Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Онлайн перезапустит вузы

30 октября 2013, 11:50 UTC+3 Денис Конанчук
От того, смогут ли российские университеты мобилизовать частные ресурсы и сделать студентов своими партнерами, во многом зависит их траектория развития и финансовое благополучие
Материал из 1 страницы
Фото AP/Orlin Wagner

Фото AP/Orlin Wagner

Три российских вуза на прошлой неделе начали сотрудничество с Coursera – крупнейшей платформой онлайн образования. Пожалуй, это самая хорошая новость для российского образования за последние несколько лет – и не только потому, что она может изменить целую систему.

В октябре 2013 года Центром образовательных разработок "Сколково" был опубликован доклад «Эпоха гринфилда в образовании». Основной вывод – мир переживает бум образовательных проектов, создаваемых «с нуля» на базе новых компьютерных и интернет-технологий. Только в 2012 году такие проекты смогли привлечь более $1,1 млрд венчурных инвестиций, что сравнимо с бюджетами на образование некоторых развитых стран. Появились новые форматы образования – «массовые открытые онлайн курсы» (так называемые MOOC), на которых сотни тысяч студентов со всего мира могут учиться бесплатно у лучших профессоров Стэнфорда, Гарварда, Принстона и других университетов «первой десятки». Крупнейшие MOOC-платформы - Coursera, EdX, Udacity – стремительно набирают популярность, а их аудитория сегодня растет быстрее, чем у Facebook или «ВКонтакте».

О «лавине инноваций» в образовании активно говорят последние полтора-два года, и нельзя сказать, что в России эту цифровую революцию не замечают. Но большинство комментариев со стороны вузов сводится к следующему: «Это интересная тема, мы знаем про ее актуальность. Но при чем здесь мы, почему вузы должны думать про создание онлайн курсов? Пусть министерство даст соответствующее распоряжение, и мы включимся».

Проблема российского образования одна – все ждут отмашки сверху. Винить вузы, что они не запускают современное онлайн-обучение один за другим, конечно, нельзя. Исторически система управления настроена так, чтобы иметь возможность отслеживать и регулировать деятельность каждого элемента. Минусы также очевидны: мало кто может искать альтернативы и рисковать, действуя в параллели существующей системе. Риск не поощряется. В свою очередь, именно «образовательные эксперименты» сегодня двигают всю систему вперед, формируя пространство для новой образовательной практики, своеобразную зону «гринфилда».

Если посмотреть на западные страны, где активно развиваются массовые онлайн-курсы, легко заметить, что все успешные образовательные системы нового поколения построены на частные деньги. Инвесторы, а не государство, вкладывают деньги в развитие образования. И именно частные проекты являются наиболее удачными и массовыми. Порядок сумм известен: на создание Coursera в 2011 году было потрачено около $20 млн, на EdX в 2012 году — $60 млн, а на образовательную онлайн платформу Lynda.com в 2013 году — $103 млн. Это достаточно большие суммы. Как видно из приведенных цифр, инвестиции удваиваются каждый год, но пока это реальные для России деньги.

Новость, что три российских вуза - Московский физико-технический институт (МФТИ), Санкт-Петербургский государственный университет и НИУ Высшая школа экономики  - запускают свои курсы на платформе Coursera, может стать отправной точкой масштабных изменений. Эти три вуза пошли на этот шаг не по распоряжению министерства, а потому, что чувствовали свою готовность к конкуренции на мировых площадках за деньги клиентов.

Почему шаг этих трех вузов так важен?

Во-первых, это действительно дебют России на массовых онлайн-площадках и смелый эксперимент, так как успех не гаратирован. Количество записавшихся и прошедших полный курс обучения покажет, насколько мы конкурентоспособны на международной арене. Это будет проверка, насколько наши вузы готовы к конкуренции за внимание лучших студентов мира.

Во-вторых, это выход в другую реальность, где правила игры диктует не бизнес или государство, а отдельный студент, желающий учиться и тратить свое личное время/деньги на те курсы, которые считает полезными для своей карьеры и персонального развития. Исследования показывают, что таких людей в мире немного – от 3 до 10%, но именно они становятся основными драйверами и «заказчиками» образования будущего.

Если мы зададимся вопросом «кто заплатит за образование в 2020 году?», ответ не будет очевидным. Возможности для наращивания государственных расходов весьма ограничены. Правительствам большинства стран необходимо сначала решить вопросы государственного долга, размеры которого часто превышают 100% от ВВП. В свою очередь, корпорации – традиционные партнеры образовательных учреждений - также сокращают свои расходы. Согласно данным ОЭСР, доля компаний в финансировании образования с 2000 по 2009 год упала на треть, и в странах ЕС не превышает сегодня 15%. В условиях финансово-экономической неопределенности горизонт «ответственного» планирования бизнеса снизился до одного-двух лет, что не позволяет осуществлять значительные долгосрочные инвестиции, к которым относится образование. В этих условиях разговоры о взаимодействии бизнеса и образовательных учреждений являются не более чем благими намерениями без взаимных обязательств и гарантированных бюджетов.

Пожалуй, единственным источником платежеспособного спроса на образование, который устойчиво растет из года в год во всем мире, являются частные деньги - расходы домохозяйств и физических лиц. Например, в 2012 году оборот образовательных программ для «планшетных» компьютеров составил $150 млн, а к 2015 году, по прогнозам экспертов, может превысить $750 млн. Самые яркие образовательные проекты последних трех лет (Coursera, EdX, Lynda.com) также созданы на частные деньги, а их первыми последователями и клиентами стали молодые люди поколения гугла и фейсбука, которые готовы инвестировать в собственное образование.  

В России же пул сторонников и последователей образовательных инноваций, готовых платить за это собственные деньги, пока крайне мал. Например, доля российских студентов в Coursera не превышает 2%. По этому показателю мы занимаем 10-е место в мире, отставая в том числе от своих товарищей-конкурентов по BRICS Индии (более 8%) и Бразилии (более 4%).

От того, смогут ли российские университеты мобилизовать частные ресурсы и сделать студентов своими партнерами, во многом зависит их траектория развития и финансовое благополучие. Конечно, это потребует серьезной перестройки учебного процесса, кадровой политики и системы управления вузом, к которой не все готовы.

Именно поэтому так важно участие трех российских вузов в Coursera. Для них это возможность стать участником «рынка образования будущего» уже сегодня. Для остальных она станет реальностью не позднее 2020 года.

 

Денис КонанчукДенис Конанчук - руководитель Центра образовательных разработок Московской школы управления "Сколково"

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама