Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Луэй Хусейн: Астана открыла путь политическому переходу в Сирии

13 февраля, 15:00 UTC+3 Сирия
Поделиться
© Дмитрий Зеленин/ТАСС

Важным шагом на пути сплочения партий светской ориентации стала состоявшаяся 9–10 февраля в гостинице "Ривьера" в Бейруте конференция сирийской оппозиции. О задачах, которые ставили организаторы этого форума, рассказал в интервью ТАСС председатель Партии строительства государства (ПСГ) Луэй Хусейн.

— Почему появилась идея создания нового объединения сирийских оппозиционеров под названием "Национальный блок"?

— После окончания битвы в Алеппо в прошлом году, когда только начала готовиться конференция в Астане, мы проанализировали сложившуюся ситуацию и пришли к выводу, что период вооруженной борьбы за власть в Сирии закончился. Встреча в столице Казахстана 23–24 января стала поворотным моментом в развитии кризиса и остановила войну в Сирии, открыв путь политическому переходу.

Страна вступает в новый поствоенный этап, который требует иных подходов и методов в работе. И от нас, от оппозиции необходимы новые политические шаги.

Мы провели контакты с близкими нам по духу партиями и течениями как внутри Сирии, так и за рубежом. Итогом консультаций стало решение о создании общей платформы и объединении усилий в рамках "Национального блока" — альянса гражданских сил, отвергающих насилие и деспотизм.

Мы посчитали, что нам не нужно дожидаться, когда международное сообщество займется переустройством Сирии. Уже сегодня нам следует продумать шаги на пути к строительству нового государства, которое не будет похожим на прежнее, где довлел страх и люди были бесправны.

 Что привнесет нового ваш блок в расклад политических сил в оппозиционном лагере?  

— Как оппозиционная сила мы видим свою задачу в содействии консолидации общества и всех политических групп. Дело в том, что Сирия расколота на сторонников оппозиции и тех, кто сохраняет лояльность режиму. Эти два полюса не взаимодействуют друг с другом, и кто-то должен стать мостом между ними. Этот раскол необходимо преодолеть.

Согласно нашей точке зрения, все политические силы должны участвовать в строительстве будущего государства, но для этого следует создать правовое поле.

 В том числе, возможно, и исламисты?

— Нет, для политического ислама в Сирии нет места. Мы считаем, что каждая партия с исламской политической доктриной таит в себе маленькую ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ группировки "Исламское государство", ИГ), их фанатичное нутро рано или поздно проявит себя, как только возникнут подходящие условия. За годы конфликта мы хорошо познакомились с ДАИШ, "Ан-Нусрой", "Ахрар аш-Шам" (террористические группировки, запрещены в РФ) и другими всякого рода салафитами и такфиристами, исповедующими религиозную нетерпимость. Нельзя допустить их к власти.

 Судя по всему, после Астаны борьба с террористическими группировками в Сирии только усилится?

— Да, соглашение, достигнутое между Россией, Турцией и Ираном, позволило остановить военные действия между основными сирийскими сторонами в вооруженном конфликте. Понятно, что операции против террористов "Исламского государства" и "Джебхат ан-Нусры", на которых не распространяется перемирие, будут продолжаться, их масштабы расширятся.

 Кто сейчас выступает вашими соратниками?

— Вместе с нами встречу в Бейруте организовывали Народная партия (лидер — Навваф аль-Мильхем) и Национальный союз молодежи за справедливость и развитие (лидер — Первина Ибрагим). Обе эти партии легально действуют в Сирии. Из-за рубежа в Бейрут приехали руководители Национального совета восточного региона (базируется в провинции Эль-Хасика) и Сирийского туркменского демократического движения, а также представители ряда других течений и обществ, выступающих за гражданский мир и социальный прогресс, в том числе в районах курдской автономной администрации. Всего в конференции участвовали свыше 40 делегатов.

На новом этапе политической борьбы страна нуждается в новых лицах, в том числе на провинциальном и локальном уровне. После пережитой катастрофы в Сирии должны появиться новые руководители в городах и деревнях, на их плечи ляжет основная нагрузка при восстановлении страны. Мы говорим о тех людях, которые выдержали это испытание, проявив свои лучшие качества.

Сирия вступила в период перехода от войны и разрухи к реконструкции и демократическому возрождению. Предстоит очень трудный этап, который потребует от всех сплочения и твердости в движении к современному обществу, к государству закона, в котором будут гарантированы права всех граждан и будет всячески поддерживаться религиозное, этническое и культурное разнообразие. 

 Какие права нужно гарантировать оппозиции?

— Не только оппозиции — всем гражданам. Речь идет о личных свободах, о возможности говорить людям то, что они думают, излагать без страха свои идеи. Должно быть гарантировано перемещение без ограничений по стране, свободное проведение собраний и митингов, наконец, обеспечена независимость судебных инстанций от исполнительной власти. Это все должно быть прописано в конституции, которую одобрит (на референдуме) народ.

В Сирии сейчас нет политической жизни, поэтому нами выдвинут лозунг: "Все на строительство государства и общества, на созидание нового человека". Людей необходимо подготовить к тому, чтобы они занимали ответственную гражданскую позицию. Этому нужно учить молодое поколение сирийцев.  

 Второй пункт вашей платформы переходного периода касается судьбы президента Башара Асада?

— Да. Там четко указано, что вопрос о президентстве в САР "не должен обсуждаться на международных площадках ни сейчас, ни в будущем". Все решится путем волеизъявления сирийского народа, через проведение всеобщих выборов под международным контролем.

 Кто подготовит эти выборы?

— Дело в том, что Астана создала необходимые условия для практического обсуждения вопроса о формировании переходного органа власти, в который войдут представители режима и оппозиции, что предусмотрено резолюцией 2254 Совета Безопасности ООН. Мы поддерживаем возобновление в Женеве межсирийского диалога (20 февраля) под эгидой спецпосланника Генерального секретаря ООН Стаффана де Мистуры и двух спонсоров политического процесса: России и Соединенных Штатов.

С самого своего создания в сентябре 2011 года ПСГ выступала за улаживание кризиса путем сделки между властями и оппозицией. Мы первыми предложили создать переходное правительство, в которое бы вошли представители двух лагерей. И сегодня мы согласны с тем, что провозглашено ооновской резолюцией о создании временного управляющего органа, задачей которого станет подготовка новой конституции и проведение на ее основе через 18 месяцев всеобщих выборов — парламентских, президентских, а также местных органов власти.

Тут хотелось бы подчеркнуть, что переходное правительство должно, в первую очередь, подготовить атмосферу для свободных и честных выборов. Не нужно ни при каких условиях заранее определять, кто станет победителем или побежденным, кто демократ и кто не демократ. Нет, задача этого органа — только подготовить страну к выборам с точки зрения обеспечения безопасности и политических условий.

 Делегация оппозиции обсуждала этот вопрос на встрече 27 января в Москве с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым?

— Да, мы подробно беседовали на эту тему и акцентировали внимание на том, что те, кто окажутся у власти в переходный период, не могут использовать свои посты для того, чтобы обеспечить себе победу на будущих выборах. Поэтому работа этого переходного органа должна находиться под международным контролем. Резолюция 2254 СБ ООН говорит в общем о политическом процессе, и думаю, что на будущих раундах межсирийских переговоров этот момент будет обсуждаться более детально. Мы нуждаемся в контролирующей стороне, имея в виду ООН и двух спонсоров: РФ и США. Это необходимо, чтобы избежать сценария, при котором после переходного периода возобновится кровопролитие и все снова рухнет.

 Какую роль вы отводите Высшему комитету по переговорам (ВКП), созданному в Эр-Рияде?

— Мы считаем, что этот орган исчерпал себя и утратил легитимность. Он был создан в декабре 2015 года, и срок его полномочий истек. Помимо отставок шести основных фигур вооруженная оппозиция вступила в Астане 23–24 января в самостоятельные переговоры.

Судите сами, в ВКП входит, например, "Армия моджахедов", у которой на фронте уже не осталось ни одного бойца, все они примкнули к группировке "Ахрар аш-Шам".

Определенная проблема возникает с вооруженными группировками, потому что большинство их по своему составу являются конфессиональными, то есть состоят из суннитов. Их участие в определении будущего Сирии проблематично, потому что исламистские силы не могут быть к этому допущены. Резолюции ООН предусматривают не конфессиональное устройство страны.

— Можно предположить, что у Турции, которая активно включилась в политическую игру, иная позиция. 

— Вот поэтому мы выступаем за то, чтобы роль Турции была ограниченной и касалась только вопросов, связанных с контролем за режимом прекращения огня и деятельностью вооруженных группировок, которые она сама выпестовала. Роль Анкары подойдет к концу с роспуском этих формирований. То же самое касается Ирана или Саудовской Аравии и Катара, которые выступили спонсорами конфессиональных вооруженных милиций.

Для политического процесса нам достаточно двух спонсоров — РФ и США. У нас есть пословица, которая гласит, что суп будет несъедобным, если его будут готовить много поваров. Скажем, то же перемирие в Сирии на 90% было подготовлено и обеспечено Россией.

 Должны ли участвовать в женевских переговорах курды?

— Мы считаем, что нет. В Сирии одним из этапов политического процесса станет Всеобщая конференция национального согласия, на которой будет обсуждаться положение религиозных и этнических общин, и в ней они должны участвовать.

Если так рассуждать, то почему бы, например, тогда не поставить вопрос об участии в межсирийском диалоге в Женеве алавитов, друзов, исмаилитов, туркменов и т.д. Нет, в этом нет необходимости: там идут переговоры между делегацией правительства и делегацией оппозиции. Но когда в Дамаске соберется конференция, темой которой станет определение национальной идентичности, то в ней должны непременно участвовать курды.

 Согласитесь ли вы с федеративным устройством Сирии?

— Нет, наш проект — это децентрализация, но не федерация. ПСГ стремится к развитию политической и культурной жизни на периферии, к большей экономической свободе регионов. Мы рассчитываем, что в ходе выборов на местах появятся новые руководители, облеченные доверием граждан.

Федерализация неприемлема для Сирии, которая выходит из состояния войны. В ослабленной конфликтом стране это повлечет за собой только новые междоусобицы. Напротив, нам нужно сильное государство, которое будет способно получать международную помощь, необходимую для проведения реконструкции.

 В каком состоянии находится сейчас Сирия?

СПЕЦПРОЕКТ

Алеппо освобожденный

Как Алеппо и его жители возвращаются к мирной жизни — смотрите в фотогалерее ТАСС

— За исключением Дамаска на большей части страны царит разруха и голод. Ущерб, нанесенный войной национальному хозяйству, колоссален. Обезлюдели целые кварталы в городах, население покинуло их и не может вернуться в свои дома. Нужна масштабная экономическая и гуманитарная помощь, восстановление инфраструктуры, электро- и водоснабжения, воссоздание системы здравоохранения и образования.

Но в первую очередь страна нуждается в свободе. Почему? Чтобы люди могли сотрудничать друг с другом и не боялись брать на себя инициативу. Необходимо действовать, нельзя сидеть и дожидаться помощи из-за рубежа, чтобы потом ее делить. Сирийский дух должен освободиться от оков, чтобы народ смог реализовать свою созидательную энергию.

Для нас сейчас очень важно изучить опыт других государств, таких как Германия, Испания, Южная Корея, которые прошли трудный путь послевоенного возрождения, и использовать его. Я верю, что мой народ сможет поднять Сирию из руин.

Беседовал Дмитрий Зеленин

Поделиться
Загрузка...