Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Владимир ЧАГИН: команда "КАМАЗ-мастер" сработала на "Дакаре" на "отлично"

24 января 2014, 15:59 UTC+3
Поделиться
Андрей Каргинов, Владимир Чагин, Эдуард Николаев (слева направо)

Андрей Каргинов, Владимир Чагин, Эдуард Николаев (слева направо)

© ИТАР-ТАСС/Юрий Машков

Команда "КАМАЗ-мастер" во главе с руководителем Владимиром Чагиным, победителем "Дакара" 2014 года Андреем Каргиновым и бронзовым призером гонки Эдуардом Николаевым в интервью ИТАР-ТАСС рассказала о главных трудностях, с которыми им пришлось столкнуться на завершившемся ралли-марафоне.

- На "Дакаре" в этом году участвовали в 23-й раз, - рассказал Владимир Чагин. – В прошлом году нашей команде исполнилось 25 лет. И в юбилейный год ребятам удалось занять все три места на пьедестале почета. В этом году начало гонки получилось грустным – занимали место в конце первой десятки, да еще одна из пяти машин сошла. Соперники из Нидерландов лидировали большую часть дистанции. Жерар де Рой выигрывал у Андрея Каргинова 41 минуту  25 секунд, и казалось, что первое место нам не светит. Но буквально за три-четыре дня до финиша гонки начали отыгрывать у него минуты и смогли переломить ход событий в нашу сторону – перед последним днем уже имели преимущество в семь минут.

- Ходит шутка, что "КамАЗы" побеждают на "Дакаре" не потому, что сильнее всех, а потому, что там дороги, как в России…

Владимир Чагин: Это, кстати, тоже помогает. Мы хоть над нашим бездорожьем и подшучиваем, а на самом деле для подготовки к ралли-рейдам  это даже плюс. Когда встречаются скользкие участки на трассе, когда дождь пройдет в горах – наши ребята лучше едут в таких условиях.

- На сей раз болельщикам пришлось изрядно поволноваться. Расскажите, что же произошло на последнем спецучастке?

Андрей Каргинов: Был спецучасток протяженностью 157 км, состоящий в основном из узкой горной дороги. Он был нам знаком еще по прошлому году - часть отрезка повторялась. И примерно на 100 км мы увидели перевернутый джип, лежащий на боку и перегородивший дорогу. Мы приняли решение, что нужно помочь ребятам. Ведь все равно это кто-нибудь сделал бы, почему не мы? Сначала попробовали вручную - не получилось. Следом ехал Эдуард Николаев, который тоже остановился. Уже двумя экипажами мы пытались это сделать, но безуспешно. Тогда решили, что зацепим тросом. В итоге поставили машину на колеса  и продолжили путь.

- Когда вы останавливались помочь китайцу, осознавали, что можете потерять победу?

А. К.: В глубине что-то такое было. Вернут нам это время или нет - решать было организаторам. Но помимо результата еще существует мнение о команде, которое нам не безразлично, репутация  коллектива. В тот момент это было важнее. Все-таки нам еще долго участвовать в этих соревнованиях. И мнение о нас наших соперников нам не безразлично.

- Де Рой в этой ситуации не стал останавливаться и проехал мимо. Как оцените его поступок?

А. К.: Как и все – без комментариев.

- Борьба с де Роем шла не только на трассе, но и за ее пределами. Голландец заявлял, что рассчитывает на проблемы у "КАМАЗа". Обращали на это внимание?

А.К.: В какой-то из дней я увидел ролик, в котором де Рой говорил, что рассчитывает на поломку у "КАМАЗа". И, честно говоря, я был очень удивлен. Потому что так рассуждать может только слабый соперник, который побеждает не за счет своих профессиональных навыков, а благодаря поломке у соперника. Я считаю, это неправильно. Он поздравил меня с победой. Но тех отношений, которые были у нас раньше, уже нет. Вся команде теперь относится к нему иначе. Потому что было несколько примеров за этот "Дакар", когда он себя вел не по-спортивному.

- Владимир, что в этот момент чувствовали вы? По таймингу было видно, что Андрей на отметке уступает де Рою, но вы не знали, по какой причине было потеряно время.

В. Ч.: Многие, не только я, кто не был в тот момент на трассе и не видел, как на самом деле выглядит ситуация, считали, что все – первое место от России в этом году ушло. Семь минут преимущества, к сожалению, растаяли в одно мгновение. Находились в таком состоянии жуткого вакуума, расстройства до того момента, когда на сайте "Дакара" появилась информация, что перевернулся экипаж, многие участники попали в затор, и что именно экипаж Андрея Каргинова оказывает помощь пострадавшим. Появилась надежда, что не все потеряно, а когда ребята приехали на финиш, мы с ними созвонились, и все встало на свои места. По регламенту соревнований, если экипаж оказывает помощь другому участнику, или машина перекрыла всю трассу, как случилось в этот раз, и ее невозможно объехать, то время компенсируется. Ребята, считаю, поступили правильно в этой ситуации, и организаторы справедливо вернули нам время, затраченное на оказание помощи. И к нам снова вернулось первое место.

- Не было сомнений в том, что судьи могут не компенсировать время?

В. Ч.: Если бы это произошло, то, думаю, криков возмущения и дискуссий было бы так много, что был бы просто скандал. Поэтому организаторы приняли правильное решение, и справедливость восторжествовала.

- Такой финиш не скомкал радость от победы? Все-таки приятнее узнать, что ты выиграл сразу после финиша последнего спецучастка, а не ждать решений судей.

А.К.: Не скомкал. Но, конечно, ситуация была напряженной до самого последнего момента. Волновались мы, наше руководство, болельщики, спонсоры. Тем и интересен "Дакар", что до последних километров, метров до финиша, пройдя больше 9000 км, результат остается неведомым.

- Успели как-то отпраздновать или сразу же нужно было готовиться к отлету домой?

Эдуард Николаев: Нет. Мы прилетели, нас встретили в Москве, затем мы отправились домой, в Набережные Челны. Спать легли уже буквально под утро и проспали до обеда. Виной тому и разные часовые пояса – 7 часов разницы, плюс тяжелый перелет – сначала летели из  Чили до Мадрида около 13 часов, затем из Мадрида в Москву 5 часов и потом еще до дома. Глаза открыли, умылись - и вот снова прилетели в Москву. Поэтому еще и близких-то не повидали толком.

- Владимир, вы 7 раз побеждали на Дакаре как гонщик и вот второй раз как руководитель. Можете сравнить эмоции от этих побед?

В. Ч.: Победы в качестве руководителя еще более яркие, объемные. Ответственности гораздо больше. Раньше я отвечал за экипаж, за сидящих рядом двух человек – штурмана и механика, а сейчас я несу ответственность за всю команду, за тех, кто отправился на гонку, и тех, кто остался дома, перед болельщиками и нашими партнерами. Не буду преуменьшать роли пилотов, это тоже очень важная и ответственная работа. Я это прошел, я это знаю. Руководитель – это новая ступень в моей жизни. Считаю, что на этой должности я команде не менее полезен, чем в роли пилота.

- Какая работа сложнее – гонщика или руководителя?

В. Ч.: И та, и та – сложная. У них разные критерии оценки. Не буду даже говорить, какая сложнее. Да, в роли руководителя она более ответственная, но по сложности – сопоставима.

- Давайте вернемся к началу и вспомним, как эта победа добывалась. Была ли у команды какая-то стратегия на старте гонки?

А. К.: Естественно, у нас есть командная тактика. Мы – одна команда, единый механизм, который работает сплоченно. Изначально заведено так, что тому экипажу, который имеет лучший результат, начинают помогать все остальные. Так сложилось, что ближе к середине ралли стало получаться у меня лучше. И, естественно, ребята, ехавшие позади меня, всегда прикрывали. Это придавало дополнительные силы.

- Были какие-то проблемы с машиной на первых этапах?

А. К.: Нет, проблем не было. Я отстал из-за прокола колеса на первом же спецучастке. 12,5 минуты занимает замена колеса, это, естественно, отбросило меня далеко назад. По-моему, 17-м я стартовал во второй день. Дальнейшие проблемы были связаны с тем, что приходилось выбираться с дальних мест, а обгоны – это риск, когда обходишь машины в пыли. Ее было очень много, иногда приходилось полностью останавливаться, потому что ничего не было видно, и ждать, пока пыль рассеется.

Э. Н.: Да, на первых этапах были небольшие поломки. В целом же мы ехали хорошо. Довольны новым швейцарским мотором Liebherr. Хорошо, что он выдержал всю дистанцию, все-таки мы с ним работаем только год, что не так много. А "Дакар" – это показатель. Поэтому мы довольны двигателем. У нас в этом году в экипаже был новый штурман – Евгений Яковлев. Для него это был первый "Дакар". В том году он выиграл в одном экипаже с Антоном Шибаловым и Дмитрием Сотниковым "Африку рейс".  Он очень старается. На пятом этапе, когда многие теряли время на поиски контрольной точки, мы разобрались и прошли отметку. Евгений тоже думал, что этой точки нет. Но такого не бывает на "Дакаре". В итоге мы ее нашли, он разобрался, понял для себя, и это, конечно, самое главное. Я доволен работой всего экипажа.

- Экипаж Айрата Мардеева выиграл первый этап, но на втором произошел досадный инцидент, который вычеркнул его из гонки. Расскажите, что там произошло?

В. Ч.: Экипаж Айрата ехал первым среди всех грузовиков, лидировал весь спецучасток. Как известно, первому ехать сложнее, чем всем остальным. Часто бывают такие фрагменты трассы, где грузовик никогда не проезжал. Местные не ездят там на грузовых автомобилях, в открывающей группе на "Дакаре", к сожалению, тоже нет грузовика – там трасса "пишется" только на внедорожниках. Бывают узкие, непроходимые места. Вот именно с таким ребята и столкнулись. Удача в этот момент оказалась не на нашей стороне, грунт рассыпался под левыми колесами, машина упала на левый бок. К счастью, ребята не пострадали. Следом за ними ехал де Рой, он остановился около наших ребят, которые в этот момент начали вылезать из кабины, получил от них ответ, что все в порядке и помощь не нужна. Голландец сел назад в свою машину и продолжил движение по спецучастку. Справа был песчаный подъем, экипаж де Роя стал по нему подниматься и забуксовал. На то, чтобы выбраться из этого положения, у голландца ушло около 20 минут. Естественно, застревание в песке никак не связано с оказанием помощи нашему экипажу. Но, приехав на бивуак, они написали организаторам письмо, в котором изложили, что оказывали помощь впереди идущему участнику и потратили на это те самые 22 минуты 40 секунд. Директорат гонки отнесся к этому положительно и вернул время голландцу.

- Пытались оспорить это решение?

В. Ч.: Естественно, я разобрался в ситуации, переговорил с экипажем де Роя, сказал ему, что все не так было на самом деле. Попросил его рассказать организаторам, что не 22 минуты вы тратили на помощь. Но в директорате сказали, что решение уже принято и пересматривать его не будут. Нам ничего не оставалось, как обогнать де Роя на трассе, невзирая на эти 22 минуты, которые он нечестно получил в том эпизоде.

- Можно сказать, что для ваших соперников важно, чтобы "КАМАЗ" не победил, а не самим занять первое место?

В. Ч.: Есть такое. Сами понимаете, когда в соревновании системно побеждает одна и та же страна или команда, это не совсем нравится и организаторам. Им нужны разные победители. Хоть и желали наши соперники, чтобы "КАМАЗ" не был на подиуме, но наши оказались все равно сильнее, заняв первое и третье места.

- Правда, что Андрея Каргинова могли снять с гонки, но только уже по медицинским причинам?

В. Ч.: Не совсем снять. Он мог быть просто не в состоянии продолжить гонку. У Андрея начался острый бронхит, переходящий в пневмонию. Это случилось буквально в самом начале гонки, на второй день. Любой из нас, находясь в таком состоянии, просто уйдет на больничный на две-три недели и будет дома лежать. Но на "Дакаре" очень сильный медицинский штаб, плюс ко всему в такие сложные минуты организм  человека мобилизуется, и процесс восстановления происходит гораздо быстрее, чем в обычной жизни. Под вопросом было его дальнейшее участие, в очень тяжелом состоянии он находился, даже капельницы ставили. Врачи сказали, что не запретят ему стартовать, если он сам физически сможет это сделать. Ночью его состояние вызывало большие сомнения в этом, но утром Андрей нашел в себе силы, сел и поехал. Хорошо провел спецучасток, даже занял первое место на нем. Настоящий мужественный поступок.

- Очень сложно было пилотировать в таком состоянии?

А. К.: Да, во второй день, когда болезнь обострилась, был длинный спецучасток - около 400 км. На старте я уже почувствовал недомогание. Мы к старту приехали чуть пораньше, остановились у домика местных жителей, которые постелили мне в тени покрывало, видя, что мне нездоровится. Экипаж помаленьку носил мне лед, поливал меня холодной водой, от этого становилось легче. Чуть-чуть облегчило ситуацию, что было много скоростных дорог, в этот момент не трясло. Я понимал, что о сходе не может быть и речи, и нужно хоть как-то, но доехать. Конечно, мы начали проигрывать, потому что, когда уже бездорожье сильное – было тяжело организму, плюс жара в кабине. Но доехали.

- К середине ралли преимущество де Роя над Андреем составляло полчаса, а над Эдуардом уже больше часа. За счет чего можно было отыграть столь ощутимое преимущество? Был ли план у команды на такой случай?

В. Ч.: Я только одно говорил ребятам: "В этот раз де Рой очень хорошо подготовился к "Дакару", едет безошибочно, не прокалывает колеса, машина не ломается. Нам нужно ехать быстро, но самое главное – абсолютно надежно. Нет права на ошибку, останавливаться нельзя". Это, конечно, зависело и от механиков, которые ночью готовили машину. Не должно было оставаться каких-то недоделок, недосмотров. В этот раз, если взять всю нашу статистику на "Дакарах", мы меньше всего потеряли времени на простоях. Есть такое мнение, что на "Дакаре" выигрывает не тот, кто быстро едет, а тот, кто не ломается. Темп был примерно одинаковый у всей лидирующей "десятки". И разница во времени складывалась из того, кто насколько меньше его потерял. Невозможно проехать "Дакар" и ни разу не остановиться по какой-то причине. Будь то прокол колеса, поломка или навигационные сбои. Как правило, ломаться начинают те, кто едет быстрее своего темпа, не чувствуя свой безопасный скоростной барьер. Наши ребята старались этому следовать и не теряли время, смогли нагнать де Роя и выйти вперед.

- Когда вы лидируете в гонке, вам это придает больше уверенности, чем когда догоняете?

А. К.: Трудно ответить однозначно. Потому что, когда лидируешь, возникает чувство осторожности, что нужно донести эти минуты преимущества до финиша. А когда догоняешь, то ты понимаешь, что нужно ехать еще быстрее, чем лидер. Но в тот же момент нужно, опять же, еще больше не отстать, не совершить какую-либо ошибку. В такие моменты экипаж полностью концентрируется и выкладывается на полную.

В. Ч.: Когда Андрей вышел в лидеры гонки, опережая де Роя на 7 минут, ко мне на бивуаке подходили другие представители нашей страны на "Дакаре" и говорили: "Мы не завидуем Андрею. Потому что, когда он был сзади, не получилось бы догнать - и ладно. А сейчас он впереди, и если вдруг что-то случится, то все будут говорить, что он отдал победу".

- Организаторы заявляли, что маршрут ралли этого года станет самым сложным в истории южноамериканского "Дакара". Прочувствовали это на себе?

Э. Н.: Все "Дакары" сами по себе сложные. То, что маршрут был длиннее, да, конечно, это почувствовалось. Но лично для меня сложными были лиазоны (расстояние до места старта спецучастка и от места финиша до места стоянки. – ИТАР-ТАСС) – они были очень длинными. К протяженным спецучасткам мы были готовы. На ралли "Шелковый путь" их как раз делают более длинными – по 600 км. Такие настоящие, марафонские, изнурительные отрезки, где нужна физика. На "Дакаре" мы ждали подобных спецучастков. Многие участники попросту не были готовы к ним. Очень удивил в этом году Ханс Стейси, который просто не ехал – первую часть был очень медленен, и вторая у него тоже не сложилась.

А. К.: Присоединяюсь к словам Эдуарда. Суммарная протяженность спецучастков была длиннее. Если в прошлом году мы проехали около 3500 км, то сейчас более 5200 км. Длинные лиазоны: самая протяженная - 525 км. Плюс ко всему, один из участков проходил на высоте 4800 м – это мы из Аргентины пересекали границу с Чили, поднялись так высоко, что уже на организм была высокая нагрузка. Трудно дышать, сонливость, головные боли, слабость. Плюс двигатели на такой высоте совершенно по-другому работают, им тоже не хватает кислорода. На самих спецучастках было очень много камней – проколоть колесо было очень легко. Нужно  было ехать как никогда аккуратно. На то он и "Дакар" – не даром для многих гонщиков победой является то, что они просто доезжают до финиша.

- Не можем не спросить про инцидент с Антоном Шибаловым, который вызвал неоднозначную реакцию у болельщиков. На одном из спецучастков Антон не стал останавливаться, чтобы помочь внедорожнику, и вместо этого поехал в опасный объезд, где стояли люди, и после едва не перевернулся…

В. Ч.: Я бы не сказал, что это инцидент, и что он не стал помогать внедорожнику. Во-первых, участник обязан оказать помощь перевернувшемуся автомобилю, если есть угроза жизни экипажа. Если машина просто застряла или имеет какую-нибудь поломку, то это спорт, и никто не обязан оказывать помощь в подобной ситуации. Если автомобиль стоит на трассе и есть возможность объехать – все это делают. Там был сильный уклон, каменистая поверхность, ребята начали объезжать, машину начало просто стаскивать вниз практически прямо на этот джип. Грузовик сильно накренился. Меня самого всего перехватило в груди, когда я увидел видео. Де Рой, который ехал следом, по всей видимости, побоялся объезжать и решил вытащить машину и обеспечить себе проезд. Может быть, Антон и правда погорячился. Но не надо забывать, что Шибалов первый раз участвует в "Дакаре". Бывают многие нестандартные ситуации. Нужно ведь быстро сориентироваться, принять правильное решение, которое позволяет сделать его правильным только на основании опыта. В следующий раз Антон будет по-другому себя вести. Хорошо, что все нормально закончилось. Никакой уж острой ситуации в том эпизоде не было, которую можно назвать инцидентом. Да, кончено, я согласен, что грузовик с большим креном объехал этот джип, но это то, что делает пилота опытным и учит его.

- Как ни странно, но в России есть ненавистники "КАМАЗа", которые считают, что русского в нем ничего нет – импортный мотор, трансмиссия и прочее. Из российского в команде только гонщики. Что можете ответить им?

В. Ч.: Встречный вопрос могу задать: "Те, кто так считает, думает, что на "Мерседесе" или "МАНе" все детали стоят немецкого производства?" Ведь задача производителя какая – собрать лучшие комплектующие со всего мира, привезти к себе и сделать из этого автомобиль, который будет интересен покупателю. На него наклеить свой логотип – "Ивеко", "МАН" или "Мерседес". Мы собираем нашу спортивную машину из комплектующих тех же производителей, которые поставляют свои детали на главный конвейер завода. Мы используем те же бренды, что и в серийном производстве. И это напрямую связывает наш автомобиль с серийным. Он из тех же комплектующих собирается. Может быть, немного из других изделий, подобранных под полноприводную машину. Я считаю, что правильно последние годы серийный автомобиль стал собираться из гораздо большего количества комплектующих зарубежного производства. Он стал более интересен покупателю. При проектировании спортивных автомобилей мы всегда отдаем предпочтение комплектующим отечественного производства. Если эти детали качественные и удовлетворяют нашим требованиям, мы, безусловно, в первую очередь поставим наше.

- Подводя итоги гонки, чем вы остались довольны и недовольны в действиях своих подопечных?

В. Ч.: Считаю, что ребята свою задачу выполнили. Результат говорит сам за себя: из 70 стартовавших грузовиков в первой пятерке – четыре "КАМАЗа". К тому же экипажи Сотникова и Шибалова в первый раз ехали "Дакар". Обычно в подобной ситуации другие пилоты финишируют во второй десятке. Ребята показали максимально возможный для них результат. Естественно, с первого раза попасть на подиум – это из области фантастики, а вот то, что они заняли четвертое и пятое места - это очень хороший результат. Экипажи Андрея Каргинова и Эдуарда Николаева  на подиуме. Считаю, команда сработала на "отлично". Я доволен и благодарен всему нашему коллективу и нашим партнерам за великолепную работу.

- Вот-вот начнется Олимпиада. Собираетесь ли посетить Сочи?

В. Ч.: Меня пригласил один из наших партнеров. Я буду присутствовать на открытии  и закрытии Олимпиады. Посмотрим, может, ко мне присоединятся и ребята. Перед отлетом на "Дакар" у нас была встреча с президентом ОКР Александром Дмитриевичем Жуковым, и он пожелал всем российским участникам удачи, хороших выступлений и хотел, чтобы мы сделали все возможное для того, чтобы задать победный тон российским спортсменам. "Дакар" всегда открывает спортивный год, и в этот раз на нас лежала еще и эта ответственность. Очень рад, что у нас получилось выиграть в олимпийский год. Желаю нашим спортсменам на Играх хороших стартов, как можно больше золотых медалей. Мы тоже будем болеть и переживать.

- Какие виды спорта вам интересны на Олимпиаде?

В. Ч.: Хоккей и горные лыжи. В детстве я много  играл в хоккей, и сейчас тоже часто выхожу на лед. Это два моих самых любимых вида спорта.

А. К.: Из зимних видов спорт я люблю сноуборд. Из летних – плавание.

Э. Н.: А мне все нравятся. Вообще, я гимнастику очень люблю. Восемь лет своей жизни я посвятил спортивной гимнастике. Болею за своего отца, он у меня тоже спортсмен, выступает на соревнованиях. Мы всегда друг друга поддерживаем. Это очень помогает, когда близкий человек рядом.

- "Формула-1" или какие-нибудь другие гонки вам интересны?

В. Ч.: Да. В прошлом году мы ездили на этап "Формулы-1" в Италии. Встретились с пилотами, посмотрели все изнутри, узнали, как все там устроено. Также ездили на этап чемпионата мира по классическому ралли (WRC) в Испании. Эта дисциплина вызывает большое уважение.

- К слову, в прошлом году в WRC выступал россиянин Евгений Новиков. А в этом году он пропускает сезон, так как не смог найти финансирования. В последнее время все чаще пилотам приходится искать деньги, чтобы получить место в команде. Можно ли, на ваш взгляд, как-то исправить эту ситуацию?

В. Ч.: К сожалению, автомобильный спорт этим и отличается от, к примеру, легкой атлетики, в которой нужно гораздо меньше вложений, чтобы проявить себя. Автоспорт, наверное, самый дорогостоящий в этом плане. Нужны деньги и немалые, конечно же, помощь партнеров и спонсоров. Хотелось бы, чтобы наших талантливых, перспективных спортсменов наши российские компании поддерживали. Тогда будет больше наших пилотов на подиумах в различных дисциплинах. В нашей стране есть крупные компании, которые в состоянии того же Евгения Новикова поддержать. Но, к сожалению, зачастую наши компании помогают зарубежным клубам и спортсменам, а свои уходят на второй план.

- Из этой неприятной тенденции у нас есть исключение – Даниил Квят, который благодаря своему таланту смог пробиться в "Формулу-1". Как оцените его перспективы?

В. Ч.: Молодец. Мы очень рады его прошлогодним результатам и тому, что увидим его в "Формуле-1". Кстати, когда мы ездили на этап в Италию, он тоже там выступал, приехал первым в гонке класса GP3. Встретились с ним, пожелали ему успехов в следующем сезоне и очень обрадовались, когда узнали потом, что его взяли в "Торо Россо". Талантливый и перспективный пилот. Он себя покажет.

- На Гран-при в Сочи собираетесь приехать за него поболеть?

В. Ч.: Да, конечно. Постараемся съездить, если не будет накладок в нашем расписании.

 

Беседовали Дмитрий Анзулис, Андрей Карташов, Игорь Лазорин, Антон Рассказов

(ИТАР-ТАСС, Москва)

Поделиться
Загрузка...