Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Сергей ВЛАСОВ: в России уже начата разработка электромагнитной катапульты для авианосцев

22 апреля 2014, 10:00 UTC+3
Поделиться
© Фото предоставлено ОАО "Невское ПКБ"

Российской промышленности и конструкторам удалось полностью восстановить авторитет в сфере создания авианосцев и наладить производство уникальных комплектующих для кораблей такого класса благодаря проекту «Викрамадитья» для ВМС Индии. Теперь проектанты и корабелы готовы приступить к созданию российского перспективного авианесущего корабля. О том, каким должен быть российский «авианосец мечты», какие новейшие разработки для него уже ведутся в нашей стране, будет ли этот корабль похож на «Адмирала Кузнецова» и смогут ли на нем служить женщины, корреспонденту ИТАР-ТАСС рассказал генеральный директор ОАО «Невское ПКБ» Сергей Власов.

— Как осуществляется обслуживание индийского авианосца «Викрамадитья» российской стороной?

— Срок гарантийного обслуживания — один год, а дальше будет построена схема, по которой индийские специалисты в случае выхода какого-либо оборудования из строя или каких-то вопросов будут вызывать русских специалистов. В перспективе наверняка появятся какие-то модернизационные работы, и мы, как проектировщики, совершенно точно будем заниматься этими вопросами и разрабатывать соответствующую документацию.

Сейчас в Индии находится гарантийная группа. Она рассматривает все случаи выхода оборудования из строя, причины неполадок. Если что-то отказало, то это гарантийный случай. Тогда наши специалисты должны будут приехать и сделать бесплатный ремонт. Если же неполадка случилась по вине эксплуатирующей стороны, тогда ремонт будет за счет индийской стороны.

Буквально на днях мы подписали с «Севмашем» договор на гарантийное обслуживание «Викрамадитьи» и в случае необходимости будем приезжать в Индию. Но в основном там небольшие вопросы, которые решаются быстро и не требуют вмешательства конструкторов. По конструктивным решениям авианосца проблем не было и, надеюсь, не будет.

Как раз 19 апреля российская делегация отправилась в Индию, чтобы решить вопросы по гарантийному и послегарантийному обслуживанию.

— Если можно так выразиться, каков срок годности этого авианосца?

— Согласно контракту, срок службы «Викрамадитьи» — 20 лет. Но и больший срок эксплуатации возможен, по этому поводу уже были разговоры. Индийская сторона обратилась к нам с этой идеей. Теперь вопрос в том, как все будет организовано. Если корабль будет проходить все необходимые доковые осмотры, межпоходовые и заводские ремонты, то он с модернизацией может и 30, и 40 лет прослужить. Все зависит от того, как его эксплуатировать. Корпус у него крепкий, сталь очень хорошая. А все остальное оборудование можно отремонтировать или заменить.

— Индийская сторона довольна «Викрамадитьей»?

— «Викрамадитью» очень хорошо встретили в Карваре. Корабль в прекрасном состоянии, командир очень им доволен. Они уже выполняют взлеты с палубы и посадки на нее.

— Введен ли в строй наземный учебно-испытательный комплекс палубной авиации в индийском Гоа, являющийся аналогом российского комплекса НИТКА (Наземный испытательный тренировочный комплекс авиационный в Ейске?

— Да, 31 января был подписан приемный акт.

— Как продвигаются работы по проекту домашнего индийского авианосца «Викрант» (71-й проект), который сейчас строится в Индии?

— Работа идет по плану, и все больше российского оборудования постепенно добавляется в проект. Напомню, что Невское ПКБ готовит рабочую документацию примерно на 14 видов оборудования и технический проект комплекса авиационно-технических средств. Наша группа в Кочине на следующей неделе заключит очередной дополнительный контракт. Планируется заключить еще один.

Российская сторона поставляет свое оборудование в Индию, а мы все это размещаем и делаем рабочие чертежи, а где нужно, и техпроект. Потом будем наблюдать за монтажом. В этом плане все хорошо поставлено, никаких вопросов нет.

— Индийская сторона раскрывает сроки сдачи «Викранта»?

— Это сложный вопрос, я могу судить только по информации из открытых источников. Указывали 2018 год, а там как получится. Не берусь прогнозировать.

— Каким может быть второй индийский авианосец, будет ли он с атомной или газотурбинной установкой? Намерены ли индийцы привлечь к работе Невское ПКБ и другие российские организации?

— Все это действительно сейчас обсуждается. Разговоры с индийской стороной у меня были, но никакой конкретики от них не было. Вроде бы будут нас привлекать к работе. Мне кажется, что все эти вопросы будут однозначно решаться только после выборов, которые пройдут в Индии. Пока можно с уверенностью говорить лишь о том, что на постройке одного авианосца они не остановятся. Сколько всего намерены построить, я не знаю, такие планы обычно каждая страна хранит в тайне.

— Хороши ли индийские моряки в эксплуатации судна?

— Индийские моряки очень много плавают, у них большой опыт. «Викрамадитья» находится в идеальном состоянии. Все-таки они совершили большой морской переход, да и испытания в северных морях авианосец прошел отлично. Они командовали кораблем в заключительный месяц испытаний.

— Гарантийное обслуживание НИТКА в Гоа также продлится один год?

— Да. О послегарантийном обслуживании речи пока не шло. Контрагенты отвечают за многие виды оборудования. Авторство этого проекта полностью принадлежит нам, лишь проект земляных работ и бетонирования выполнял специальный институт ВМФ. Все оборудование, которое связано с посадкой, взлетом и управлением полетами самолетов, — аэрофинишеры, удерживающие устройства, светотехника, оптическая система посадки, телевизионная аппаратура — является российским. Стоимость НИТКА в целом назвать не могу, но стоимость оборудования, которое поставила Россия в Гоа, составляет примерно $50 млн.

— Есть ли у вас сведения, в каком состоянии находится крымская НИТКА?

— В каком она состоянии, сказать сейчас трудно. Видимо, надо проводить инспекцию, но пока не было никаких решений. Крымская НИТКА создана по проекту Невского ПКБ, только проект земляных и бетонных работ опять же делал специальный институт ВМФ. Проекты наземного тренажера в Крыму и индийском Гоа в общем-то очень похожи.

— А проект ейской НИТКА разве не ваш?

— Не совсем. Если НИТКА в Гоа полностью наша, то по ейскому тренажеру был проведен тендер, его выиграла компания МКБ «Компас», и они уже наняли Пролетарский завод, Невское ПКБ, Выборгский судостроительный завод. Каждое предприятие делало свою часть работ. Мы сделали проект взлетного участка, всю светотехнику, телевизионную систему.

Работы по ейской НИТКА, насколько я знаю, пока не прекращались. Там выполнили пробный взлет с трамплина, но на участке посадки самолетов работы еще ведутся. Сроки сдачи устанавливает Минобороны.

— Правда ли, что в конце 1980-х годов на крымской НИТКА проходили испытания паровой катапульты?

— Там была сделана паровая катапульта, но не для самолетов — они бы не смогли взлететь с ее помощью. Она разгоняла тележку, которая цеплялась за тросы авиафинишеров, и таким образом они испытывались. Принцип был использован тот же самый, но она была меньше.

— Если говорить о российском перспективном авианосце мечты, то каким он должен быть? Пишут, что у него должна быть и защита от высокоточного оружия, и глубоководные аппараты на борту.

— Есть такие выступления, но дальше заявлений дело пока не идет. Сегодня на российский перспективный авианосец технического задания нет. Теоретически включить в проект можно все, что угодно, но зачем? У авианосца есть конкретные задачи, которые он должен выполнять: привезти самолеты в океан, обеспечить им взлет и посадку. Все остальное лишь утяжеляет и перегружает проект. Например, глубоководные аппараты авианосцу совершенно не нужны, это функция судна сопровождения.

Однако наш флот всегда желал сделать проекты всеобъемлющими. Яркий тому пример — «Адмирал Кузнецов», на котором установлены все виды оружия. Мнение Невского ПКБ на сей счет однозначно: у авианосца должны быть средства ПВО. Он никогда не будет ходить в море один, защищать его — задача сопровождающих кораблей.

Авианосцы включены в программу кораблестроения до 2050 года, но они по срокам стоят там дальше, чем хотелось бы. Наш проектный отдел ведет подготовительную работу, и, если предположить, что завтра к нам поступит задание начать работы, мы начнем их незамедлительно.

Флот говорит, что нужно по два авианосца на Северный флот и на Тихоокеанский. Стоимость таких кораблей, напомню, варьируется от 100 млрд до 300 млрд руб. От начала создания проекта до подъема флага уйдет примерно десять лет.

— Какой проект авианосца для России на сегодняшний день наиболее реалистичен?

— В принципе любой проект можно воплотить, все зависит от финансирования. Любая установка — атомная, дизельная, газотурбинная, любое водоизмещение — от 50 тыс. до 80 тыс. тонн. Смотря какие задачи будут поставлены флотом. Промышленность теоретически может все изготовить. Но задача все равно будет достаточно сложной. Если потребуется газотурбинная установка, то нужны хорошие газовые турбины большой мощности. НПО «Сатурн» сейчас занимается этим делом, задачи перед ними поставлены. У них очень хороший, молодой завод, идет мощная модернизация.

В России есть поставщики уникального оборудования, которое необходимо только авианосцам

Аэрофинишеры, удерживающие устройства, электроприборы и светотехника, радиосвязь и электроника, навигационные системы — все это могут сделать. Какое-то оборудование придется закупать за рубежом.

Но чем дольше откладывать начало работ, тем будет сложнее. Может быть потеряна необходимая российская кооперация.

— Мы говорим о создании авианосца с катапультой?

— Катапульта, наверное, будет нужна, и для нее нужен будет соответствующий самолет. Сегодня в России есть организация — название ее называть пока рано, — которая занимается созданием электромагнитной катапульты. Соответствующие разработки уже начаты. Неизвестно, сколько времени им на это понадобится. Однако проблема в том, что американцы над своей катапультой работали более десяти лет. Они свою первую электромагнитную катапульту только в 2016 году будут устанавливать на новый авианосец «Джеральд Форд» (CVN 78).

По данным из открытых источников, надежность паровой катапульты пока чуть ли не на два порядка выше, чем у электромагнитной. Число критических отказов на определенное количество пусков у этого нового механизма пока очень велико.

— Занимаются ли в России воссозданием паровой катапульты, которая должна была быть установлена на седьмой по счету авианосец «Ульяновск», который не достроили из-за развала Советского Союза?

— Паровой катапультой у нас сейчас никто не занимается. Дело в том, что для нее однозначно нужна атомная энергетическая установка. Как пишут американские коллеги, электромагнитная катапульта легче, компактнее, плавнее разгоняет самолет, ее можно регулировать под разную массу летательного аппарата.

— Внешний вид нового авианосца будет сильно отличаться от того классического облика, который мы все знаем по «Адмиралу Кузнецову»?

— Надстройка у перспективного авианосца будет поменьше. У советских авианосцев такая большая башня — это крейсерское наследие. С вооружением вопрос сложный, будут как минимум системы ПВО. Будет четыре винта, четырехвальная установка. Длина зависит от водоизмещения. Кстати, наличие катапульты совсем не означает того, что авианосец лишится своего знаменитого удлиненного носа — трамплина. Их можно спокойно совместить: оставить трамплин, а на спонсоне (участок верхней палубы, выступающий за линию борта корабля, бортовой выступ. — ИТАР-ТАСС) две катапульты поставить.

У американцев четыре катапульты — две на носу и две на спонсоне. Но наши истребители благодаря своей энерговооруженности прекрасно взлетают и с трамплина.

В новых российских кораблях должны быть значительно улучшены бытовые условия

Трамплин не ломается, с него всегда можно будет взлететь в случае отказа катапульты.

— Наличие катапульты сильно удорожит проект?

— Не могу сказать. Это же не только сам механизм: нужно высоковольтное оборудование, генераторы и многое другое. Если она серийная, то это одна цена, если единственная, то это совсем другое.

Сейчас можно только предполагать, но, скорее всего, в обкатке катапульты в будущем будет задействован один из наших наземных тренажеров — либо в Ейске, либо в Крыму. Если эта тема, конечно, получит развитие.

— Насколько хороша маневренность авианосцев?

— Когда мы были в Индии, я разговаривал с командиром «Викрамадитьи», и он сказал, что этот корабль управляется на скорости 1,5 узла, лучше, чем фрегаты! Очень удачный корабль в этом плане. Ограничений по району плавания и по мореходности наши авианосцы не имеют, только по использованию авиации.

— А как быть с незаметностью авианосца?

— Вопрос незаметности для кораблей такого класса не стоит вообще. Огромный корпус незаметным сделать нельзя, и модную ныне стелс-технологию при его строительстве применять нет никакого смысла. Высота авианосца, грубо говоря, составляет 10 этажей в корпусе и 13 — в надстройке, всего 23 этажа! Это большой плавучий город.

— Когда флот отправит на ремонт наш единственный авианосец «Адмирал Кузнецов», который уже 23 года ходит без заводского ремонта?

— «Кузнецов» сейчас находится на службе. Я поднимал этот вопрос на конференции в Военно-морской академии. Пока флот заявляет, что в ближайшие шесть лет наш единственный авианосец на ремонт вставать не будет. Корабль крепкий, конечно, но его нужно обновить. Котлы поменять бы, радиоэлектронику и навигацию. У него же техника 1970-х годов. Правда, летать не с чего будет, если его поставят. Но когда-нибудь ремонтировать его все же придется.

— Что авианосцу нужно на берегу, какая инфраструктура для него должна быть?

— Во-первых, причал с обязательной подачей ресурсов с берега — пара, электроэнергии, воды. Во-вторых, сухой или плавучий док для очистки днища, ремонта донно-бортовой арматуры.

— Почему все-таки авианосцам нельзя проходить через Босфор и Дарданеллы?

— Есть конвенция Монтрё, которая закрепила это правило для кораблей соответствующего класса. Авианосцам проход через проливы запрещен. Именно поэтому наши авианосцы в свое время называли авианесущими крейсерами.

— Авианосцы можно строить в Петербурге?

— Да, если построят новую верфь в Кронштадте или модернизируют Северную верфь. Для корабля такого класса нужен соответствующий док — метров триста пятьдесят — четыреста длиной, 70 в ширину и 10–12 метров глубины. Проще начать строительство на «Севмаше», там такие площади уже есть.

— Теоретически женщины смогут ходить в море на новых авианосцах? Ведь на корабли советских проектов слабый пол не пускают даже не из-за плохой приметы, а потому, что бытовые условия не позволяют.

— У американцев на авианосцах служат женщины. На «Викрамадитье», кстати, пять двухместных женских кают со своим санузлом и душем.

Если на наш флот будут приниматься женщины, то обеспечить им соответствующие условия обитаемости не составит больших проблем

— Разрешилась ли ситуация с большим десантным кораблем «Иван Грен»?

— На нем работы ведутся, и вроде бы решены все вопросы с переподписанием контракта. В 2015 году «Иван Грен» должны сдать. Мы сейчас усилили там группу технического сопровождения, отправляем туда конструкторов, прошедших школу на «Викрамадитье». По мере поступления оборудования ведутся работы. Со вторым кораблем серии пока непонятно.

— По перспективному десантному кораблю ВМФ принял решение? Напомните, пожалуйста, какова стоимость этого проекта.

— Мы работаем над перспективным десантником, ждем техническое задание, но пока его опять же нет. Как только появится, переведем все работы в техническую плоскость. Стоимость этого корабля — около 20 млрд руб.

— Каков средний возраст конструкторов в Невском ПКБ?

— Средний возраст в бюро — 43 года. У нас примерно 130 конструкторов в возрасте до 30 лет, причем большая часть прошла школу «Викрамадитьи».

Если говорить о загруженности людей, то мы не сидим сложа руки и не ждем у моря погоды. Сейчас, например, помогаем ЦКБ «Айсберг» в работе над атомным ледоколом ЛК-60. Делаем рабочие чертежи, берем целые районы для проектирования.

— Будете участвовать в этом году в каких-либо выставках?

— По планам должны принять участие в выставке «Евронаваль». Оформили паспорт экспортного облика и рекламный паспорт на наш перспективный десантный корабль, вернее, его экспортный вариант. По большому счету им могут заинтересоваться многие заказчики, особенно островные страны. Десантные корабли во многих флотах пользуются очень большим спросом.

Сейчас в России 19 больших десантных кораблей, и все они работают, постоянно ходят. Наши специалисты ежегодно продлевают их срок службы. Самому старшему — 48 лет! Моряки за ними следят безукоризненно и содержат их в превосходном состоянии.

Беседовала Анна Юдина

(ИТАР-ТАСС)

ДОСЬЕ: Авианосец "Викрамадитья"

Поделиться
Читайте
ТАСС VK
Много новостей? Мы собрали главные в нашей рассылке!