Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Кресло парламентария: кто должен в нем сидеть?

11 апреля 2013, 10:00 UTC+3 Лев Рыжков

Большинство партий – это лишь технологические проекты, так или иначе представляющие "партию власти"

Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото ЕРА/ИТАР-ТАСС

Фото ЕРА/ИТАР-ТАСС

Который месяц кипят страсти в парламенте Кыргызстана. Народные избранники горячо спорят о химической кастрации педофилов.  В стране есть проблемы с газом, электричеством, промышленность - в коллапсе, безработица. Но, может показаться, что не эти проблемы занимали умы парламентариев от сессии до сессии.

Лихорадит и парламент Молдовы. Два года законодатели из Кишинева потратили только на то, чтобы избрать президента страны.

А Верховная Рада Украины давно превратилась в бойцовский клуб.  Там уже почти не говорят, просто весело дерутся и кидаются друг в дружку экскрементами. Говорят, многие украинские парламентарии носят на работу боксерские капы – не растерять в прениях зубы.

В России заседания парламента – конечно, без драк. Интеллигентный парламент. Мирный. Но никому не нравится.

«Сейчас нет ни одной парламентской партии  -  от "Единой России" до остальных, которая не была бы в состоянии кризиса, - констатирует политолог Аркадий Любарев.-  Получается, что нынешняя партийная система теряет доверие по всем своим компонентам. Все больший спектр политических и общественных интересов этой системой не представлены и не могут быть представлены».

А другой политолог – Дмитрий Орешкин, считает, что власть опирается на «политическую провинцию», а Москва, независимо от любых итогов выборов «вычитает себя из политического пространства».

С утверждением об интересах политической провинции можно поспорить.  Где кряжистые, крепкие, горластые представители рабочих? И кто конкретно из важных господ-парламентариев радеет за крестьянство?  Который из обладателей костюма «армани» отстаивает интересы малого бизнеса?

Бросьте, господин политолог. Эти люди точно так же чужды и глубинке, как и столичным хипстерам.  

Есть, конечно, исключения.

Например, боксер Николай Валуев отстаивает в Государственной Думе интересы спорта и спортсменов.  И когда в прошлом году на рассмотрение нижней палаты парламента выдвигался законопроект, ужесточающий ответственность спортсменов за применение силы, первым его раскритиковал именно Валуев. Притом убедительно. Документ получил отрицательную оценку как в парламентских комитетах, так и в правительстве.  В числе причин – харизма боксера-парламентария, который знает интересы «своих» и умеет, как оказалось, их отстаивать.  Потому что знает, понимает, душой болеет.

Кризис парламентских партий

Итак, парламентские партии – в кризисе.  По мнению политика Сергея Бабурина «большинство партий – это лишь технологические проекты, так или иначе представляющие «партию власти». 

С этим утверждением можно спорить, но суть такова, что интересов простых людей крупные политические парламентские игроки – совсем не выражают и не всегда о таковых осведомлены.

Несовершенство нынешней, партийной парламентской системы наверху осознают.  В начале марта президент Владимир Путин предложил: пусть половина депутатов избирается по партийным спискам, половина – по одномандатным округам. 

Система территориального представительства называется мажоритарной. Она достаточно хорошо изучена и применялась на практике. Ее достоинства и недостатки хорошо известны. Достоинства таковы, что парламентарии будут, конечно же, ближе к интересам представляемой территории. Что до недостатков, то главный из них отметил украинский политолог Владимир Фесенко: «По мажоритарным округам по большей части будут избираться представители крупного бизнеса. Поскольку кампании в этих округах дороже, будет происходить селекция по уровню возможности выиграть выборы. И такая возможность будет у людей, имеющих либо финансовые, либо административные ресурсы». 

То есть, победит либо толстосум, либо номенклатурщик. Третий, но тоже возможный, вариант – популист. Именно по одномандатному округу в 1994 году прошел в Государственную Думу Сергей Мавроди. Все прочие кандидаты на представительство отсеются на стадии выдвижения. По этим граблям топталась уже и Россия, и Украина, и другие постсоветские страны.

На заре парламентской эры

Посмотрим правде в глаза – мажоритарная система давно уже устарела. Она имела смысл и работала на заре парламентской эры.

Возьмем Англию, к примеру, Англию века два-три назад. Графство Корнуолл разводит овец. А на севере и в Уэльсе добывают уголь. В Манчестере – ткацкие фабрики.  В Ливерпуле и Бристоле – порты. Каждая территория занимается, в принципе, чем-то одним: овцеводством, угледобычей, мореплаванием. И выбирают жители такого парламентария, кто лучше прочих интерес этот представит. 

Конечно, возникает вопрос – как быть, если у владельца шахты – один интерес, а у работяги-шахтера – другой? Но в той же Англии интересы работяг во второй половине XIX века стали выражать лейбористы.  И вполне успешно. Потому что они и до сих пор – есть.

В Америке территориальный принцип тоже работал. Север – промышленность. Юг – сельское хозяйство. А жителям Нью-Йорка будет, скажем, достаточно, чтобы их в переулках по ночам не резали.  Это, напомню, реалии XVIII-XIX веков. Сейчас и там  – все сложнее.

Если власть, предлагая вернуть мажоритарную систему, преследует цель – получить представительство регионов «для галочки», то эта цель, конечно, будет достигнута.  Только представлять сильно потратившиеся на выборах народные избранники будут все же не совсем народ.

В российском парламенте трудно представить такое, чтобы депутат, отстаивая интересы своих избирателей, объявил голодовку и умер. А в Британии такое было. И не так давно, в 1981 году, когда заморил себя голодом член Парламента от Северной Ирландии Бобби Сэндс.

Нашего народного избранника до такой глубины души не растрогаешь.  Пепел электорального Клааса в его сердце не стучит. Он лучше напоказ поборется с каким-нибудь общепризнанным злом, вроде педофилии, курения или пропаганды гомосексуализма. 

Есть ли альтернатива мажоритарному (а также партийносписочному) парламентаризму?

Для интереса россиянам  стоит посмотреть в собственное прошлое. У нас, как бы ни странно это звучало, традиции демократии очень глубоки. Возьмем хотя бы новгородские и псковские народные парламенты, колокольные вече, которые вполне исправно и бескризисно определяли жизнь древних русских пра-демократий. Все было, на самом деле очень просто. У корабельщиков был свой депутат, у ремесленников – другой, у крестьян – третий. Каждый знал, за какой интерес отвечает и что ему отстаивать. И был толк. Вернее, вполне себе плодотворное толковище.

Давайте пофантазируем. Представим себе парламент, в котором у рабочих будет свой представитель, у бизнеса– тоже свой, у  хипстеров – третий. У эмоготов (почему нет?) – четвертый.  Конечно, понятно, что препятствий на пути у такого вот «вечевого» парламентаризма будет очень много. Хотя возможности современных технологий, социальных сетей позволяют осуществлять самые затейливые общественные коллаборации на любом географическом пространстве.

Хочется помечтать о парламенте, в котором депутаты не строят глобальные планы по обустройству всей России сразу, не дают невыполнимых обещаний, а помогают людям своего сословия, своей социальной группы, отстаивают их интересы. И эти интересы насущно важны для самого парламентария. Будет ли у нас когда-нибудь такое народное представительство? Или буксующий в перманентном кризисе парламентаризм постсоветского образца останется по-прежнему местом встречи толстосумов и номенклатурщиков?

 

Лев РыжковЛев Рыжков - писатель, журналист. 

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Реклама
Загрузка...
Реклама