Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Как россиянам найти своих предков, живших за границей

16 июля, 9:00 UTC+3

География "русского следа" после событий XX века грандиозна — Китай, Япония, страны Европы, Африки, Америки. Историки, архивисты, генеалоги — о том, как искать родных, когда-то оказавшихся вне России

Поделиться
Материал из 1 страницы
© REUTERS/George Frey

После революции 1917 года свыше 2 млн жителей Российской империи эмигрировали и рассеялись по всему миру, за годы Великой Отечественной войны на территории Германии и других стран Европы в плену и на принудительных работах находилось более 6 млн советских граждан.

Профессиональный историк и архивист Александр Капустин, а также юристы, генеалоги и жители разных регионов России рассказали ТАСС о том, как взаимодействуют российские и иностранные архивы и насколько реально найти данные о своих родных за рубежом.

?
Что нужно сделать прежде всего?

Первым делом нужно найти земляков в стране поиска. "Например, в Германии "русские немцы" своих находят быстро, чутьем каким-то, формируют круг общения, надо самостоятельно через соцсети выходить на таких неравнодушных людей, их много, они ищут общения между собой. Когда вы выйдете на человека, который там живет давно, он сможет вам адреса, фамилии назвать, а далее по цепочке пойдет, контакты будут, как дерево, разрастаться. Я начинал работу с зарубежными архивами так же, случайно находил тех, кто в Германии, Австрии, Финляндии занимается военнопленными", — советует архивист.

"Наш сотрудник посетил архив вермахта, где лежит вся история вооруженных сил Германии за период с 1933 по 1945 год, информация по дислокации нацистских лагерей для военнопленных, для нас она чрезвычайно важна, потому что там, где был лагерь, было и кладбище военнопленных. Вопреки ожиданиям довольно быстро мы подписали договор о сотрудничестве с Лодзинским архивом (Польша). Треть документов в этом архиве на русском языке, так как самое активное участие в развитии города принимала Российская империя. В нашей работе мы опираемся на тех, кто изучает историю объективно, делаем это уверенно, зная, что в целом в масштабах мира русские нигде не навредили", — рассказал Капустин.

Арт-директор Екатеринбургской галереи современного искусства Елена Шипицына знает, что в ней течет кровь прибалтийских евреев и волжских татар, а на географию семьи повлияли знаковые события XX века — еврейские погромы в Российской империи, строительство Китайско-Восточной железной дороги, вторжение японских войск в Китай, репрессии, Великая Отечественная война, эвакуация на Урал, оттепель, строительство Соколовско-Сарбайского ГОКа в Казахстане. Сегодня ее родственники живут в Китае, США, Австралии, Израиле, Германии.

"Наиболее подробно изучена еврейская история по материнской линии. Я знаю о прадедушке и прабабушке Абраме и Эстер Чернецких, которым из-за погромов пришлось переехать из Одессы в Ново-Николаевск (ныне Новосибирск), а затем в Харбин, где у них была своя фабрика бетонных изделий. У них было три дочери — Лидия, Раиса и моя бабушка Мария, которая родилась в 1907 году. Бабушка стала переводчицей-стенографисткой, вышла замуж за белорусского еврея, экономиста Евсея Кутикова, семья которого также из-за погромов сначала перебралась во Владивосток, а потом в Харбин, в 1930 году у них родилась дочь Наталья Кутикова — моя мама", — рассказала Шипицына.

Но отношения с Японией обострились, и сестры покинули Китай. "Они на тот момент уже получили советские паспорта, а японцы таких либо арестовывали, либо высылали. Тетя Лида, пианистка, вместе с мужем, виолончелистом Константином Шапиро, оказалась в Америке; тетя Рая, фельдшер, сначала жила в Австралии, а потом в Израиле; моя бабушка Мария за мужем Евсеем поехала в Москву. Дед попал под подозрение как японский шпион, был арестован, расстрелян, а позже реабилитирован, но трагические события на этом не закончились", — вспоминает она.

Свое родовое прошлое Елена Шипицына знает благодаря матери Наталье. "Моя мама стала профессиональным журналистом, ее знали под супружеской фамилией Хайбуллина, на ней до 1956 года было клеймо врага народа, но она была абсолютно лишена чувства страха. Она была единственным ребенком в семье, ей всегда не хватало сестер и братьев, поэтому она очень жадно, активно искала корни, с упоением рассказывала об этом, общалась со всеми, кого находила, переписывалась. Конечно, в то время ей это удавалось только через личные контакты, общение с еврейскими сообществами в разных странах, никак иначе, чуть позже помогла в поиске израильская программа восстановления родословия", — поделилась Шипицына.

?
Как еще можно найти предков за границей?

В поиске также может помочь проект "Русский след в мире", который изучает судьбы наших соотечественников за рубежом. Александр Капустин — начальник Управления архивами Свердловской области — работает с проектом уже больше шести лет. За это время он наладил обмен информацией о военнопленных с архивами Финляндии, Германии, Австрии, о русской эмиграции — с Китаем, что значительно повышает шансы любого человека отыскать своих родных.

В Екатеринбурге сегодня действует единственная в России региональная комиссия по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести. Причем, как считает Капустин, со временем Россия может столкнуться с проблемами в этой работе: возможно, многим странам найденная информация будет не выгодна с политической точки зрения.

Трех сестер — Евгению, Зою и Марию Калиниченко — в годы Великой Отечественной войны угнали из Ростова-на-Дону в Германию, домой вернулись только две из них. "Многие годы о Зое наша семья вообще ничего не знала, а здесь, в Ростове, у нее оставались муж и маленькая дочка. Муж в то время работал в органах НКВД, он пытался что-то узнать", — говорит внучка Евгении Ангелина Товеровская. Но попытки мужчины пресекли, сказав: "Если хочешь дальше нормально жить, то забудь". "А в конце 1960-х годов каким-то образом пришла открытка, ее передал знакомый Зои, который был по делам в Москве. Так мы узнали, что она жива, после открытия второго фронта оказалась на стороне союзников и осталась в Бельгии", — продолжает Товеровская.

Зоя и Евгения встретились только спустя 20 лет. "Случайно выяснилось, что есть знакомая, у которой есть родственники в Бельгии, а у них там фонд или общество русскоязычных. Попытались так найти контакты и нашли. Зоя сделала вызов, и моя бабушка впервые съездила к ней, а потом бывала еще раза три или четыре, а Зоя приезжать в СССР отказалась. Никого из них уже нет в живых, я самостоятельно пытаюсь восстановить эту историю, например, сделала запрос в немецкую организацию International Traсing Service, мне ответили на русском языке, рассказали, в какие даты моя бабушка была в Германии, в каком городе, кто был ее работодателем и даже какая была страховка", — рассказала Товеровская.

?
Каким еще образом можно действовать?

Можно запросить информацию в архивах — это второй путь поиска. При этом нужно помнить, что в иностранные архивы нужно обращаться на языке страны, где ведется поиск, а также предварительно изучить фонды, которые можно найти на сайтах архивов.

"Во многих странах есть фонды, связанные с эмиграцией, ведь эмигранты всегда были под наблюдением. Все данные хранились в департаментах полиции, тем более в 1920-е годы, когда время было очень неспокойное, одна война закончилась и в любой момент могла начаться новая. У харбинских китайцев, например, есть карточки на каждого русского, приехавшего в этот город, все это богатство полиция отдала архивистам, сейчас это лежит в Хэйлунцзянском государственном архиве", — рассказывает Капустин.

Заместитель начальника Управления архивами провинции Хэйлунцзян (административным центром которой является Харбин) Фу Цзе пояснил, что доступ к документам в Китае до 1980-х годов был ограничен, а сейчас в Харбине открыто почти 70% исторических документов. "Их можно использовать в электронной форме, а на официальном сайте предоставляются описи некоторых документов, их просмотр бесплатный. Архивы некоторых китайских провинций уже полностью оцифровали свои фонды. Провинция Хэйлунцзян подключилась к этой работе позже, мы привлекаем специалистов по аутсорсингу, с 2015 года оцифровано уже 10% документов", — отметил китайский архивист.

Николай Новиков из Ростова-на-Дону — создатель музея "Донская казачья гвардия", он является членом Объединения памяти Лейб-гвардии казачьего полка во Франции, работает с его музеем и архивом и помогает узнать родовое прошлое россиянам, чьи предки служили в этой части. "В царской России существовали три гвардейские части, которые находились в Санкт-Петербурге и поблизости, где служили донские казаки: Лейб-гвардии казачий Его Величества полк, Лейб-гвардии атаманский Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича полк и 6-я Лейб-гвардии донская казачья Его Величества батарея. Ценнейшая музейная коллекция этих частей была вывезена из Санкт-Петербурга во Францию после революции 1917 года и Гражданской войны. До сих пор все это хранится там, в современной России только наш музей в Ростове посвящен этой теме", — говорит Новиков.

На его счету немало успешных историй поиска корней, одна из них связана с потомками донского казака Михаила Смирнова, которые сейчас живут в Донбассе. "Однажды в соцсети мне написала женщина из Горловки, она благодарила меня за опубликованный на форуме рассказ о ее прадеде Михаиле Смирнове, сведения о нем я нашел во Франции.

Смирнов начал службу простым казаком, показал себя способным урядником и вахмистром, а во время Первой мировой войны за боевые отличия был произведен в офицеры. В 1917 году поддержал советскую власть и стал главнокомандующим Вооруженными силами Донской Советской Республики, которая просуществовала в Новочеркасске всего несколько месяцев", — пояснил он.

Во многом именно благодаря Смирнову и сохранился Музей Лейб-гвардии казачьего полка. "Большевики в 1918 году очень интересовались ценностями музея и даже пытались его ограбить, но Смирнов взял под личную защиту его и своих бывших сослуживцев, которые не разделяли его политических убеждений. Ничего об этом его потомки не знали, у них даже не сохранилось ни одной его фотографии, ведь в период расказачивания Смирнов был репрессирован как враг народа. Я им отправил все данные о нем вместе с фотографиями, позже они мне написали, что собрались всей семьей, вслух читали мое письмо и рассматривали фото", — отметил Новиков.

?
Существуют ли в Европе архивы с данными русских иммигрантов?

Да, существуют. Например, по данным посла Финляндии в России Микко Хаутала, для россиян открыты финские архивы. "Те россияне, у которых есть корни и любые другие связи с Финляндией, могут довольно быстро и легко получить доступ к этим архивам. Очень много оцифровано. Например, что касается войн между нашими странами, все данные, которые касаются военнопленных, советских солдат, находятся в свободном доступе по интернету, судьба каждого солдата там указана", — уточнил он.

В Европе есть общественные организации, которые занимаются сбором данным о военнопленных — "Черный крест" в Австрии и "Народный союз по уходу за воинскими мемориалами" в Германии.

"Из Австрии нам уже передали данные на 60 тыс. советских военнопленных, и сейчас готовится передача еще на 80 тыс. Люди, которые этим занимаются, не коммерсанты, поэтому у нас другой принцип обмена — не лист на лист или кадр на кадр, а все на все, никакой политики в этом деле нет, только поиск, никаких оценочных суждений. Финансирование немецкого союза составляет миллионы евро в год, половина из которых — добровольные пожертвования граждан, на эти деньги они в том числе поддерживают в нормальном состоянии кладбища советских воинов. К сожалению, такой всероссийской организации нет", — говорит Капустин.

Руководитель Центра восстановления семейной истории Иван Калинин из Санкт-Петербурга в архиве Азербайджана получил информацию о своем двоюродном прадеде, исследователе малярии профессоре Вульфе Тарноградском. "Я написал запросы на русском и азербайджанском языках в медицинские учреждения и архив страны, прикрепил подтверждение родства и ждал. Мне ответили через три месяца, пришло письмо с отсканированным личным делом и фотографией, и даже не выставили никакого счета, я был приятно удивлен", — рассказывает Калинин.

Он также отправлял запросы о других своих родственниках в архивы Украины, Белоруссии, Грузии, Армении, Таджикистана, в некоторых странах столкнулся с "архивными предпринимателями". "Особенно в Закавказье русскоязычные посетители архивов работают для заказчиков из других стран, потому что иногда трудно разобраться в тонкостях при официальном запросе. В Грузии, например, цены на услуги архивов достаточно высоки, неофициальные поставщики этих услуг часто выставляют цены еще выше, потому что нет выбора, это монополия. А в Средней Азии, например, действуют отлаженные схемы поиска "через своих", и не всегда есть гарантии, что вас не обманут", — сообщил Калинин.

Он рекомендует перед обращением в зарубежный архив почитать форумы генеалогов — Союз возрождения родословных традиций и генеалогический форум ВГД. "Там есть разделы по каждой стране, рассказывают, насколько тот или иной архив эффективен, какой у них опыт. Это самый важный источник. На этих форумах очень много активности, они обновляются каждый день", — посоветовал эксперт.

?
Обязаны ли иностранные архивы отвечать на запросы граждан России?

Нет, таких обязательств у иностранных архивов нет. Поэтому иногда придется обращаться к частному генеалогу или юристу. Профессионалы помогут с теми странами, архивное взаимодействие с которыми не налажено. По словам Капустина, активных рабочих контактов у свердловских архивистов нет со многими странами Восточной Европы, Прибалтикой и Израилем.

Очень интересно архивистам и азиатское направление — Вьетнам, Южная Корея, Монголия, Япония. "Япония — очень тяжелая страна для ассимиляции, там русские были, но, как правило, не выдерживали различий в культуре и возвращались в Россию, они оставили там хороший след перед Русско-японской войной, наши флотские офицеры имели там жен и наверняка оставили немалое потомство; можно вспомнить роман Валентина Пикуля "Три возраста Окини-сан". Наши следы есть в Африке, очень хорошую память оставили там наши учителя и геологи, в Англо-бурской войне (1899−1902) участвовали русские добровольцы. А если интересует Аляска, то лучше начать поиски с Российского исторического архива Дальнего Востока (Владивосток), потому что история ее освоения как раз находится там и, может быть, частично в Российском историческом архиве Санкт-Петербурга", — добавил Капустин.

К юристу по международному праву из Самары Олегу Молчанову обращаются за помощью, если необходимо восстановить гражданство за рубежом. Чаще всего россиян интересуют Польша, Румыния, Венгрия, Литва, Германия и Израиль, пик заявок был в 1990-е годы, в два раза меньше их стало в 2000-е, после 2014 года интерес вновь возрос. "Это напрямую связано с экономической, политической ситуацией в стране, сейчас люди поверили, что и в России можно неплохо жить. Таких фирм в 90-е годы было в два раза больше, люди сейчас в 99% случаев решают эти задачи самостоятельно", — уточнил эксперт.

В 40% случаев юристу не удается помочь клиенту: либо нет данных в архивах, либо не удается узнать, куда обращаться. "Что касается послевоенного времени — почти 100-процентное выполнение заказа, а чем дальше в глубь веков, тем сложнее. Например, если это XIX век и поиск касается территории бывшей Австро-Венгрии, сложно выяснить, в каком конкретно месте оказались эти записи", — говорит Молчанов.

Кроме того, так как ответа от архива можно и не дождаться, юрист сотрудничает с коллегами в разных странах, чтобы увеличить вероятность положительного исхода дела.

У Молчанова есть опыт работы с архивами около десяти стран, и везде он сталкивался с разными ситуациями. "Все началось с личной истории, мы искали потомков нашего прадеда, казачьего урядника, который ушел с Деникиным, а потом оказался в Аргентине, на поиски у нас ушло пять лет. Мы искали потомков, а свидетельства о рождении там находятся в ведении местных церквей, до Второй мировой войны в стране не было единого госархива. Это огромная бумажная работа, потому что какие-то церкви прекратили свое существование, какие-то объединились, архивы не передали, и все потерялось", — ответил юрист.

А вот с архивами Украины взаимодействовать несложно, говорит Молчанов, и россияне делают это самостоятельно. "С Европой проще, а в Малайзии, например, есть свои особенности шариатской юриспруденции. В южных странах ничего не бывает в срок, опоздание на неделю-две опозданием не считается, в том числе в государственных органах. В Европе все можно сделать почтой, в южных странах, в Азии, Африке лучше искать местного адвоката и жестко его контролировать, оплачивать услуги только после каждого выполненного этапа работы", — порекомендовал юрист.

?
Есть ли архивы, взаимодействие с которыми заморожено?

Есть. Например, это архивы Министерства иностранных дел Чехии. В годы Гражданской войны в этой стране сложилась непростая ситуация с Чехословацким корпусом, и сейчас доступ к архивам корпуса, находящимся в МИД Чехии, закрыт. 

Частный генеалог из Франции Оксана Компаниец, которая специализируется на белой эмиграции, говорит, что во Франции гораздо проще найти документы о предках человека, чем в России. "Архивы Франции открыты и для французов, и для иностранцев, никакого разделения здесь нет, для получения читательского билета необходим лишь документ, подтверждающий личность. Базы актовых записей гражданского состояния — о рождении, браке и смерти, — не входящие в 100-летний период по защите частных данных, в большинстве своем оцифрованы и доступны в нескольких онлайн-базах, необходимо только заплатить за доступ", — рассказала Компаниец.

Французские архивы очень хорошо оборудованы, многое доступно онлайн или в читальных залах, например переписи населения вплоть до 1920-х годов. "В архивах Франции все бесплатно, кроме ксерокопирования материалов, а если вы сами фотографируете документы, то никто за это вам не выставит счет. Из-за этого есть разница в оплате услуг генеалогов: во Франции оплата складывается только из учета потраченного времени и командировочных расходов, при этом каждый генеалог имеет свой часовой гонорар, а в России еще включается оплата за услуги архивов. Работа по оцифровке документов чаще всего проводится по инициативе местных генеалогических обществ, архивы бесплатно предоставляют документы, организовывают процесс, генеалоги-волонтеры оцифровывают, все в выигрыше", — говорит Компаниец.

Прежде чем начинать поиски эмигрантов в иностранных архивах, Оксана Компаниец рекомендует обратиться в Государственный архив Российской Федерации. "Там находится большинство из белоэмигрантского архива, захваченного в Праге в 1945 году, там можно найти списки эмигрантов, иногда даже адреса, есть информация о том, кто на каком корабле эвакуировался. Исходя из полученной информации, можно понять, в какой стране нужно продолжить поиск. Россияне обращаются ко мне с вопросами об эмигрантах довольно часто, почти каждую неделю, но есть и обратные случаи: Юрий Боливар-Лебедев из Бразилии — потомок эмигранта из станицы Манычской (Ростовская область), искал родственников в России, мы проработали около семи месяцев и нашли их, в мае вся семья наконец воссоединилась", — отметила Компаниец.

Марина Шеина

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
Новости smi2.ru
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама
Читайте
ТАСС VK
Много новостей? Мы собрали главные в нашей рассылке!