Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Даже Джеки Чан работает с дублером - Александр ИНШАКОВ

28 апреля 2012, 13:31 UTC+3
Поделиться

 

- Александр Иванович, добрый день. Рады приветствовать Вас в студии ИТАР-ТАСС. Спасибо, что согласились встретиться с нами.

- Отказать невозможно.

- День рождения у Вас двадцать третьего января, а юбилей Вы отмечали в апреле. Почему?

- Вы знаете, у меня в биографии все перепутано.  Двадцать третьего у меня день рождения по паспорту, а на самом деле двадцать пятого января. А юбилей я не отмечал. Это был мой творческий вечер.

- На своем творческом вечере Вы удивляли своих слушателей пением. Как давно Вы занимаетесь вокалом?

 - Я, в общем-то, никогда не пел, а запел два года назад. И с тех пор неожиданно для себя успел записать около восьмидесяти песен. Появился какой-то хороший спортивный азарт. И люди уже требуют, чтобы я пел.

- А кто пишет для Вас?

- Сначала я просто перепевал известные песни, которые мне нравились. А потом появились люди, которым интересно со мной работать. В частности, есть такой замечательный человек, который пишет хорошие песни, Владимир Боченков. И последнее время мы работаем практически только с ним. Уже записали больше десяти песен.

-Вы выпустили диск. Какие песни вошли в него?

- Песни совершенно разные. Те, которые я сейчас пою, и те, которые уже достаточно известны, но в моем исполнении.

- Вы - президент Ассоциации каскадеров, и для большинства россиян Ваша фамилия и слово «каскадер» - это синонимы. Расскажите о своей организации, об Ассоциации каскадеров. Какие задачи Вы решаете, какие уже решили, и какие предстоит решить?

- У нас в 1991-ом году прошла конференция, на которой было принято решение о создании Ассоциации каскадеров.  Она должна была решить все проблемы, которые стоят перед представителями нашей профессии, потому что до этого момента мы были такими вольными слушателями, вольными художниками, и  во времена Советского Союза, когда ребята все работали как каскадеры, никакой профессии не было, а  числиться на работе где-то надо было. Поэтому кто-то числился дворником, кто-то еще кем-то. Мне повезло больше, я был спортсменом, занимался, выступал, был тренером и действующим спортсменом. И мне было немножко легче. Но неожиданно для меня ребята тогда именно меня выбрали президентом. И с того времени я возглавляю эту организацию. Организация нацелена на то, чтобы решать наши проблемы. Их у нас хватает. Это и...

- Профсоюз своего рода?

- Нет, мы и профсоюз создали после этого, который я тоже возглавляю.

- Наверное, как-то помогаете?

- В меру возможностей. Это довольно специфическая профессия, относительно немного работающих, человек двести на всю Россию. Поэтому она достаточно узкая, все друг друга хорошо знаем. Естественно, возникает много вопросов, и со здоровьем у многих, и ветераны. И надо помогать, и поддерживать, и изыскивать средства. Для этого и был создан профсоюз.

- Не могу Вас не спросить о профессии каскадеров. Каждый каскадер должен уметь исполнять определенный свой трюк, или у Вас есть какие-то специализации, разделение?

- Как правило, ребята, которые приходят к нам по профессии, должны быть как минимум мастерами спорта.  Потому что должна быть соответствующая подготовка.  И в процессе работы на площадке ребята осваивают побочные профессии, новые для себя, доселе не знакомые. В том числе и я. Мне пришлось осваивать и верховую езду, и авто-, мото -  более подробно заниматься. И фехтование, и работа с холодным оружием, и с огнестрельным, и с пиротехникой, и с огнем, и высотная работа, падения, подводные дела, парашют. Всего понемножку. И скалолазание, человек должен в принципе уметь все. Но, как правило, самые сложные трюки делают те ребята, которые в этом направлении более подготовлены.

- А есть ли трюк, которым Вы гордитесь? Какой самый эффектный Ваш трюк?

- Я считаю, что самый достойный трюк был на фильме «Крестоносец». Там мы специально писали сценарий с Валерой Приемыховым. И там ребята оторвались по полной программе. Там два самых серьезных трюка: это прыжок через идущий состав, когда две машины перелетают, одна перелетает, а другая врезается в цистерну с бензином.  Якобы с бензином. А второй трюк - это уникальный трюк. Это прыжок на трех работающих мотоциклах, который три человека исполняли одновременно с высоты двух тысяч метров, с вертолета, с приземлением и с теми коллизиями, которые происходили в воздухе. Это был серьезнейший трюк, и он до сих пор смотрится эффектно.

- А каскадер получает удовольствие от работы?

- Конечно, иначе бы не работали. Вот та романтика, о которой говорится, она внешняя. И когда люди приходят, они понимают, что  внешняя романтика это одно, а работа - тяжелая, трудная, и грязная иногда. Надо пахать, одним словом. И не всем это подходит. Спортсмены, как правило, привыкли побеждать, а в нашей профессии надо иногда прогибаться перед актером, чтобы он на нашем фоне выглядел достойно. Он же играет героя, поэтому надо помогать ему в этом. Это непросто.

- Александр Иванович, а есть предел каких-то человеческих возможностей, когда Вы понимаете, что трюк сделать нельзя, что каскадер не сможет?

- Предел человеческих возможностей, безусловно, есть. Но дело в том, что наша работа - это не трюк ради трюка, а трюк ради сюжета картины. Ради тех задумок, которые придумал режиссер и автор сценария. Безусловно, постановщик трюков имеет своем мнение, помогает, иногда даже предлагает свои трюки на площадке в зависимости от того, какого жанра кино снимается. Но такой сверхзадачи перед нами, честно говоря, практически почти никогда не ставили. Иногда наши  ребята сами предлагают трюки. Но кино - дело особое, и трюк ради трюка здесь не годится. Здесь трюк - это составляющая часть фильма, и поэтому он не должен быть заплаткой. Не должен выглядеть неожиданно для зрителя. А вот когда зритель не видит нашей работы, когда это воспринимается все в порядке вещей, как само собой разумеющееся, вот тогда можно говорить о высоком качестве работы и подготовки ребят.

- Вы более 20 работаете на «Мосфильме». Какие трюки актеры могут выполнять, а какие могут выполнять только каскадеры?

- Во всем мире принято, что трюки должны делать каскадеры. А актерам можно делать  элементарные вещи. Но все равно им надо быть подготовленными. Там верховая езда, фехтование, драка - это называется сценическое движение. И актеры, по идее, должны это все проходить и учиться в театре, во ВГИКе. Правда, не все это умеют, не все этим занимаются и увлекаются.

- Kто из актеров самый бесстрашный?

- Бывают ребята. Вы знаете, много, наверное, ребят бесстрашных, тех, которые думают, что все могут сделать. И может быть, они действительно могут сделать. Но важен результат. Как это будет выглядеть на экране и не будет ли последствий для актера. Если он получает травму, какой бы он ни был смелый и подготовленный, травм избежать невозможно при исполнении сложных трюков. Я сам снимался неоднократно в главных ролях, вроде, могу делать трюки и делал, но пару раз получал травмы. И в результате получалось так, что я полкартины ходил на одной ноге. Разбил там пятку.  Сорвался со стены, попал на породу и разбил пятку. И вот  все съемки ходил на одной ноге. Конечно же, фильм потерял. Конечно, можно было сделать все более интересно и красиво, а в результате я сам себя обокрал.  И сейчас, когда я делаю трюки, все равно у меня есть дублеры. Есть ребята, которые  в самые сложные моменты, в самые трудные все-таки меня продублируют, я не имею права получать травмы. За мной стоит картина, за мной стоит целый коллектив. И остановка съемок невозможна. Даже не надо далеко ходить за примером. Даже Джеки Чан, замечательный наш каскадер, всемирно известный и любимый.

- Даже у Джеки Чана?

- Конечно, у него тоже есть дублер. В Голливуде он работает, и у него договор, по которому он не имеет права делать трюков.

- Я всегда думала, что он сам.

- Нет, он делал трюки сам, и до сих пор может делать. Вот так называемое сцендвижение, сцена с драками, где он бегает-прыгает, это относительно несложно при его подготовке. Он прошел китайскую оперу так называемую, это ушу так называется. Это все сцендвижение, я считаю. Вот он это все делает великолепно. А сложные трюки, связанные с колоссальным риском, безусловно, ему закрыты.

- Правда ли, что американские спецслужбы называют Ваши трюки криминальными, и уже десять лет отказывают Вам в визе?

- Я первый раз слышу о том, чтобы трюки называли криминальными. А вот то, что отказывают в визе и уже не десять лет, а с 1993-го или с 1994-го года, правда. Вот одновременно с Иосифом Давыдовичем Кобзоном нам отказали во въезде в Америку. Хотя я там был несколько раз. Они не объясняют причину, почему и как, они это не считают нужным. Они говорят: по данным нашего департамента Вы там будете заниматься своими вопросами.  Какими своими, не знаю. Я несколько раз пытался выехать по делам кино, я должен был выставлять на продажу свой фильм «Крестоносец», когда меня не пустили в первый раз. И пошел целый ряд каких-то статей грязных в «Русском слове», не понятных для меня. Ну и Бог с ним. Я там побывал, представляю, что такое Америка, и особо туда не рвусь.  И, кстати, у меня был еще момент, приезжал сюда замечательный актер, чемпион мира по кикбоксу, Дон Вилсон, известный Дон Дракон Вилсон, мы с ним подружились. Он приезжал ко мне на соревнования. У нас был такой хороший проект двух фильмов, один снимался в России, а другой - в Америке. Они взаимосвязаны, очень интересны. Но я ему сказал: «Знаешь, Дон, меня не выпустят». Он: «Как это не выпустят! Без проблем! Поедем в Американское посольство». Поехали и уехали. Он дал своего юриста, но так ничего и не получилось. Чиновники - это страшная сила. Где-то попал в компьютер, и все. И они не объясняют причин, почему и как.

- А надежда есть, что когда-то дадут?

- Я вообще-то не рвусь туда. Мне достаточно комфортно здесь, в России.

- Вы продюсируете съемки продолжения  культового сериала «Бригада»…  

- Уже сняли.

- Когда мы увидим фильм на экране?

- Осенью, двадцать девятого октября у нас премьера.

- Актерский состав тот же?

- Нет, тех же мы всех в расход пустили, как говорят.  Осталась одна Катя. И под вопросом был Сергей Безруков, Саша Белый.

- Он вернется во второй части?

- Он будет присутствовать, увидим. Но Сергей отказался сниматься в продолжении.

- То есть, будет другой актер?

- Ну  Сергей Безруков изображал же Володю Высоцкого. Значит, нашлись люди, которые могут изобразить Безрукого. Не проблема.

- Заинтриговали. Пусть это останется тайной. Вы разносторонний человек, хочется задать Вам много вопросов. Но вопрос, который у меня возник сейчас: как Вы все это успеваете, когда Вы все успеваете, есть ли какие-то приоритеты? И хочется ли что-нибудь попробовать еще?

- Честно говоря, не успеваю. Времени не хватает фатально. Тяжело. Но есть люди, партнеры, товарищи, которые меня иногда заменяют, помогают, поддерживают.  Решают все вопросы в моем отсутствии.  Так что живу пока. Но в таком серьезном режиме.

- А что позволяет Вам расслабиться? Как Вы отдыхаете?

- У меня несколько собачек дома. И еще кот даже есть. Я, когда приезжаю, сразу релакс получаю от общения с животными, с собаками. Утром перед работой  я выхожу с ними в лес на прогулку или выезжаю на квадроцикле. Часочек погулял, уже зарядился и поехал на целый день в Москву, в город. А потом вернулся и еще прогулочка.

- Спасибо, что пришли к нам в студию. Удачи Вам.

Наиля Махмудова, Иван Чистяков, Сергей Алексеев
(Москва) 

Поделиться