Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Петр Макаренко: футбольный мир должен лбом бить перед портретом Блаттера

21 марта, 11:00 UTC+3 Российский футбол
Поделиться
Петр Макаренко

Петр Макаренко

© Константин Рыбин/rfs.ru

Вопросы спортивных трансляций на российских каналах в последнее время ставятся все чаще. Первый канал отказывается транслировать хоккейный турнир, который носит его имя, страна до сих пор не выкупила права на показ домашнего чемпионата мира по футболу, болельщики ждут возвращения на экраны чемпионата Испании. В интервью ТАСС сложившуюся ситуацию прояснил Петр Макаренко, владелец "Телеспорта" — крупнейшей в стране компании по работе со спортивными медиаправами и официального партнера Российского футбольного союза (РФС).

— Кто ваши самые крупные клиенты?

— Мы работаем со всеми основными российскими телеканалами. Из федераций в России основной клиент — РФС, работаем с Федерацией фигурного катания, с некоторыми зимними видами спорта. Но в большей степени — с международными федерациями: УЕФА (Союзом европейских футбольных ассоциаций), IIHF (Международной федерацией хоккея), МОК (Международным олимпийским комитетом). 

— Начнем с самого животрепещущего. $100 млн за права на показ домашнего чемпионата мира — это адекватно?

Если стороны не договорятся до числа 15-го (мая), у каналов-то и времени не останется до начала Кубка конфедераций

— Если сумма действительно такая, она к реальности никакого отношения не имеет. Цены от чемпионата к чемпионату, конечно, растут, но речь идет о 8–12%. Это касается всех рынков. Но у нас оплата в валюте, а доход генерируется в рублях. Одно это сегодня увеличивает стоимость для наших каналов процентов на 70. То есть им достаточно сложно даже без увеличения долларовой цены. Условно $30 млн в 2014 году было 900 млн рублей. А сегодня это почти 2 млрд.

— Наши телеканалы предлагают $30 млн?

— Примерно. И то я не уверен, что эту сумму можно покрыть какими-либо рыночными механизмами. Она находится где-то на грани.

— По словам генпродюсера Первого канала Александра Файфмана, в идеале стороны должны договориться не позднее начала мая, чтобы каналы имели хотя бы месяц на промоушен.

— Он совершенно правильно говорит. У нас же еще и майские праздники будут. Поэтому если стороны не договорятся до числа 15-го, у каналов-то и времени не останется до начала Кубка конфедераций.

— Допускаете, что стороны могут не договориться?

— Не знаю, но я не удивлюсь никакому исходу.

— ФИФА (Международная федерация футбола) объявляла, что намерена выручить от продажи прав на трансляцию чемпионата мира в России $3,1 млрд…

— А что им озвучивать планы? Есть факты. Уже все контракты давно подписаны, кроме России. Почему? Потому что ФИФА хочет каких-то нерыночных денег.

— Мы — хозяева чемпионата мира, у нас богатая заявочная книга, а они не могут пойти нам навстречу?

— Сложно залезть им в голову. Я считаю, что постановка вопроса в данном случае не имеет ничего общего с бизнесом, коммерческой деятельностью. Они сейчас действуют в худших наших традициях. Они пытаются решить вопрос административными методами, что очень странно для ФИФА.

Насколько я знаю, сейчас до сих пор нет даже понимания, с кем могут быть матчи (сборной России) в сентябре-октябре

В целом у них пока не очень получается в России коммерческая деятельность, давайте честно говорить. У них есть шесть позиций по так называемым региональным спонсорам, а подписан контракт только с одним на данный момент — с Альфа-банком. Причем, по моим ощущениям, банк не очень доволен сделкой. А других-то сделок нет. Как они собираются здесь работать, не знаю, но это в большей степени их проблема. Понимаете, для нас обязательства показать Кубок конфедераций носит чисто моральный характер, умозрительный — мы проводим, значит, надо и показывать. А для ФИФА-то это в чистом виде обязательство перед спонсорами. 

— Предположим, наши каналы покупают права за $30 млн, делят матчи на троих, месяц на промоушен. Смогут ли они отбить эти деньги?

— Если не будет каких-то глобальных изменений, например падения рубля, то эти деньги отбить реально. Плюс-минус. Примерно такую сумму составят доходы.

ФИФА поставил РФС в очень сложную ситуацию

— Насколько серьезной проблемой стало для вас исключение российской команды из отборочной европейской группы, где она была обеспечена матчами (сборная должна была провести контрольные игры с бельгийцами, греками, эстонцами, киприотами и боснийцами, попавшими в группу H отборочного турнира ЧМ-2018. — Прим. ТАСС)?

— Когда у вас срывается весь календарь, конечно, это становится проблемой. Сейчас совершенно бессистемная конструкция: нашли — не нашли. Было десять матчей, были определенные даты, и нужно было найти только несколько соперников на другие даты. Но это было намного проще сделать два года назад. А когда это решилось в мае 2016-го, в последний момент, при этом отборы начались в сентябре, нормальные команды уже определили свои графики. И это стало реально большой проблемой.

Есть контракт с французской федерацией. Мы сыграли в марте 2016-го, и вот теперь договоренность на март 2018-го

Насколько я знаю, сейчас до сих пор нет даже понимания, с кем могут быть матчи в сентябре-октябре. Это проблема и для нас с точки зрения маркетинга, это, думаю, проблема и со спортивной точки зрения, тренерского штаба. Одно дело, когда у вас есть план на два года, другое — когда все возникает в последний момент.

— Насколько дорого стоит организовать сейчас матч?

— Это зависит от огромного количества составляющих: насколько заинтересованы, дома или в гостях, в Москве или не в Москве. Каждый контракт имеет свои особенности. Даже какую-то усредненную сумму не назовешь. Но, само собой, затраты на матч с Бразилией или Аргентиной несопоставимы с затратами на команды уровнем ниже. 

— Президент РФС Виталий Мутко говорил, что контракты с некоторыми федерациями предполагают два матча — дома и на выезде. Уже понятно, с кем мы точно сыграем до чемпионата мира?

— Есть контракт с Турцией, есть контракт с французской федерацией. Мы сыграли в марте 2016-го (в Сен-Дени, 2:4) и вот теперь договоренность на март 2018-го. Сейчас есть два матча на март (24-го с ивуарийцами в Краснодаре и 28-го с бельгийцами в Сочи), на июнь (5-го с венграми в Будапеште и 9-го с чилийцами в Москве), и пока больше ничего нет.

— Опять получается как-то несправедливо. Сначала было одно, потом резко другое. Может, ФИФА или УЕФА как-то компенсируют убытки? 

— Не знаю, идет ли речь о какой-то компенсации, но то, что РФС был поставлен в очень сложную ситуацию и перед очень большими организационными и финансовыми проблемами, это правда.

— Как будут обстоять дела с трансляциями матчей сборной до чемпионата мира? Права принадлежат Первому каналу. 

— В марте они покажут, а дальше будем смотреть.

— Файфман заявил, что к показу сборной они будут подходить выборочно.

— И правильно. Любой канал хочет показывать хороший продукт, а не что попало. Это разумная позиция. Если речь идет о системном показе матчей, тогда может произойти ситуация, когда один из пяти матчей, например, показывает не такой уровень интереса. Но в целом, конечно, им хочется, чтобы это были матчи с Германией, Бразилией, Аргентиной, чтобы это давало большую аудиторию и цифры.

— Если не Первый, то кто?

— Не знаю, пока Первый.

На Капелло не за что ругаться

— Вы принимали участие в поиске главного тренера на замену Леониду Слуцкому?

— Не моя история.

— А в назначении Фабио Капелло, который теперь на Россию ругается?

— На первом этапе, предварительном, и то как частное лицо, потому что я его знаю. А сейчас он обиделся. Любой тренер обижается, когда с ним досрочно расторгают соглашение. С точки зрения юридической и финансовой его никто не обманывал. Думаете (Лоран) Блан, которого убрали из ПСЖ, заплатив $18 млн отступных, не обижается? Роберто Манчини, которого убрали из "Сити"? Я вас уверяю, что каждый из них обижен на работодателя.

А помните, при каких обстоятельствах он приехал? После провала на чемпионате Европы в 2012 году, где нам досталась реально проходная группа: Чехия, Польша и Греция. Легче сложно было себе представить, повезло, но мы умудрились из такой группы не выйти. Вот он приехал на фоне такого выступления, вывел команду на чемпионат мира из тяжелой группы с Португалией. Причем вышли мы на турнир чуть ли не первыми. Каких-то вопросов к нему по ходу того отборочного цикла не было.

— Были. Итальянец анонсировался как специалист, который поможет всей системе российского футбола, но как-то незаметно. В этом плане привлекательнее выглядел Гус Хиддинк, который хотя бы заражал всех окружающих энергией к работе.

— А в чем разница? Зачем сравнивать? Это два больших, знающих и очень успешных специалиста. Только Хиддинк был более успешен со сборными, а Капелло — с клубами. Но то, что это были два больших тренера, не поспоришь. И они много принесли сборной. 

Кстати, у обоих была такая же история: первый цикл — очень хороший, а второй… Он (Капелло) как раз сидел здесь в свое время и ездил по всем матчам, смотрел все команды. Не знаю, какие здесь могут быть претензии. Оба работали успешно. У них это в ментальности, понимаете. Они работаю добросовестно.

— Его постоянное пребывание, как писалось в СМИ, было связано и с нюансами по налогам, которые он хотел платить именно в нашей стране.

— А какая разница для дела, по какой причине он сидит на работе? Вы же не будете упрекать сотрудника, который проводит свою работу хорошо и остается сверхурочно. Вы же не будете ему говорить: слушай, да ты здесь сидишь только потому, что на улице холодно. Вполне возможно, но только на работе это не сказывается.

Они были добросовестными, и я поражался, насколько знающими. А потом (Николай) Толстых (президент РФС с сентября 2012 года по май 2015-го) устроил ситуацию с невыплатой зарплаты, пинками в прессе, постоянным враньем — и мы получили то, что получили. 

Что касается самого выступления на чемпионате мира (невыход из группы с командами Бельгии, Алжира и Южной Кореи). На основании чего мы считаем, что должны всех обыгрывать, я не понимаю. Амбиции? Лучше трезвого взгляда ничего нет. Бельгия существенно сильнее сегодня, а наши, особенно ветераны тренерского цеха, говорят: ой, да какая там Бельгия? Но сегодня они существенно сильнее, это команда, которая состоит из игроков, которые выступают в топовых европейских клубах. Алжир тоже существенно выше нас в рейтинге. Там нет таких топовых игроков, как у бельгийцев, но они все играют в приличных лигах, а это очень важно. Мы-то все в своем соку варимся, нет ни одного игрока, выступающего за рубежом. Если вы играете в средних командах Испании, Италии, Англии, вы вынуждены играть практически все время с топами и каждый раз вам нужно выпрыгивать из штанов, а здесь не нужно. 

В целом, думаю, в критике Капелло больше эмоций.

Игроки потеряли чувство голода

— Как нам выйти из этого собственного сока?

— Убежден, наша основная проблема — игроки полностью демотивированы за счет "оверпэя" (с англ. — "переплата"). Таких зарплат, как у нас, им не будут платить ни в одной стране мира. А должны быть простые рыночные подходы. Если ваш водитель условно получает 50 тысяч рублей и все вокруг столько получают, то брать водителя и платить ему 600 тысяч будет большой глупостью. Ну если очень хотите, платите 90 тысяч, но не 600.

Смотреть наш чемпионат лично мне скучно. Даже время на это тратить не хочется

С этой точки зрения панацеей могло бы быть резкое снижение зарплат и потолок зарплат. Помните поколение Карпина, Мостового? Они рвались играть и, когда приезжали за границу, выжимали из себя все. А сейчас нет стимула рваться куда-либо. Зачем? А чувство голода должно быть и у писателей, и у артистов, и у спортсменов.  Как только успокоились — видим, что имеем.

— Президент страны Владимир Путин заявил, что из профессионального спорта надо выводить деньги государства и госмонополий.

— Это абсолютно правильно как подход. Если так произойдет, то это станет существенным фактором развития. А знаете, я в целом так считаю: играют две команды, пришли зрители на стадион и заплатили за билеты, вот и платите эти деньги игрокам.

— С РФПЛ сотрудничаете?

— Нет.

— Интерес к нашей лиге за границей есть?

— У РФПЛ есть контракт с компанией IMG, и те распространяют чемпионат в других странах в виде хайлайтов, еще как-то. Иногда возникает дополнительный интерес. Когда, например, были корейские игроки. Или японец Хонда в ЦСКА. Турки. Интерес возникает только в таких случаях. А так смотреть наш чемпионат лично мне скучно. Даже время на это тратить не хочется. Сами видите уровень интенсивности и самоотдачи.

Должны кланяться Блаттеру

— Как обстоит дело с трансляциями чемпионата мира по хоккею?

— Там очень долгосрочный контракт у Первого канала, даже не помню, в каком году заканчивается. В этом году покажут четыре-пять матчей в зависимости от того, как наши сыграют, а все остальное уйдет на "Матч ТВ". Опять же это разумно. А что, по-вашему, должен показывать Первый канал? Матч Словакия — Австрия? Весьма сомнительно для федерального канала. Они показывают основные матчи сборной России, и должны это делать. Они должны и на Олимпиаде показывать те вида спорта, в которых наши априори успешны или в которых выступают мировые звезды, интересные всем, привлекающие массы. А остальное должно уходить на профильные каналы.

— Сколько стоят права на чемпионат мира по хоккею по сравнению с $30 млн за чемпионат мира по футболу?

— В мировом масштабе примерно один процент от того, что платят в футболе.

— Бывший президент ФИФА Йозеф Блаттер все-таки создал удивительную коммерческую историю…

— Я вам так скажу: каждый футболист, тренер, судьи должны начинать утро с того, чтобы бить лбом возле портрета Блаттера — настолько возросли в цене телевизионные права, спонсорские вложения. Это огромная заслуга Блаттера, он сделал футбол индустрией мирового масштаба. Еще 20 лет назад, когда он начинал работать, были совершенно другие цены. Например, отчисления от спонсоров возросли раз в восемь-десять. Назовите мне бизнес, который вырос в десять раз.

— РФС как себя чувствует в этой системе, в которую приходят огромные деньги из Китая, США, арабских стран?

— РФС живет на коммерческие деньги, зарабатывает сам. Там нет никаких вливаний. Была помощь от Алишера Бурхановича Усманова, но это не системно. Все остальное — коммерческие вливания партнеров и отчисления от ФИФА и УЕФА.

— Сколько примерно составляет долг организации на данный момент?

— Точно не могу сказать, но сейчас он в тех параметрах, которые позволяют нормально существовать. То есть это не 100% от годового дохода, как было раньше, а 15.

— А каков бюджет?

Появится максимум один-два новых партнера, но радикально на ситуацию это не повлияет

— Порядка 3 млрд рублей в год. Это не только от спонсоров, но и от ФИФА, УЕФА, прибыль от матчей сборной, билетов, продажи прав. Но все это коммерческие источники. Это не то чтобы кто-то по звонку приходит и вручает деньги, как в тех же клубах. РФС существует только за счет своей рыночной, коммерческой деятельности.

— На такие деньги можно нормально функционировать?

— Зависит от того, какие цели перед собой ставить. У РФС цели взвешенные, так что нормальный бюджет.

— Вы ведь приводили спонсоров РФС — Adidas, Huawei, Volkswagen, Coca-Cola. Насколько это долгосрочные отношения?

— У Volkswagen свои проблемы, связанные с многомиллиардными штрафами. Соглашение с ними истекло в конце прошлого года. Все остальные спокойно будут работать дальше.

— Технического спонсора Adidas менять не собираетесь?

— Наш действующий контракт — на десять лет, и он истекает в следующем году. Есть ли смысл что-то менять? Понимаете, когда у вас такой долгосрочный контракт — это шикарная история, работай себе спокойно.

— Цель привести новых спонсоров есть?

— Понимаете, их же много не может быть. Вот у ФИФА, например, шесть спонсоров первой категории и восемь — второй. Здесь примерно то же самое. Три самых больших спонсора — Adidas, НОВАТЭК и "Мегафон", дальше все остальные — порядка десяти компаний. Появится максимум один-два новых партнера, но радикально на ситуацию это не повлияет.

Внимание на Олимпиаду-2018

— Какая судьба у прав на показ Абсолютного бойцовского чемпионата (UFC), которые вы приобрели?

— Их показывает "Матч ТВ". Правда, мы не все права продали. Сейчас работаем с другими каналами, но называть их пока не готов. У нас остались права на мобильные, интернет-трансляции, и мы делаем это все сами. Вообще интернет-трансляции стали существенно популярней, и через какое-то время их аудитория будет сопоставима с аудиторией телевидения. Просто аудитория у них сейчас разная. Те люди, которые смотрят телевизор, не очень пользуются интернетом, и наоборот. Если эти аудитории и пересекаются, то на 5–10%, не больше.

— В боксе интересы есть?

— Приобретали какие-то бои, но только по просьбам каналов.

— Киберспорт?

— Сейчас это на сильном подъеме, есть интерес к этой истории, но потом, уверен, появится что-то другое. На данный момент это серьезная тема, но мы пока в разговорах и обсуждениях, есть сомнения.

— Многие любители футбола разочарованы, что больше не транслируется чемпионат Испании.

— Мы думаем над этим. Вопрос не в том, чтобы выкупить права, а в том, что делать с ними потом. Транслировать-то "Матч ТВ" готов, только платить пока не готов.

Вообще за последние пару лет стоимость выросла почти в два раза, очень сильно. Испанцы считают, что они должны стоить столько, сколько и английская премьер-лига. Они говорят: у нас все-таки играют два лучших футболиста мира на сегодня — Месси и Роналду. И это тоже правда. Так что большинство стран это понимают и покупают. Допускаю, что Испания вернется на российские каналы со следующего сезона, но пока не знаю, в каком формате.

— Какие-то еще сюрпризы будут?

— Мы сейчас концентрируемся на зиме, потому что следующие Олимпийские игры — зимние (в южнокорейском Пхенчхане в 2018 году. — Прим. ТАСС). Все каналы будут задействованы. Сейчас важно этот пласт правильно распределить между ними с точки зрения зрительского интереса. Ну и чтобы интересы каналов учитывать.

— Права на показ Олимпийских игр принадлежат тоже вам?

— Да, это наша собственность. Контракт долгий — до 2026 года.

— А здесь цена как отличается от футбола?

— Две Олимпиады — зимняя и летняя — это один чемпионат мира. Но это у нас. У США, например, практически одинаковая стоимость на Олимпиаду и чемпионат мира.

Беседовал Антон Рассказов

Поделиться