Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Француженка Жинет Калинка: в Освенциме было очень страшно

24 января 2015, 16:18 UTC+3 января. /Корр.ТАСС, Михaил Тимофеев
"Сегодня я радуюсь каждому мгновению. Мне просто чудом удалось выжить, до сих пор самой в это верится с трудом", - говорит француженка
Материал из 1 страницы
© ИТАР-ТАСС/Марк Редькин

ПАРИЖ, 24 января. /Корр.ТАСС Михaил Тимофеев/. Француженке Жинет Калинка было всего 19 лет, когда вместе с частью своей семьи она попала в Освенцим. До этого они пытались спрятаться от оккупантов в южном городе Авиньоне, но были кем-то выданы полиции.

Жинет родилась в Париже, но ее семья происходила из России - оттуда в начале века прибыл ее дед, носивший фамилию Черкасский.

"В пересыльном лагере на территории Франции нам сказали, что нас отправляют в Германию в трудовой лагерь. Я этому совершенно не испугалась. Я была физически сильной и не боялась работы ни в поле, ни на заводе", - заявила Жинет в интервью радиостанции "Франс энфо".

"Дорога в Освенцим была долгой и тяжелой, все очень устали. Мы прибыли туда 13 апреля 1944 года. Поезд состоял из 71 вагона для скота, набитых людьми. "Аушвиц-Биркенау" встретил нас лаем множества собак и криками надзирателей. Прибывших сразу разделили. Нам сказали, что те, что устал и плохо себя чувствует, сможет доехать до предназначенной для них части лагеря на грузовиках. Многие, в особенности старики, женщины с детьми, забрались в них. Больше мы их не видели. Их напрямую отправили в газовые камеры, а затем - в крематорий", - говорит Жинет Колинка.

Так, в первые же минуты в Освенциме, она потеряла своего 60-летнего отца и 12-летнего брата, увезенных в грузовиках. "Я никогда не забуду этих первых часов в концлагере", - подчеркивает ветеран.

"Но в тот момент я ничего еще не знала. Дымящие трубы крематория я, как и многие другие, приняла за заводы", - говорит француженка, которой скоро исполнится 90 лет.

Сразу после железнодорожной платформы прибывших повели на плац, где быстрый осмотр прибывших провели местные "врачи" и командование лагеря. "Они моментально определяли, кто физически еще крепок. Таких людей было отобрано немного. Большую же группу отсеянных мы больше не увидели - их немедленно увезли в газовые камеры", - говорит Жинет Колинка.

"Когда я увижу своих родных?", - спросила Жинет у эсэсовца. "Ты их больше не увидишь", - ответил он, указав на дымящие трубы.

"Но в такие ответы мы в тот момент не верили. Нам по-прежнему казалось, что мы находимся не территории огромного предприятия", - говорит бывшая заключенная концлагеря Освенцим, гигантской машины для уничтожения людей, занимающей площадь в 177 гектаров.

"Меня направили в группу, которая рыла канавы и прокладывала дороги на территории лагеря. Работа была крайне тяжелой, нас избивали, больных и ослабевших немедленно приканчивали. Мне было очень страшно. Я не поднимала головы, старалась стать маленькой-маленькой, чтобы меня только не заметили и перестали избивать. Нас часто раздевали и осматривали. Тех, у кого были какие-то раны или повреждения на теле, немедленно уничтожали", - говорит женщина.

"Мой мозг был совершенно, полностью опустошен. Я не в состоянии была ни о чем думать, все заполнял страх", - признается Жинет Колинка.

"Сегодня я радуюсь каждому мгновению. Мне просто чудом удалось выжить, до сих пор самой в это верится с трудом", - говорит француженка.

В эти дни, когда отмечается 70-летие освобождения концлагеря Освенцим Красной Армией, Колинка вновь посетила это место страшного убийства людей нацистами, где одновременно в бараках на нарах ютились 100 тыс человек. "Если не знать, где ты находишься, "Аушвиц-Биркенау" по- прежнему похож на огромный заводской комплекс, а не на место, где было уничтожено полтора миллиона людей", - сказала бывшая заключенная номер 78 599. Она подчеркнула важность рассказывать молодежи о страшных годах войны.

"Меня освободила Красная Армия, но уже не в Освенциме, а в концлагере Терезин, куда меня перевели. В тот момент я весила всего 28 килограммов. Татуировка заключенной номер 78 599 у меня до сих пор не стерлась на руке", - говорит Жинетт, которая часто сопровождает экскурсии французских школьников в бывшие концлагеря.

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама