Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

В память о Тамаре Сергеевне Ивановой

10 июля 2014, 10:42 UTC+3
Политический обозреватель ИТАР-ТАСС писала "тексты со словами", ее "незатейливую" фамилию знали все, а фирменные фразы разбирали на цитаты. ИТАР-ТАСС скорбит в связи с кончиной Тамары Ивановой
Материал из 1 страницы
{{$root.cfg.modules.slider.galleryTable_1308638.stepNow *12 +1}} - 12 из {{$root.cfg.modules.slider.gallery_1308638.sliderLength-1}}
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой
1
...
{{item.num+1}}
...
{{$root.cfg.modules.slider['gallery_1308638'].sliderLength - 1}}
{{$root.cfg.modules.slider['gallery_1308638'].sliderLength - 1}}
+
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой
© Из личного архива Тамары Ивановой

Тамара Сергеевна Иванова. Тамара. Томка. Томусик. Или просто ТТ - это ее инициалы, ставившиеся в конце заметки.

Она пришла в ТАСС 45 лет назад. И осталась в нем, хотя ее сотни раз пытались переманить. Но она отвечала: "Маленькие, ну куда я пойду, тут мой дом". И ТАСС, действительно, стал для Тамары Сергеевны домом. А коллеги - семьей. И вот мы остались одни...

Ее любили все - от руководства до корреспондентов, от уборщиц до охранников при входе в агентство, от газетчиков до коллег конкурирующих агентств. Сотрудники тассовского отдела кадров вспоминают, каким праздником было для них появление Тамары Ивановой. "После встречи с ней от смеха сводило скулы, улыбка долго оставалась на лице... - вспоминает  Вера Маслова. - В разговорах в административном здании Тамару цитировали. Ее приходу всегда радовались... И доверяли свое. Как-то она пришла специально и принесла кулек шиповника: "Вам для сердца..."

Тамара Иванова была превосходным политическим обозревателем, ее основные  темы - избирательные кампании, ЦИК, политические партии, СМИ. Но она никогда не загоняла себя в рамки только этих тем. Тамара Сергеевна была для тассовцев палочкой-выручалочкой. Она одинаково легко писала о любых событиях, она ощущала новости, она ловила их, ей было интересно все. Она из любого малозначимого, казалось бы, события могла сделать конфетку, и ее новости выходили в топы.

Иванова из тех журналистов-новостников, которая могла и с детского утренника написать такую заметку, что ее бы с удовольствием процитировал Reuters. Себя она называла "творческой молодежью", а ей говорили: "Пишите книги". Но когда?

Для того чтобы начальство тебя уважало, надо хотя бы раз в день брать в руки пачку бумаги, бежать по этажу и ни с кем не здороваться Тамара Иванова

Но это было не про нее. Она не задумывалась о том, что о ней подумает начальство. Спешила коллегам на помощь, а сама от нее отказывалась: "Я уже написала в своей жизни пару заметок, думаю, как-нибудь справлюсь (и с этой)".

Однажды Иванова "засветилась" на телеэкране во время пресс-подхода Геннадия Онищенко, занимавшего в тот момент пост  главного санитарного врача России. Онищенко, комментируя возможную эпидемию птичьего гриппа в России, выступил в свойственной ему манере и предложил отстреливать ворон. "Думали, я серьезный журналист. А я пишу про отстрел ворон", - прокомментировала свое появление в телеэфире Иванова.

Она была человеком феерического остроумия и обаяния, коллегой, подругой, которая везде, где бы ни появлялась, создавала праздник, а уж если требовалась помощь, помогала, как никто Ирина Петровская телекритик

Она писала "тексты со словами", а ее "незатейливую" фамилию знали все. Она приходила на вручение премии ТЭФИ, и со всех сторон к ней бежали коллеги - от телезвезд до рядовых репортеров: "Тамара, привет!"

Пресс-секретарь премьер-министра Наталья Тимакова так откликнулась на известие о смерти Тамары Ивановой: "Это ведь не она? Правда? Скажите, что не она?!"

И все мы, тассовцы,  молодые и не очень, профессионалы и менее опытные, вечером 7 июля, когда пришла горестная весть, рыдая вместе и поодиночке, отложив срочные и не очень новости, говорили одно: "Этого все равно не может быть. Только не с ней".

Тамара Сергеевна научила нас профессии, нас и еще десятки журналистов, многие из которых давно уже уважаемые профессионалы с именем.

"Тамара Сергеевна для меня, как и для многих уже немолодых сейчас тассовцев, была первым учителем, - вспоминает заместитель главного редактора "Интерфакса" Михаил Шевцов. - Так просто объяснить довольно сложные для начинающих журналистов информационные тонкости могла только она. Только Тамара могла сказать: "Масик, это же банально просто.. не переживай, я сейчас немного подрихтую". Михаил Шевцов вспомнил, что только она в конце тяжелых 1980-х годов могла "притащить в редакцию в те не совсем сытые годы пакет пирожков и бутербродов, а то и бутылочку спиртного из светской тусовки, куда только она могла попасть".

Заместитель главного редактора газеты "Вечерняя Москва" Олег Фочкин, который познакомился с Тамарой Сергеевной девять лет назад во время поездки в Швейцарию, вспоминает, что Иванова была и веселой, и серьезной: "Могла проанализировать выборы в Казахстане, а через пять минут, как будто так и надо, с заговорщицким видом вместе со всей компанией петь "Вихри враждебные" в знаменитой "ленинской" пивной на цюрихском вокзале".

Она пользовалась успехом, особенно в молодости. "Когда хорошо, не скажешь, что плохо, а когда плохо, не скажешь, что хорошо", - любила повторять Тамара Сергеевна. Она ненавидела лесть, но и вполне заслуженные вещи воспринимала с неловкостью. Эффектная женщина, с яркими, со вкусом подобранными украшениями, на комплименты реагировала, как школьница: смущалась, краснела, пыталась отшутиться.

Коллеги вспоминают, как одна стажерка предложила Тамаре Ивановой последний бутерброд с икрой. "Спасибо тебе, деточка, ты так уважаешь старость", - растрогалась Тамара Сергеевна.

Вспоминая Тамару Иванову, нельзя не улыбнуться. "Печальная от собственной красоты", "Мы - дамы полусвета - красивы только в полумраке", - множество ее фраз давно стали афоризмами. Многие пытались перенять ее манеру общения, острить в ивановской манере, вставляя в речи ее обороты. Но только от нее это звучало уместно, а не пошло или грубо.

Только она могла шутить так естественно и органично. Она умела найти слова и в обычных бытовых ситуациях, и в непростых, очень страшных. Когда Тамара Сергеевна тяжело заболела, она не хотела, чтобы об этом знали. Не хотела жалости. На попытки подбодрить отвечала: "Не драматизируй". И всегда повторяла: "Не волнуйся, все будет хорошо. Все поженятся, и малютка будет спасен". А ее саму не спасли. Не получилось.

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама