы, они в расчете на капитал стали получать значительно меньше, рентабельность ушла в околонулевую зону. Но при этом они могут продержаться достаточно длительное время.

Если говорить о нашем портфеле, то у нас в начале прошлого года был относительно небольшой всплеск дефолтности в сегменте средних компаний: ушли в дефолт несколько автодилеров, один импортер вин и один нефтетрейдер. Достаточно большое количество малых компаний уходило в дефолт, но на балансе это практически не сказалось.

После этого всплеска больше дефолтов не было. Почему? Потому что мы были практически единственными на банковском рынке, кто с конца 2013 года активно сокращал портфель, минимизируя риски. Сокращение это было дифференцированным - оставляли наиболее надежных клиентов с низким профилем риска. На тот момент подобный подход мог показаться одиозным, поскольку большинство банков активно наращивало портфели, требования к рискам у них оставались старыми и в результате дефолтов было очень много, то есть кризис конца 2014 года показал, что мы были правы.

- Ваш банк давно и успешно работает с клиентами МСБ и на данный момент уже можно говорить об итогах 2015 года. Произошло ли восстановление кредитования МСБ?

- В полной мере восстановления кредитования на рынке МСБ не произошло. Банки, которых не столь много на рынке кредитования малого и среднего бизнеса (в основном это крупные универсальные кредитные организации), стали требовательнее относиться к рискам, все хотят кредитовать надежных клиентов, и на них высокий спрос.

Если говорить о нас, то мы собираемся развивать кредитование МСБ, увеличивать выдачу. Но прирост здесь также будет идти достаточно медленно, поскольку для небольшого роста нам нужно замещать текущее выгашивание портфеля новыми выдачами - на уровне 8-10% ежемесячно.

- Насколько в целом банковские кредиты сегодня доступны для предпринимателей? Эффективны ли механизмы, которые государство использует в качестве стимулов для рынка?

- Кредитование для крупных компаний сегодня более чем доступно, и ЦБ все механизмы создал для того, чтобы мы их могли кредитовать. Ставки здесь достаточно адекватные.

Для поддержки малого и среднего бизнеса активно и очень эффективно используются такие механизмы, как программы МСП банка, Агентства кредитных гарантий.

Еще один очень показательный пример, где государственная поддержка, в том числе  госдотации кредитных ставок, очень эффективна - агропромышленный комплекс. Благодаря тому что это достаточно доступная история для большинства кредитующих банков и государство исправно дотирует ставку, стоимость кредитов в аграрном секторе существенно ниже, чем в других отраслях. Какие плюсы для страны? Мы практически заместили импорт по большинству ключевых продуктов питания: зерновые, масличные, птица, свинина - по всем этим позициям мы закрываем свои потребности, а по некоторым из них являемся крупными экспортерами. Сейчас идет наращивание мощностей в производстве говядины, также очень много инвесторов и компаний пришло в тепличный сектор. И сложно представить, где бы мы сейчас были, если бы в свое время все эти отрасли АПК не развивались при поддержке государства.

Поддержка ипотеки также стала серьезным подспорьем для предпринимательского сектора, потому что был поддержан спрос и более 50% покупок жилья осуществлялось по линии госипотеки. Если бы этого не было, то мы получили бы новый 2009 год: встали бы стройки, строительные компании и производители стройматериалов начали бы банкротиться, сокращать свой персонал. По цепочке, из-за неплатежей, пострадали бы и банки. Надо понимать, что стройка - это практически полностью внутренняя история, без импортной составляющей. И стоимость квадратного метра - это, грубо говоря, зарплата людей в стране, начиная от затрат на добычу сырья для стройматериалов и заканчивая зарплатой непосредственно строителей. С этой зарплаты выплачены налоги в бюджеты всех уровней. Именно поэтому поддержка ипотечного кредитования выгодна государству, поскольку впрямую влияет на занятость и благополучие большого числа простых людей, граждан нашей страны.

- У вашего банка большой опыт работы в самых разных регионах страны. Что, на ваш взгляд, является наиболее серьезным стимулом для развития малого и среднего предпринимательства в том или ином регионе: наличие платежеспособного спроса со стороны населения, наличие крупного бизнеса в регионе (который, в том числе, может выступать в качестве заказчика для МСБ), поддержка со стороны местных органов власти, доступ к заемному финансированию, что-то еще?

- Здесь имеют значение самые разные факторы. Но ключевым для МСБ, пожалуй, является многочисленное, компактно проживающее и платежеспособное население, поскольку МСП сконцентрирован по преимуществу в сфере услуг, строительстве и т. д. Такой платежеспособный спрос существует, например, в богатых регионах, где есть полезные ископаемые, крупные промышленные предприятия или транспортные узлы. Однако есть и региональная специфика, например, в южных регионах страны такую базу для платежеспособного спроса создают аграрный сектор и рекреационные зоны. И, безусловно, местная власть должна адекватно относиться к МСБ, поддерживать такие компании. К сожалению, известны случаи, когда в некоторых регионах, даже при наличии всех благоприятных предпосылок для развития малого и среднего бизнеса, командные подходы региональной власти просто задавили предпринимательский сектор.

- А в Москве?

- Здесь тоже своя специфика. Малый бизнес есть в регионе, но, по банковским критериям, его здесь очень мало, сложно его было назвать малым бизнесом при тех чудовищных ценах на недвижимость и арендных ставках, которые существовали до недавних пор. Ситуация несколько поменялась в последнее время, когда цены на аренду московской коммерческой недвижимости резко упали и мы стали наблюдать довольно бурный рост кластера услуг, который я назвал бы индустрией развития. Это, например, языковые, театральные, танцевальные школы, частные театры, фитнес, йога, квесты и т. п. Интересно, что такие некогда популярные места отдыха, как рестораны, бары и клубы, теряют потребителя, а вот заведения, способствующие социализации и развитию, множатся с каждым днем. Аренда упала, и они заселяют эти опустевшие помещения. Там, где раньше были залы игровых автоматов, обменники и магазины, сейчас предлагаются самые различные форматы личностного совершествования. И это, как мне кажется, придает улицам Москвы куда более цивилизованный вид и дух.

- Банк УРАЛСИБ предлагает целый набор кредитных программ для МСБ, от инвестиционных кредитов до кредитов на пополнение оборотных средств. Некоторые из них в прошлом году попали в список наиболее выгодных кредитов для предпринимателей. Какие продукты сегодня наиболее востребованы в предпринимательской среде, как этот спрос изменился за последний год?

- Основной рост - кредиты на пополнение оборотных средств. По инвестиционному кредитованию мы видим спад, поскольку, во-первых, потребность в инвестициях в целом по рынку значительно ниже, чем раньше, а во-вторых, есть ожидания того, что цены на рынке, например на ту же коммерческую недвижимость, будут снижаться дальше, что они пока еще не достигли дна.

- Какие новые продукты и услуги для малого и среднего бизнеса будут предложены в ближайшей перспективе? Какие технологии будут использоваться для возможного ускорения, упрощения и удешевления кредитного процесса?

- В целом линейка останется традиционной. Однако что мы точно будем делать - ускорять сам кредитный процесс, сокращать сроки рассмотрения заявок, делая их более комфортными для клиентов. Вводятся новые требования к автоматизации и  организационному процессу. Мы занимаемся этим, чтобы, во-первых, была возможность принимать решения быстрее, во-вторых, мы пытаемся удешевить процесс, чтобы была возможность снизить процентную ставку, поскольку чем она ниже, тем более хорошие клиентские сегменты ты можешь кредитовать.

- Вы позиционируете себя как клиентоориентированный банк, что предполагает постоянный диалог и обратную связь от клиента. Какие вопросы сейчас чаще всего вам задают ваши корпоративные клиенты? Что их волнует больше всего во взаимоотношениях с банковской отраслью?

- Что среднестатистический клиент, в частности корпоративный, хочет от банка в процессе практического взаимодействия? Его интересуют достаточно утилитарные вещи: дадут ли ему кредит, на какую сумму, по какой ставке? Если у клиента есть проблемы с обслуживанием уже выданного кредита, то его волнуют условия реструктуризации.

Так, скажем, решение банка по предоставлению и параметрам кредита определяется его кредитной политикой, финансовым состоянием заемщика и оценкой стоимости залога. При этом результат рассмотрения заявки не всегда на 100 процентов предсказуем для заемщика. Поэтому главное, что хочет клиент - понятных и прозрачных правил игры во взаимодействии с банком.

- Вы в банке также курируете и розничный бизнес. Какие розничные направления и продукты вы рассматриваете как приоритетные на ближайшую перспективу и почему? Какое место в развитии розничного бизнеса банка отводится каналам дистанционного банковского обслуживания?

- Мы считаем, что одним из ключевых продуктов розничной линейки у нас будет ипотека, где клиентам предлагаются очень хорошие условия, и где мы являемся одним из лидеров рынка. Еще один приоритетный продукт ­- "Кредит для своих", потребительский кредит для существующих клиентов банка. Все остальные продукты также остаются в линейке, но приоритетными будут те, которые я назвал. Этот подход в принципе характерен и для рынка в целом: сегодня банки делают акцент на более надежные продукты - ипотеку, кредиты для уже существующих клиентов, поскольку там дефолтность, как правило, ниже. В свою очередь POS-кредитование сегодня привлекательно в меньшей степени, чем, к примеру, два года назад.

Безусловно, будем дальше развивать каналы ДБО, клиент-банк, перенося продукты по максимуму в дистанционные каналы.

- К слову о дистанционных каналах. Современный рынок меняется очень быстро, и высокая мобильность и адаптивность бизнеса к этим изменяющимся условиям в конечном счете и определяет и текущие финансовые результаты, и перспективы того или иного банка. И естественно, что эта адаптивность обеспечивается высоким уровнем технологий, используемых банком. Насколько большое внимание в банке УРАЛСИБ уделяется технологичности процессов, как это в итоге отражается на результатах и перспективах бизнеса?

- Сейчас спрос на технологии и требования к ним активно растут, особенно в рознице. Розничный бизнес - это по сути своей бизнес высоких технологий, цифровой бизнес. Сейчас это пока не совсем так, но буквально пройдет год-два, и этот бизнес по преимуществу станет айтишным. Тому есть несколько причин. Первая - если бизнес автоматизируется, то затраты на транзакцию резко падают, ты можешь дать такую цену на продукт, которая будет не по силам банку, у которого высокая доля ручной обработки в рознице, и потому цена транзакции в десять раз выше. Вторая причина в том, что автоматизация всегда снижает риски, потому что люди склонны ошибаться, причем иногда злонамеренно. Статистика показывает, что дефолтность при присутствии человека в цепочке принятия решений вырастает в два раза - даже при наличии четких алгоритмов и инструкций фактор субъективности здесь достаточно высок. Третья причина - скорость и гибкость системы. Если у тебя все технологично, и ты вдруг увидел, что у тебя ошибка в принятии решений, то ты мгновенно можешь поменять цифры или влияющие факторы, и система будет работать согласно новому алгоритму. А если у тебя ручной андеррайтинг, то срок реагирования на изменения в разы длиннее. Четвертый важный фактор в том, что люди постепенно перемещаются в цифровую реальность и живут в интернете, в соцсетях. И если у банка все процессы оцифрованы, то ему гораздо проще общаться с клиентом: банк обращается к клиенту через электронные каналы, там же клиент подает заявку на кредит, автоматически принимается решение, автоматически переводятся средства и автоматически же потом этот кредит сопровождается. Вот так будут организованы процессы практически у всех банков примерно года через два. Естественно, доля программистов, решающих конкретные прикладные задачи, в банках также будет расти.

При этом IT-бюджеты в банках будут снижаться за счет ухода от лицензионных программ и использования доработанного под себя open source обеспечения. Сейчас банки достаточно пристально смотрят в сторону таких подходов и принципов, как open source, Agile и т. п. Почему это важно и актуально? Open source - это открытый код, ты понимаешь, что там написано, есть ли там какие-то закладки или нет, и можешь достаточно легко изменить его под себя. И это не стоит каких-то огромных денег. Получается, что ты сильно снижаешь затраты. А этот фактор очень важен, поскольку у банков все меньше возможностей для инвестиций, а здесь за сравнительно небольшие деньги ты можешь получить лучший результат.

- Есть ли у УРАЛСИБа подобный опыт?

- Да, мы по этому пути идем, хотя пока и достаточно избирательно. Так, мы, например, сделали на open source CRM банка, и результат нам нравится.

- А как же с безопасностью все это соотносится?

- На самом деле зачастую опасения могут возникать в той или большей степени по лицензионным коробочным продуктам, потому что ты не всегда до конца понимаешь, что там внутри, в программных кодах. В случае с open source есть неплохие решения по безопасности, которые обеспечивают вполне приемлемый ее уровень.

- Насколько сегодня актуально развитие электронных каналов для рынка в целом? Насколько ситуация отличается от таковой, к примеру, двухлетней давности?

- Электронные каналы будут развивать все, это общая тенденция на рынке. Будут развиваться карточные продукты, в том числе как продукт для электронных каналов, поскольку они являются идентификатором клиента в каналах ДБО и инструментом, к которому привязаны практически все банковские продукты.

Вообще будет активно развиваться все, что связано с электронным бизнесом и развитием ДБО. Это один из основных факторов конкурентоспособности банков. И если два года назад у банков было достаточно времени, чтобы решать эти задачи не спеша, то сейчас этого запаса времени нет. В более выигрышном положении банки, занимающиеся внедрением и развитием электронных сервисов на протяжении нескольких лет, потому что через пару лет банки, которые не смогут предложить своим клиентам полноценное взаимодействие в цифровом формате, будут выглядеть весьма печально, примерно так же, как нами  воспринимается сегодня компьютер двадцатилетней давности в сравнении с современным многофункциональным планшетом.

Показать еще
Поделиться:
В других СМИ
Реклама
Реклама