Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Виктор КОНДРАШОВ: у Иркутска есть передовой опыт по сохранению исторического наследия

29 ноября 2013, 15:00 дата обновления: 26 декабря 2013, 15:00 UTC+3
Мэр города рассказал о коммерциализации архитектурного наследия, многие десятилетия остававшегося "коммунальным" грузом
Материал из 1 страницы
© admirk.ru

В городе на Ангаре оценили его архитектурное наследие, многие десятилетия оставшееся "коммунальным" грузом. Мэр Иркутска Виктор Кондрашов рассказал ИТАР-ТАСС, как власти рассчитывают его коммерциализировать, и почему есть препятствующие этому силы.

- Иркутск – город с уникальным историческим статусом восточной "столицы" России. Сегодня он сохраняет за собой роль центра Восточной Сибири, что достаточно сложно в условиях конкуренции с соседями за частные и государственные инвестиции, особенно с такими, как Красноярск. Какими Вам видятся дальнейшие возможности и стратегии развития Иркутска?

- Становление Иркутска пришлось на тот период, когда шло активное освоение новых земель и ресурсов на востоке России. Когда мир сложился, Иркутск оказался в точке взаимодействия Востока и Запада. В этом плане за 350 лет ничего не поменялось, напротив, на федеральном уровне сейчас уделяют внимание иркутскому региону как транзитному центру. Конечно, близость Байкала делает очевидным, прежде всего, туристическое направление развития Иркутска. Но если смотреть стратегически, город  должен стать транспортным хабом, потому что через него проходят транспортные потоки, а для этого нужно строить новый аэропорт, расширять железнодорожные артерии. Мы уже начинаем натыкаться и на пропускную способность автомобильных трасс.

Очевидно, что пришло время делать из Иркутска хороший логистический центр.
Но, какую бы стратегию развития мы ни выбрали, главным капиталом Иркутска будет оставаться человеческий капитал. Здесь с самого начала сложилась особая социальная, культурная среда, где куются характеры, рождается особая ментальность. Иркутск на-гора выдает выдающихся деятелей самых разных областей, не случайно даже в политическом закулисье на федеральном уровне знают об Иркутском землячестве "Байкал" /общественная организация, созданная иркутянами, переехавшими на постоянное место жительства в Москву – прим. ТАСС/.

- Иркутск не обладает статусом города-милионника, но, практически сросшись со своими спутниками Ангарском и Шелеховым, де-факто уже стал таковым. Идея агломерации, создания "Большого Иркутска" поднималась не единожды. Как Вы считаете, много ли город потерял оттого, что она не была воплощена вовремя?

- Сложно оценить, насколько много, но то, что потеряли, это правда. Идея агломерации должна была стать четким планом, проработанным и положенным на бумагу. К сожалению, этого не произошло. Процессы-то происходят те же – только хаотически. Пригород срастается с Иркутском. Мы посчитали, что из Шелехова ежедневно в Иркутск ездят на работы до половины его жителей – порядка 18 тыс человек. Создание для областного центра и близлежащих территорий единой транспортной схемы, социальной, коммунальной инфраструктуры – все эти проблемы давно назрели. Они требуют смелых политических решений на региональном уровне. Скорее всего, необходим будет референдум.

- Вы поднимаете этот вопрос перед региональными властями?

- Тон традиционно задает тот, кто находится на более высоком управленческом уровне. Мы не можем заниматься стратегиями развития, тем более вне границ муниципального образования, но мы готовы их поддержать. Пока, честно говоря, стратегия развития четко не представлена.

- Со стороны Ваши отношения с Серым домом /так называют в Иркутске здание регионального правительства/ выглядят как латентный политически конфликт.

- Он всегда был, есть и будет. Это естественно, как отношения двух медведей в одной берлоге. "- Так кто же здесь главный? – Да Вы главный! Поэтому мы готовы двигаться в том направлении, которое нам покажете". В отличие от других муниципалитетов, мы все время на виду, поэтому все время – в зоне критики. Когда она конструктивная, она только помогает нам в нашей работе. Но мы, например, считаем, что сравнивать нужно не количество детских садов, построенных в городе и в области, а число размещенных в них детей /очереди в детсады один из главных предметов критики со стороны региона – прим.ТАСС/. За 2 года мы создали 10 тыс новых мест для дошкольников. Если на Иркутск приходится четверть населения региона, то зададим вопрос, сколько за этот период устроено в детсады в ¾ Иркутской области? Должно быть 30 тыс, но мы знаем, что реальные цифры совсем другие.

- Проблема развития Иркутска неизбежно ставит вопрос о сохранении его исторического облика, уникальных памятников деревянного зодчества. Целые кварталы находятся сегодня в удручающем состоянии. Системная работа в этом направлении была начата не так давно с созданием специализированного муниципального Агентства развития памятников Иркутска /АРПИ/. Насколько эффективной и достаточной Вы находите эту работу?

- Мы пытаемся создать главное – инструмент. Возможности бюджета города ограничены, и реставрация жилых домов, принадлежащих частному лицу, по закону, не может быть из бюджета профинансирована. Но мы делаем все, чтобы сохранить историческую зону. Я много общался с нашими городами-побратимами, они не скрывают, что единственное, что их интересует в Иркутске – это наша природа и деревянное зодчество. Это то, чем мы можем отличаться от всего остального мира. Приводить в порядок исторический центр Иркутска мы начали со 130-го квартала /к 350-летнию города его отстроили заново по чертежам 19-20 вв, превратив в культурно-развлекательный район – прим.ТАСС/, затем создали АРПИ, которое находит новых владельцев, готовых вложиться в реставрацию здания. Агентство уже успело реализовать на торгах 11 домов-памятников, всего по такой модели предстоит расселить и отреставрировать 40 зданий. Мы готовимся к реставрации по той же модели государственно-частного партнерства нескольких других центральных кварталов. Но главное, что на удалось сделать – определить границы исторического поселения. Мы оказались первыми в России, своего рода "пилотным" проектом.

- Виктор Иванович, Вы не единожды высказывались против существования так называемой "шанхайки" - китайского квартала в центре Иркутска. Недавно даже рассказали журналистам о том, что создали "подпольный штаб" для борьбы с ним. Почему так сложно оказалось переселить рынок и работающих на нем мигрантов из исторического центра, и есть ли у мэрии альтернативная концепция развития этого района?

- Есть известная установка:  "не кошмарьте бизнес". В целом она правильная, но ее оборотная сторона заключается в том, что предприниматель зачастую решает, что ему можно действовать как угодно, а мы при этом можем действовать только по закону. Когда кто-то в центре города за ночь выставляет забор и заливает фундамент, я не могу сесть за бульдозер и все внести. Пока мы год-полтора бегаем по судам, можно не только все построить, но еще и успеть эту стройку окупить. И до выстроенных в несколько этажей контейнеров на "шанхайке" тоже не доберешься иначе, кроме как через суд.  Чтобы переломить эту ситуацию, мы сейчас создаем новую нормативную базу – к слову, тоже не без сопротивления, поскольку те деньги, которые крутятся в районе "шанхайки", пытаются лоббировать свои интересы. Тем не менее, с 1 января 2014 года у нас начинают действовать новые регламенты для объектов, расположенных в границах исторического поселения. Минкультуры РФ, инициировав принятие соответствующего закона, не предложило никаких механизмов для его реализации. Для определения границ и охраны своих исторических поселений  все нормативно-правовые акты нужно разрабатывать самим муниципалитетам. Мы начали эту работу одними из первых, и теперь наш опыт оказался востребован у многих других городов. Конечно же, "шанхайка", находящаяся в самом центре Иркутска, попадает в границы исторического поселения, эту территорию коснутся особые требования.

- И, тем не менее, что, согласно Вашим планам, должно быть в этом районе вместо китайского квартала?

- Один-два торговых центра, парковки, сквер, развязка для дорог. Все находящиеся там памятники деревянного зодчества будут сохранены. Конечно же, они перестанут быть жилыми домами, как и в 130-ом квартале. У них может быть только коммерческое назначение – магазины, рестораны и так далее.

- Некоторое время назад мэрия вела переговоры с несколькими зарубежными гостиничными сетями, заинтересованными в приходе в Иркутск. Но пока пришел только "Марриотт". Что отпугнуло остальных инвесторов?

- Крупные сети, приходя в город, требуют бесплатный земельный участок, что противоречит законодательству. "Кемпински", в частности, запросил только центр города и только бесплатно: "Ну, мы же бренд!".  Я понимаю, что бренд, и в принципе я "за", потому что, приходя сюда, они подтягивают поток туристов. Но те площадки, которые они смотрели, в основном находятся в частной собственности. Договориться с частниками таким образом, чтоб это всех устроило, закон не позволяет.  Точно такая же ситуация сложилась с "Хаяттом". Кстати, "Марриотт", построивший свой отель, участок выкупал. Но и он, что, конечно, учитывается их конкурентами, не заполен сегодня на 100 процентов. Хороший гостевой поток давал Байкальский экономический форум, который у нас сейчас как-то потерялся /БЭФ не проводится последние 2 года – прим. ТАСС/. В дни его проведения заполненными оказывались не только все иркутские гостиницы, но и пригородные базы отдыха, на его обслуживание работали десятки компаний, все это оборачивалось в итоге ощутимыми налоговыми поступлениями в городскую казну. Конечно, городу нужны 2-3 таких мегасобытия в год, тогда гостиницы придут сразу же.

- Например?

- Например, карнавал /проводится в июне в День города – прим.ТАСС/. В первый год его посетили не более 20 приезжих, в этом году – уже около 700 человек. Я думаю, что мы его будем развивать, недавно зарегистрировали соответствующий бренд. Была неплохая идея с фестивалем кузнечного мастерства, он вполне мог вырасти до всероссийского – у Иркутска для него, как минимум, есть определенная аура. Городская дума, к сожалению, нас с этой инициативой не поддержала, посчитав нецелесообразным потратить 1,5 млн руб. Жаль, потому что эти бюджетные вложения окупились бы с лихвой.

- В Иркутске знают Вас как горячего сторонника восстановления Казанского кафедрального собора. Взорванная в 1932 году святыня стояла практически на месте нынешнего здания регионального правительства. Вы не нашли поддержки среди обитателей Серого дома, или попросту некуда пока переселять региональных чиновников?

- Скажу только, что эта идея не оставлена, мы над ней работаем. О сносе Серого дома я никогда не говорил. Технически мы не можем поставить собор на том месте, где он когда-то находился, потому что оставшиеся под землей фундаменты не способны нести вновь поставленное здание. То есть вывод напрашивается сам собой: построить немного в стороне. Нужно понимать, что это не только православная святыня, но и потрясающе красивый памятник архитектуры. Я думаю, что его восстановление могло бы стать важным объединяющим началом для людей совершенно различных конфессии.

- Различные инициативные группы в Иркутске в последнее время часто поднимают вопрос создания бренда города – конечно же, его в первую очередь предлагается связать с Байкалом. На Ваш взгляд, городу нужен бренд?

- Теоретически, да, но только если это нечто из ряда вон выходящее. Сама по себе визуализация мало что значит. Но она, наверно, нужна, если мы продвигаем товар на рынке. Мы предлагаем город "в пользование" его гостям и при этом получаем отдачу в виде налогов от заработавших на туристах предприятий. Но Иркутск, как мы сказали, город с особыми культурными традициями. Конечно, такие инициативы не должны вступать с ними в резонанс.

Екатерина Слабковская, Иркутск.

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама