Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Директор Музея блокады Ленинграда: история осады города - проект национального значения

27 января, 8:00 UTC+3
Сергей Курносов рассказал ТАСС о сохранении исторической памяти и патриотическом воспитании
Материал из 1 страницы
Ленинградцы запасаются водой из разрушенной водопроводной трубы на Невском проспекте

Ленинградцы запасаются водой из разрушенной водопроводной трубы на Невском проспекте

© Фотохроника ТАСС

Историки называют Ленинградскую битву одним из самых продолжительных и кровавых сражений Второй мировой войны. Она продолжалась с 10 июля 1941 года, когда гитлеровцы вступили на территорию Ленинградской области, до 9 августа 1944 года – окончания Выборгско-Петрозаводской наступательной операции Красной армии. Одной из главных ее дат является 27 января 1944 года – День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. О сохранении исторической памяти и патриотическом воспитании рассказал в интервью ТАСС директор Государственного мемориального музея обороны и блокады Ленинграда Сергей Курносов.

Государственный мемориальный музей обороны и блокады Ленинграда

В сражениях за Ленинград погибли около миллиона советских солдат и более 800 тыс. человек мирного населения. Более 1,5 млн человек были награждены медалями "За оборону Ленинграда". Сейчас в Санкт-Петербурге проживают 111 тыс. человек, награжденных медалью "За оборону Ленинграда" или знаком "Жителю блокадного Ленинграда": 10,4 тыс. – участники битвы за Ленинград и 100,6 тыс. – представители мирного населения.

В апреле 1944 года был создан один из первых в стране музеев, посвященных Второй мировой войне, – Государственный мемориальный музей обороны и блокады Ленинграда. С 2015 года он входит в Международную ассоциацию музеев Второй мировой войны. В наши дни музей становится главным в стране центром знаний о ленинградской блокаде, и в будущем на его базе будет создан Институт блокады, который объединит весь массив научной, исследовательской, мемуарной информации об этом периоде истории города и страны.

– Достаточно ли, на ваш взгляд, современные петербуржцы знают о блокаде и чем они более склонны считать ее – трагедией жителей или подвигом города?

– Нужно признать, что, несмотря на то, что тема блокады близка и важна для горожан, о событиях 1941-1944 годов в Ленинграде знают мало. В этом в значительной степени виноват недостаток информации: даже в вузовских учебниках для историков о блокаде Ленинграда и битве за Ленинград сказано всего несколько предложений на разных страницах. В результате тех, кто что-то слышал о блокаде и знает только основные, наиболее растиражированные и стереотипные вещи, большинство. Тех, кто серьезно интересуется этой темой и действительно знает о блокаде и Ленинградской битве, значительно меньше.

Но важно и то, что тема блокады – это тема самоидентификации пятимиллионного города: как минимум половина петербургских семей так или иначе связана с темой обороны и блокады Ленинграда. Через тему блокады к пониманию этого города приходят те, кто приезжают сюда как гости, в том числе туристы. Тому, кто хочет полностью понять особенность Петербурга, обязательно нужно прийти хотя бы в один музей, связанный с темой блокады, – к нам на Соляной переулок, 9, на Пискаревский мемориал, в Музей истории города или к Монументу героическим защитникам Ленинграда.

Интересно, что люди, приезжающие в Петербург на постоянное или длительное жительство, подчас знают историю блокады лучше, чем родившиеся здесь. Об этом рассказывают нам учителя петербургских школ. Педагоги объясняют это стремление знать больше желанием недавно приехавших идентифицироваться с этим городом.

Блокада была и подвигом, и трагедией, они слиты воедино, как две стороны одной медали, одно невозможно без другого

В восприятии блокады как подвига или трагедии ничего не меняется десятилетиями. Есть две точки зрения, и ни одна из них не превалирует. Позиция музея в том, что блокада была и подвигом, и трагедией, они слиты воедино, как две стороны одной медали, одно невозможно без другого.

Это относится и к битве за Ленинград. Мы постоянно получаем новые свидетельства о ней благодаря работе поисковых отрядов, и сказать, что Ленинградская битва скоро станет достоянием только истории, потому что "будет похоронен последний солдат", невозможно. В Ленинградской и Новгородской областях самая большая в стране концентрация незахороненных останков солдат, братских могил, устроенных в воронках от снарядов. В лесной болотистой местности, где более трех лет, с июля 1941-го по август 1944-го, шли бои, серьезно затруднен поиск останков. Поэтому работ по розыску погибших солдат на местах кровопролитных сражений, таких как Синявинские высоты или Мясной Бор, хватит еще нескольким поколениям исследователей.

Есть ли какие-то темы в истории обороны и блокады Ленинграда, которые и в наши дни остаются закрытыми для исследования?

– Лакун в истории блокады нет – нет закрытых тем, можно говорить о чем угодно, в отличие от периода 30-70-летней давности. Важно показать, что история обороны и блокады Ленинграда должна быть проектом не городского, а национального значения, и память о блокаде – это ценность не только нашего города. Есть целая география адресов по всей стране, имеющих отношение к истории блокады Ленинграда. В первую очередь это было связано с эвакуацией. Сейчас наш музей готовит проект с Пермским краем, посвященный эвакуации из Ленинграда в годы войны – людей, предприятий, материальных ценностей. Это тоже важная часть истории блокады, и ее необходимо изучать.

В целом же мы видим задачу Музея обороны и блокады Ленинграда в том, чтобы, создавая через каждый экспонат историю повседневности, создавать у посетителей чувство сопричастности, сопереживания. Поэтому наш рассказ должен быть шире, чем те 872 трагических дня, это история поколения, охватывающая и предвоенные, и послевоенные события.

В будущем в Санкт-Петербурге будет создан Институт блокады, концепция которого отразит принципы работы с огромным комплексом информации по этой теме. Его базой станет наш музей, который превратится в образовательно-методический центр, определяющий, что и как изучать о блокаде. Это не указания, о чем можно и о чем нельзя говорить, а сбор всего комплекса информации по теме. Тем по изучению блокады намного больше, чем один дневник Тани Савичевой (изначально он был экспонатом Музея обороны и блокады Ленинграда, но после его раскассирования в ходе "Ленинградского дела" был передан в Музей истории города, где хранится и экспонируется до сих пор).

Изучение блокады не должно ограничиваться и только исторической наукой, поскольку блокада затронула практически все стороны жизни города, многое изменила, в том числе в повседневной жизни людей, и мы не всегда отдаем себе в этом отчет, поэтому важно рассматривать блокадную тематику с точки зрения разных дисциплин. Над этим идет работа, и уже сейчас мы предлагаем школам интегрированные учебные программы о блокаде не только по истории, но и по химии, биологии.

Как музей пополняет свои коллекции и как формирует программы военно-патриотического воспитания?

Наш музей - не военно-патриотический, а антивоенно-патриотический. Наша задача – так рассказать о войне и блокаде, чтобы они не могли повториться

– Сразу подчеркну, что Музей обороны и блокады Ленинграда – это не военно-патриотический музей, а антивоенно-патриотический. Наша задача – так рассказать о войне и блокаде, чтобы они не могли повториться. Фонды музея включают семейные реликвии тысяч ленинградских-петербургских семей, люди передали их сюда, чтобы сохранить память, так было и в 1944 году, когда музей создавался, и в 1989-м, когда он был возрожден, и в наши дни. Мы остаемся одним из самых активно пополняемых музеев Санкт-Петербурга.

Ежегодно наши фонды увеличиваются на 1-2%, люди делятся с нами своими семейными архивами. 25 лет назад музей возрождался буквально с нуля, поскольку в 1949-52 годах он был расформирован, некоторые экспонаты передали другим учреждениям, а большую часть просто уничтожили. В 1989-1990 годах сюда каждый день приходили по 20-25 дарителей, и каждый старался передать что-то, связанное с блокадой, что хранилось все эти годы в семьях. Передано было так много, что часть экспонатов до сих пор не изучена до конца, это еще предстоит сделать.

У нашего музея две основные целевые аудитории, которым мы адресуем большинство своих мероприятий: это, с одной стороны, ветераны и блокадники, создавшие наш музей, чтобы рассказать о пережитом, с другой – молодежь и особенно школьники, ради которых музей существует. Таким образом, через музей осуществляется связь поколений.

В наши дни, соприкасаясь с этой темой, нужно быть очень осторожным и тактичным, чтобы не обидеть каким-то необдуманным словом или действием и тех, кто пережил блокаду, и их потомков: они очень остро и болезненно реагируют на любую некорректность в отношении этой темы.

Для нас, музейщиков, то, что есть люди, неравнодушные к теме обороны и блокады Ленинграда, с одной стороны, очень хорошо – у музея много союзников. С другой стороны – у каждого своя блокада, воспринимаемая через что-то очень личное, поэтому формирование каких-либо концепций, будь то идея выставки, проект музейной экспозиции или план развития музея, – все способно вызвать ожесточенные споры.

В нашем музее нет художественных или материальных ценностей, которые имеют значение сами по себе. Наши экспонаты ценны, только если имеют историю бытования, через которую может раскрыться история человека, а нас прежде всего интересует человек.

В качестве примера могу привести случай, произошедший в августе 2015 года. Петербуржец, член Союза художников, переживший блокаду подростком, принес в наш музей скульптурную композицию, вырезанную из дерева. С исторической точки зрения эта современная работа, посвященная детям блокадного Ленинграда, не имеет большой музейной ценности, однако, когда он начал рассказывать о том, что для него значит каждая из фигур этой композиции, мы сразу поняли, что этот экспонат нужен. Художник изобразил здесь себя самого, подростком у станка, как в годы блокады, своего друга, который в годы войны был партизаном в Ленинградской области, свою жену, бывшую в блокаду санитаркой, своих одноклассников, погибших во время эвакуации на Дороге жизни… За каждой фигуркой стоит человеческая судьба, и в этом ценность экспоната. Особая деталь – вырезанные из липы фигурки покрыты позолотой. Когда мы спросили об этом художника, он сказал: "После войны я участвовал в восстановлении Петергофа. Среди работ, которые там проводились, было золочение статуи Самсона, которую пришлось отливать заново взамен похищенной немцами. Я запомнил свое чувство, возникшее во время этих работ: у него зад золотой, а у нас с ребятами детства не было. Поэтому и решил покрыть свою композицию золотом, так же как Самсона, как бы скрасить этим горечь детских воспоминаний и хоть как-то украсить их". Сейчас этот экспонат в наших фондах, и его можно увидеть в новом онлайн-проекте музея.

Как воспринимают тему блокады Ленинграда сегодняшние петербуржцы разных поколений? Как передается от одних к другим историческая память?

– Наши посетители – люди всех возрастов, и мы видим, как отличается восприятие этой темы разными поколениями.

К сожалению, в наши дни осталось уже очень немного участников и очевидцев тех событий, людей, видевших блокаду в сознательном возрасте. У этого поколения встречаются два диаметрально противоположных подхода к блокаде.

Одни люди, и их немало, не хотят вспоминать о пережитом ужасе, другие вспоминают войну и блокаду даже с некоторым воодушевлением, помня о том, что они были сопричастны к великому делу, они выстояли и победили.

СПЕЦПРОЕКТ
900 дней жизни
История блокадного Ленинграда

Это поколение передало собственные воспоминания о блокаде поколениям послевоенным, своим детям, родившимся в 1940-1950-х годах. Очень многие из этих людей относятся к памяти о блокаде как к своей личной памяти. Эти воспоминания хранятся в их семье, они связаны с любимыми родителями, поэтому до сих пор важны, и представители послевоенных поколений заинтересованы в правде о блокаде не меньше тех, кто ее пережил.

Поколение 1960-1970-х, внуки блокадников и защитников Ленинграда, застало советскую эпоху на ее излете, когда память о Великой Отечественной войне была частью государственной советской идеологии, которую многие в те времена уже не принимали. Это поколение уже в детском возрасте немного "перекормили" темой пафосной героики, что в годы перестройки вызвало у многих противоречивые чувства, вплоть до отторжения официальной точки зрения на историю войны и блокады. Эти люди начали поиски "своей" истории, той, которая открылась им самим: именно они составляют сейчас костяк поискового движения, на них оно держится, они так изучают историю Ленинградской битвы и Великой Отечественной войны в целом. Для них это святая тема, но при этом они могут быть достаточно критично настроенными, например по отношению к советскому руководству и командованию Красной армии.

Наконец, для правнуков, тех, кому сейчас меньше тридцати лет, эта война уже отодвинулась во времени и приобрела своеобразный ореол романтики, такой же, как Отечественная война 1812 года для людей второй половины ХХ века. Большинство молодых людей не успели застать прадедов – ветеранов войны живыми, но им интересно узнать о них, в том числе с помощью современных электронных ресурсов, и они также воспринимают историю страны через историю своей семьи. Этим объясняется популярность такой акции, как "Бессмертный полк", и не нужно осуждать парня, который пишет на своей машине: "Спасибо деду за Победу!", он делает это от чистого сердца, так он хочет проявить свою сопричастность с этим великим событием.

Поэтому, когда нам говорят, что музей утратит свою актуальность, когда уйдут представители старшего поколения, жители и защитники блокадного Ленинграда, мы знаем, что это не так. Музей должен жить, развиваться и в хорошем смысле популяризировать память о блокаде. И естественно, продолжать изучать ее и помогать другим в изучении.

Музей обороны и блокады Ленинграда посещают и зарубежные гости города. Как различается восприятие блокадной темы представителями разных стран, в том числе входивших в гитлеровский блок?

– Каждый восьмой посетитель музея – иностранец. Среди них бывают и представители стран, армии которых осаждали Ленинград, – Германии, Финляндии. По нашим наблюдениям, они по-разному воспринимают то, что видят здесь в экспозиции. Немцев приходит много, это люди разного возраста, они уходят отсюда, оставляя в книге посетителей записи о своем ужасе от войны и преступлений нацизма. В их отзывах прослеживается то же чувство коллективной вины, которое присутствует у них во всем, что связано со Второй мировой войной. А вот финны демонстрируют другой взгляд. Они часто оказываются не согласны с концепцией нашей экспозиции и оценкой участия Финляндии в блокаде Ленинграда. Для них события 1941-1944 годов – продолжение "Зимней войны" 1939-1940 годов, они называют их "войной-продолжением". В общем, у финнов своя правда, у нас – своя.

Среди наших гостей немало и граждан тех стран, которые сражались на стороне Антигитлеровской коалиции, в последнее время становится все больше посетителей из Китая. Мы активизировали контакты и с учеными этой страны, вклад которой в победу во Второй мировой войне еще предстоит оценить.

Беседовала Юлия Андреева, корреспондент ТАСС в Санкт-Петербурге

Показать еще
Поделиться:
В других СМИ
Реклама
Реклама