Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Борис Громов: в Афганистане не было поражения или победы

27 сентября 2016, 7:50 UTC+3 Громов, Алексей Алексеевич
Поделиться
© Максим Шеметов/ТАСС

20 лет назад, 27 сентября 1996 года, талибы взяли Кабул. Главный союзник СССР экс-президент Демократической Республики Афганистан (ДРА) Мохаммад Наджибулла, скрывавшийся на территории представительства ООН, был подвергнут зверским пыткам и убит.

О ходе афганской кампании, о том, почему Советский Союз ввел войска в Афганистан и когда их нужно было вывести, а также о том, был ли шанс у правительства Наджибуллы удержаться без помощи советских солдат, ТАСС побеседовал с Борисом Громовым, в 1987–1989 годах командующим 40-й армией, который руководил выводом войск из Афганистана.

 Борис Всеволодович, решение ввести советские войска в Афганистан было правильным или нет?

— Много времени уже прошло, а правильное видится издалека. Я считал раньше и считаю сегодня, что войска в Афганистан вводить не надо было. Советский Союз до ввода войск много помогал Афганистану. Это и вопросы военно-технического сотрудничества, и вопросы экономики, строительства. Афганистан чувствовал себя достаточно уверенно, особенно если сравнивать с его нынешним положением. Там были внутренние политические трения. И нашему руководству, в том числе политбюро, говоря по-простому, "запудрили мозги". Они "клюнули", не просчитав все до конца.

  Есть версия, что американцы подначивали СССР к такому решению. Что вы на это скажете?

— У меня в этом нет никаких сомнений. Прежнее руководство Афганистана Хафизулла Амин и Мохаммад Тараки тянули одеяло каждый на себя. Американцы пытались тоже на них влиять, ведь Афганистан занимает важнейшее положение. Это как непотопляемый авианосец — оттуда можно достать кого угодно. Китай рядом, Ближний Восток и Средняя Азия. Потом американцы искали любую возможность, чтобы хоть с какого-то боку, экономического или военного, ущипнуть Союз. Они просчитали и были уверены, что ввод войск обернется большими потерями. Не только людскими (даже гибель одного человека — трагедия), но и экономическими. Так и вышло.

"Мы заманили русских в афганскую ловушку"
Збигнев Бжезинский
Збигнев Бжезинский
Бывший директор ЦРУ и глава Минобороны США Роберт Гейтс в своих мемуарах "Выход из тени" признается, что американская разведывательная служба стала помогать моджахедам за шесть месяцев до ввода советских войск. По сути, провоцировала Кремль. Ранее Вашингтон утверждал, что стал оказывать помощь лишь после начала военной кампании. В интервью французскому журналу Le Nouvel Observateur отставной советник президента США по национальной безопасности Збигнев Бжезинский подтвердил слова Гейтса: "Эта секретная операция была блестящей идеей! Мы заманили русских в афганскую ловушку".

 Альтернатива прямому военному вмешательству была?

— Конечно. Но слово "вмешательство" я бы не стал употреблять. Мы вошли туда по просьбе законных властей. Точно так же, как сейчас в Сирии. Это были законные власти, они нас попросили ввести войска. Альтернатива, если мы хотели помогать Афганистану (а Советский Союз хотел помогать), была та же, что и раньше: продолжать наращивать военно-техническую помощь, обучать военных спецов, инженеров, транспортников. Только в этом, считаю, и состояла альтернатива.

 В чисто военном плане афганская кампания строилась по-разному, но в целом удачно. Почему тогда в общественном сознании внутри страны и в мире результат часто воспринимается как поражение?  

— Я был всему этому свидетелем. В Афганистан я первый раз прибыл 20 января 1980 года, то есть через 20 дней после ввода войск. У меня твердое убеждение, что все разговоры про то, что мы потерпели поражение, начались с 1-го Съезда народных депутатов СССР, это май — июнь 1989 года.

К этому съезду все готовились: и КПСС, и условно демократические группы. И все, что для этих групп было неприемлемо в политике КПСС, в том числе Афганистан, они подвергли на съезде жесточайшей критике, далеко не всегда справедливой. С тех пор пошло-поехало, потом эту идею подхватили люди, которые взяли власть после 1991 года.

Когда говорят "поражение", я этого не понимаю. Во-первых, 40-я армия никаких задач кого-то "победить" в Афганистане не получала. Во-вторых, практически вся территория страны находилась под контролем 40-й армии и правительства ДРА. Нас "покусывали", иногда сильно, банды, да были нападения на колонны, но полноценной войны не было.

Когда говорят "поражение", я этого не понимаю. Во-первых, 40-я армия никаких задач кого-то "победить" в Афганистане не получала. Я был там почти все время, был уполномоченным правительства СССР по временному пребыванию в стране 40-й армии.

Не было ни одного документа, ни одного распоряжения кого-то там "победить". Во-вторых, практически вся территория страны находилась под контролем 40-й армии и правительства ДРА. Афганские вооруженные силы, МВД, КГБ (ХАД) ДРА тоже были под нашим контролем. Войны как таковой не было. Нас "покусывали", иногда сильно, банды, да были нападения на колонны, но полноценной войны не было. Это игра слов и желание показать, что 40-я армия не справилась. Ни о победе, ни о поражении в военном отношении в Афганистане нет смысла разговаривать.

 Почему тогда правительство Мохаммада Наджибуллы пало, когда Союз вывел войска?

— Это произошло вовсе не сразу. Три года после вывода советских войск обстановка в Афганистане была более-менее нормальной, стабильной. Когда мы выводили войска, мы думали, что будет дальше.

Движение "Талибан"
Движение "Талибан" появилось в 1994 году, через несколько лет после того, как советские войска ушли из Афганистана. К этому времени страна погрузилась в хаос, войну всех со всеми, сопровождавшуюся грандиозным насилием над мирным населением.
Талибы представляли себя как "защитники простых людей". Их первая акция — публичная казнь одного из полевых командиров моджахедов за изнасилование несовершеннолетних. Это обеспечило им поддержку части населения, они правили страной с 1996 по 2001 год. Но сами талибы тоже насильники и террористы: они предоставляли убежище Усаме бен Ладену, практиковали массовые убийства мирных жителей, вводили "законы шариата" и демонстративно взрывали памятники буддийской архитектуры.

Президент Наджибулла упрашивал, уговаривал нас остаться, что было бы нарушением Женевских соглашений (14 апреля 1988 года при посредничестве ООН в Женеве было заключено соглашение о прекращении вооруженного или иного вмешательства в дела Афганистана. — Прим. ТАСС), и оставить хотя бы 30 тысяч из 140, которые там были. Глава МИД СССР Эдуард Шеварднадзе его в этом очень поддерживал, просто проталкивал, пробивал, чтобы мы оставили часть войск охранять аэропорт, Кабул и дорогу от Кабула до Советского Союза, а по пути еще и авиабазу Баграм.   

Но нам самим это было совершенно не нужно. Мы и так там находились девять лет и два месяца. Наконец, это неправильно было бы воспринято нашими людьми. Я бы и сам этого не понял: то выводим, то оставляем, ерунда какая-то…

 Вы сказали, что войска не надо было вводить, а то, что СССР вывел войска из Афганистана, правильно или нет? Могли бы уйти иначе, раньше или позже?

— Начиная где-то с 1986 года, даже раньше — с 1985 года, когда все уже поняли, что затея эта ненужная и очень дорогая, мы начали "бомбить" Министерство обороны СССР, я начал докладывать начальнику Генштаба Сергею Ахромееву, что надо выводить войска. Надо было доказать это политбюро, которое не решалось выводить войска. К сожалению, решились на это только в 1989 году.

 Без советских войск в Афганистане правительство Наджибуллы имело шанс удержаться?

— Я считаю, на 100% имело. Пока Советский Союз выполнял свои обязательства и помогал Афганистану, особенно в военно-техническом отношении, поставкой боеприпасов, ГСМ, техники, там было все нормально. Наджибулла был неглупый человек, твердый, он держал в руках всю страну. Ровно в тот момент, когда Борис Николаевич Ельцин принял решение прекратить помощь, все "посыпалось". Буквально сразу.

 Была ли возможность спасти Наджибуллу, который сначала скрывался на территории миссии ООН и был убит талибами, когда взяли Кабул?

— Нет, не думаю. Время было упущено. Мне, честно говоря, очень жалко этого человека, что так с ним обошлись и бросили его.  

 Какова была цена афганской кампании? В одном из своих выступлений в начале 1990-х вы говорили: "Очевидно, в настоящее время никто не в состоянии назвать точную цифру, которая смогла бы охарактеризовать расходы Советского Союза на содержание афганской революции". Сейчас порядок цифр назвать можно?

— Этот порядок так никто и не назвал. Об этом забыли. СССР не стало, в России этим подсчетом не занимались.

Крах Советского Союза приближался тогда, когда кампании в Афганистане еще не было. Это сложные процессы, и начались они задолго до этого. Они шли, набирали обороты. Правильнее будет сказать, что война в Афганистане стала одним из толчков к развалу СССР

Правда состоит в том, что цифры были просто огромными. Достаточно посмотреть, во сколько обходился один день только 40-й армии. А там было еще целое море советников — военных, гражданских, по линии милиции, КГБ, партийные и комсомольские советники, дорожные, кого там только не было. Это еще целая армия, их всех надо было содержать. Я уже не говорю про материально-техническое снабжение 40-й армии. Мы все подвозили. Это огромные суммы! 

 На рубеже 19801990-х можно было услышать, что война в Афганистане была настолько тяжелой материально и морально, что даже стала одной из причин краха СССР. Насколько это мнение справедливо?

— В какой-то мере это мнение справедливо, но не в такой большой, как об этом часто говорят. Крах Советского Союза приближался тогда, когда кампании в Афганистане еще не было. Это сложные процессы, и начались они задолго до этого. Они шли, набирали обороты. Тут много причин. Правильнее будет сказать, что война в Афганистане стала одним из толчков к развалу СССР, вот это будет справедливо. 

 Если сравнить действия американцев в Афганистане с действиями советских войск, то в чем будет главное отличие?

— Первое и главное — мы держали под контролем почти всю территорию страны. У нас были гарнизоны во всех городах — в Кабуле, крупных городах, средних. Мы были "на земле". У американцев базирование рассчитано на три–четыре авиабазы, максимум пять. Мы проводили наземные операции, когда нас "кусали", и мы хотели разбить эти бандформирования. Американцы только бомбят.

После вывода советских войск
Мохаммад Наджибулла (справа), 1990 год
Мохаммад Наджибулла (справа), 1990 год
После вывода советских войск правительственные силы одержали ряд побед в противостоянии с вооруженной оппозицией, самая громкая из которых — в битве за Джелалабад. После этого несколько полевых командиров заключили перемирие с правительством.
В 1991 году глава МИД РСФСР Андрей Козырев называет Наджибуллу "экстремистом", с 1992 года в поддержке отказано, и ДРА прекращает существование. Власть сначала переходит к моджахедам, потом талибам.
В 2008 году афганский еженедельник "Абаади Уикли" и радиостанция "Ватандар" провели опрос жителей провинции Кабул. 93,2% респондентов назвали режим Наджибуллы наиболее удачным за всю новейшую историю страны и "отвечающим интересам населения".

Следующее отличие — мы вели огромную работу с населением. Мы помогали, учили, строили, ремонтировали. Афганцы за это до сих пор нам благодарны. Причем даже те, с кем мы воевали. У меня, например, до сих пор хорошие связи и отношения с братом Ахмад Шаха Масуда, полевого командира, который с нами воевал. Хотя это и противник, но достойный человек, порядочный во всех отношениях.

У американцев совсем другая система, они афганцев за людей не считают. Афганцы их не любят.

Беседовал Андрей Веселов

Поделиться
Читайте
ТАСС VK
Много новостей? Мы собрали главные в нашей расссылке!