Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Политический переворот 1993

23 сентября 2013, 10:30 UTC+3 Сергей Роганов

Только 15 процентов опрошенных с определенностью заявляют, что главной целью противников в октябре 93-го года были советские предприятия, добывающие отрасли и финансы

Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото ИТАР-ТАСС/Зотин Игорь

Фото ИТАР-ТАСС/Зотин Игорь

21 сентября  исполнилось 20 лет со дня подписания Борисом Ельциным указа № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в РФ» в 1993 году. По сути, Верховный Совет Российской Федерации был распущен, советская власть прекратила свое существование. С того самого дня воспоминания о Советах осталось только в учебниках истории.

События, которые последовали за этим Указом не принято вспоминать в современной России. Да и названия этим дням до сих пор не найдено: это и расстрел Белого дома, и расстрел Дома Советов, - разобраться в хронике событий под силу только историкам, хотя участники этих трагических дней России живы, продолжают работать и осмыслять происшедшее. По умолчанию считается, что прогрессивная часть общества сплотилась вокруг Бориса Ельцина и последующих рыночных реформ: приватизации и «шоковой терапии», другие пытались остановить поворот России к современному капитализму и удержаться в рамках советской системы организации общества, производства, политической жизни. Сейчас, через 20 лет оценки этих событий по-прежнему очень противоречивы.

Подавляющая часть населения российских городов за пределами столицы вообще не могла понять, что происходит, поэтому события конца сентября начала октября 1993 года остаются делом столичной элиты, борьбы московских кланов за сферы влияния и окончательный передел наследства СССР. Ни за одной из сторон конфликта не было большинства. По данным социологического опроса ФОМ, примерно по 15% граждан поддерживали и Верховный Совет, и Бориса Ельцина, а то и просто никого не поддерживали или не понимали, что происходит.

Вернее было бы считать, что события 93-го года были следствием коллективного шока подавляющего большинства граждан России после событий 91-го года и распада СССР. Поскольку ни одна из сторон не отдавала себе полного отчета в том, что следует за решениями противоборствующих сторон. Попытки представить происходящее как целенаправленный выбор тех или иных сил и сторон остаются благими пожеланиями придать хотя бы какое-то основание собственным действиям и действиям противников. Повторим, состояние общественного сознания определялось коллективным, посттравматическим шоком, поскольку сами события распада СССР в 1991 году не предвиделись ни одной из сторон.

Именно шоковым состоянием общественного сознания объясняется тот факт, что события сентября-октября 1993 года до сих пор остаются самой нежелательной темой в открытых общественных дебатах. Более половины россиян затрудняются сказать, на чьей стороне была правда. При этом около 40% уверены, что страна развивалась бы другим путем, но столько же – 43% затрудняются сказать, по какому пути двинулась бы Россия в случае победы Верховного Совета.

Но вот что примечательно: всего 9% соотечественников уверены в правоте Ельцина и в том, что тогдашние битвы в Москве были битвами за демократию. Но только 15% с определенностью заявляют, что главной целью противников в октябре 93-го года были советские предприятия, добывающие отрасли и финансы. Понимание того, что беды сегодняшнего дня: коррупция, развал промышленности, тотальных кризис культуры и систем ценностей, критическое падение уровня жизни малых городов России уходят корнями в события, которые последовали за Указом 1400, однако коллективное сознание общества отказывается связывать напрямую эти процессы и события, что говорит только о неизжитом коллапсе/гибели самого общества и последующих социальной аномии, посттравматическом шоке до сегодняшнего дня.

Эйфория начала 90-х давно в прошлом, и если в те годы можно было еще питаться иллюзиями и надеждами, то все благие чаяния и помыслы развеялись за последующие 20 лет. Апатия граждан, общественного сознания современной России в целом определяется именно социально-психологическими аспектами, последствия коллективного шока всегда являются, как нежелание вспоминать события, которые привели к абсолютному краху некогда сверхдержавы, одной из политических и идеологических полюсов планеты в ХХ веке. События просто-напросто вытесняются в коллективное бессознательное и являют себя в попытках явных или неявных реабилитировать советские наследие, культуру, системы ценностей. Понятно, что никакая реабилитация теперь невозможна, поэтому скрытые процессы реабилитации срываются в общественном пространстве в те или иные формы идеологий «воскрешения», столь характерные для постравматического шока и попыток пережить, превозмочь собственные воспоминания и опыт необратимой утраты.

Борис Ельцин теряет год за годом в глазах россиян, его же современников и соотечественников, поскольку «лихие» 90-е связываются напрямую именно с событиями, которые последовали после подписания Указа 1400 о фактическом роспуске Верховного Совета. Теперь уже и распад СССР рассматривается не как «ликующий» восторг от падения коммунистического режима, а как невосполнимая утрата, как неоправданная жертва, которая была бездумно принесена на алтарь чужих ценностей: либерального рынка и демократического мира западного образца. Постсоветские поколения так и уйдут, открыто отказываясь оценить собственные действия, результатом которых стало утрата государства-цивилизации СССР, несмотря на то, что современная история постсоциалистических и постсоветских стран говорит сама за себя: феномен ностальгии даже в таких «прозападных» странах, как Чехия, Венгрия или бывшая ГДР, странах, которые служили образцами для американской транзитологии, требую открытого и беспристрастного анализа событий тех лет и оценки собственных недальновидности и наивности.

Дальнейшая судьба мира социализма принадлежит подлинным постсоветским поколениям, рожденным в момент или после события 91-93 годов, и можно только надеяться, что уникальный исторический опыт, который обрели страны и культуры в момент гигантского цивилизационного коллапса, сослужит добрую службы не одному поколению будущей истории. 

 

РогановСергей Роганов - философ, публицист

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
Новости smi2.ru
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама