Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Кристин Лагард: экономика России вышла на "позитивную территорию" роста

18 апреля, 17:00 UTC+3
Поделиться
Директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард и первый заместитель генерального директора ТАСС Михаил Гусман

Директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард и первый заместитель генерального директора ТАСС Михаил Гусман

© ТАСС

Директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард отмечает, что после нескольких трудных лет российская экономика начинает расти, надеется, что Украина сохранит стабильную банковскую систему, и рассчитывает, что выборы в ее родной Франции не обернутся крупными потрясениями. Она рассказала об этом в эксклюзивном интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману в преддверии весенней сессии руководящих органов МВФ и Всемирного банка в штаб-квартире фонда в Вашингтоне.

— Мы беседуем в преддверии весенней сессии руководящих органов вашей организации. Но не все знают, что такое МВФ, чем он занимается и зачем нужен. Как бы вы это объяснили нашей аудитории?

— Прежде всего, я очень рада дать вам это интервью и объяснить россиянам, что такое МВФ. Это Международный валютный фонд, одним из очень важных членов которого является Россия. Она для нас уже много лет ключевой партнер. Могу отметить, что дуайен совета директоров МВФ господин (Алексей) Можин — россиянин. Он дольше всех работает в составе совета.

Цель МВФ, поставленная перед ним при его создании после Второй мировой войны, — поддерживать стабильность и процветание мировой экономики

Цель МВФ, поставленная перед ним при его создании после Второй мировой войны, — поддерживать стабильность и процветание мировой экономики. Думаю, отцы-основатели организации исходили из того, что войны никому не нужны, что торговые войны — никудышная идея, что протекционизм не работает. И что поэтому гораздо лучше иметь форум, где все страны-члены могли бы реально говорить друг с другом и уважительно оценивать состояние своих экономик. И где страны при нужде могли бы брать друг у друга взаймы. Наконец, со временем мы также выработали программы технической поддержки, обучения специалистов, наращивания институционального потенциала стран.

Всем этим пользуется большинство членов организации. Сейчас у нас 189 стран — членов Международного валютного фонда.

— А как меняется со временем роль России в МВФ?

— В 1990-е годы Россия была страной — должником МВФ. Потому что во время "большого перехода" от Советского Союза к современной России и ее собственной экономике возникало множество трудностей, процесс был нелегким. Тогда ваша страна попросила МВФ помочь ей с экономической политикой, а также с финансированием. И мы по мере сил помогали в 1990-е годы России.

Россия участвует в финансировании наших усилий — будь то в африканских странах, где у нас сейчас много программ, или в некоторых европейских странах, где мы работаем. И деньги к ней вернутся, с процентами

Но с 2005 года Россия полностью погасила все свои обязательства перед нашей организацией. И на сегодняшний день она для МВФ нетто-кредитор. То есть Россия участвует в финансировании наших усилий — будь то в африканских странах, где у нас сейчас много программ, или в некоторых европейских странах, где мы работаем. И деньги к ней вернутся, с процентами.

— Но вот упали цены на нефть. Для российской экономики это важно. Насколько правильно, на ваш взгляд, Россия действовала в этой ситуации?

— Когда цены внезапно рухнули — с уровня, превышавшего порой 100 долларов за баррель, до 27–28 долларов за баррель, — со стороны российской экономики последовал всесторонний ответ. Были приняты правильные финансово-бюджетные меры, сохранялся контроль над инфляцией, была взята на вооружение очень здравая денежно-кредитная политика, включавшая плавающий курс валюты, поддержание стабильности финансового сектора.

Мы считаем, что после нескольких трудных лет российская экономика снова будет расти

И это помогло стране выйти из очень сложного кризиса. Ведь тогда и цены на нефть снизились вчетверо, и санкции были введены за Крым. Так что в российской экономике образовалась уязвимость. Но она сумела с этой "негативной" территории 2015–16 годов перейти на территорию, которая, как мы считаем, в 2017 году будет "позитивной". Мы считаем, что после нескольких трудных лет российская экономика снова будет расти.

— И каковы же ваши новые оценки по России?

— Ну как я уже сказала, они находятся в позитивной зоне. Более чем на 1% (роста). Но точную цифру я вам сейчас не назову, потому что мы должны ее обнародовать через несколько дней.

— Вы много раз встречались с нашим президентом Владимиром Путиным, в том числе на различных международных мероприятиях. Что вам дают эти встречи? Лучшее понимание России, российской экономики?

— Прежде всего я вам скажу, что, как француженка, любительница литературы и музыки, я с огромным уважением отношусь к российской культуре. К культуре, истории, искусству вашей страны.

— Французская и русская культуры во многом схожи...

— Вот именно! Вот Вольтер. Влияние его было огромным...

А если меня спросить о моих любимых писателях, то это, конечно, и Толстой, и Достоевский. А среди любимых музыкантов — Рахманинов и другие. И я это говорю не для того, чтобы сделать вам приятное, не ради просто комплимента России. На мой взгляд, это во многом определяет сегодняшнее состояние страны, сегодняшние чаяния и устремления ее народа. Она питается очень глубокими корнями вашей культуры. Мне кажется, что и география ваша тоже очень важна для понимания страны. Эти пространства, эти дали, эти природные богатства! Все это также многое объясняет в такой очень сложной и великой стране, как Россия.

А что касается вашего президента, мы с ним регулярно видимся. Встречи бывают по всему миру. Несколько раз у нас происходили очень глубокие и полезные беседы, позволяющие лучше понять и страну, и ее экономическую политику на перспективу.

— Штаб-квартира МВФ находится в двух шагах от Белого дома. Там сейчас новый хозяин, президент Дональд Трамп. С ним вы уже встречались? Каково ваше мнение о первых шагах его экономической политики?

— Пока мы с новым президентом США не встречались. Но я уверена, что познакомимся — если не раньше, то уж во всяком случае в июле на "Большой двадцатке".

— Вы там будете участвовать?

— Да, я там буду.

Мы наблюдаем за всей его новой политикой — не столько провозглашенной, сколько реально проводимой. Нам же именно это и надо оценивать — не просто слова, а то, что реально делается. Это самое важное.

— Хорошо, вернемся к МВФ. Это организация системы ООН. Но что это за организация — чисто техническая, экономическая или все же и политическая?

— Нет, МВФ — не политическая организация. Она на самом деле сфокусирована на финансовой стабильности, на экономическом процветании. Развивает три основных направления: отслеживание (экономической) ситуации и консультирование по вопросам экономической политики; кредитная поддержка стран, оказывающихся в сложных ситуациях; техническая помощь. Но мы ни в коей мере не встаем на политическую точку зрения.

МВФ — не политическая организация. Она на самом деле сфокусирована на финансовой стабильности, на экономическом процветании

Сила нашей организации заключается в том, что в отличие от ООН у нас система взвешенного голосования (вес голоса каждой страны примерно пропорционален ее взносу в МВФ. — Прим. ТАСС). И это позволяет нам функционировать, даже если по отдельным вопросам порой возникает оппозиция (между странами). На мой взгляд, в этом наша сила.

— У меня вопрос по нашему близкому соседу — Украине. Там много проблем: и с финансовой системой, и с банками, и с Донбассом. У вас там программа. Уверены ли вы в том, что она будет выполнена?

— У отношений между Украиной и МВФ давняя история...

— Поэтому я и спрашиваю...

— У нас было много попыток помочь этой стране стабилизировать ее экономику. Кажется, впервые прогресс в украинской экономике достаточен для того, чтобы мы завершили уже третий обзор выполнения программы.

Это же факт, что, несмотря на нестабильность и трудности, которые, как я надеюсь, будут урегулированы в соответствии с соглашением "Минск-2" или каким-то другим (не знаю, это опять-таки политическая сторона дела, но она важна и для финансовой стабильности), — так вот, несмотря на все это, под руководством президента (Петра) Порошенко достигается прогресс в отношении "Нафтогаза", в отношении денежно-кредитной политики и плавающего курса валюты, в отношении субсидий и тарифов на газ и нефть, продаваемые в стране.

Многое еще нужно делать. Ясно, что есть необходимость искоренять коррупцию и заботиться о том, чтобы это делалось эффективно. Но меня ободряет то, что я вижу. И я очень надеюсь, что в перспективе украинские власти будут сохранять здравую, стабильную финансовую систему, безопасную для всех банков и для всех вкладчиков и достаточно ликвидную для того, чтобы она могла функционировать вне зависимости от того, кому принадлежат банковские капиталы.

— Россия, США, Украина... Давайте теперь о Франции. Следите ли вы за тем, как развивается там ситуация перед президентскими выборами? Она вас больше ободряет или настораживает?

— Ну меня всегда настораживает неопределенность, где бы в мире она ни возникала. А сейчас у нас в отношении Франции такая степень неопределенности, которая действительно настораживает. Я очень надеюсь, что, кого бы ни избрали 7 мая, дело обойдется без крупных потрясений, существенной волатильности (неустойчивости на рынках. — Прим. ТАСС) и оснований для еще большей настороженности из-за решений нового президента.

— А для самой себя вы не видите в будущем роли в политической жизни Франции?

— Знаете, я уже отдала шесть лет жизни работе во французском правительстве. Всю свою энергию, все свои способности, какие уж есть, отдавала тому, чтобы быть хорошим министром-делегатом по вопросам внешней торговли, хорошим министром финансов.

Сейчас у нас в отношении Франции такая степень неопределенности, которая действительно настораживает

Думаю, сейчас мое место именно здесь, в Международном валютном фонде, где я служу всему международному сообществу и подотчетна всем странам — членам организации. И больше нигде.

— Вы возглавляете организацию, объединяющую 189 стран. Общаетесь со множеством мировых лидеров. Какие, на ваш взгляд, качества необходимы настоящему лидеру, способному реально вести за собой страну?

— На мой взгляд, у каждого лидера должно быть сочетание энергичности, уверенности в себе, смелости, стремления к благу своего народа и благу международного сообщества.

— Отсюда личный вопрос. Вы в прекрасной форме. Что позволяет вам поддерживать такую форму и отлично справляться со своей работой?

— Спасибо за отзыв о моей работе...

— Ну это не только мое мнение...

— Думаю, что при всей уверенности в себе — а у меня, мне кажется, в определенной мере есть такая уверенность — я стараюсь никогда не поддаваться излишней самоуверенности. О человеке ведь судят по последней речи, по последнему решению. И всегда надо держать в уме малую толику сомнения. Чтобы не впадать в чрезмерную самоуверенность, чреватую ошибками. Хотите выдам секрет?

— Конечно. Строго между нами...

— Разумеется. Так вот, я пью очень много чая.

— Какого?

— С утра — зеленого. После обеда — черного.

— А черного какого?

— После пяти часов — "Дарджилинг".

— Не "Эрл Грей"?

— "Эрл Грей" — до пяти... Ну и спортом стараюсь заниматься как можно больше.

— Я знаю, вы даже в сборную входили по очень сложному виду.

— Да, в свое время очень увлекалась синхронным плаванием. Российские синхронистки, кстати, всегда были очень сильны.

— Они мне рассказывали, что вы им тоже нравились.

— Да уж конечно... Так вот, я до сих пор плаваю. Езжу на велосипеде. А вот бегать не люблю — совсем. Как-то так...

— Вы были первой женщиной на посту министра финансов Франции. Теперь вы — первая директор-распорядитель МВФ. И как, на ваш взгляд, обстоят сейчас в мире дела с равенством полов?

— Я считаю, что почти во всех странах мира пускаются на ветер таланты, энергия, силы и уверенность — из-за того, что женщины не в полной мере заняты, что им недоплачивают, что они подвергаются эксплуатации, а зачастую и дискриминации.

Почти во всех странах мира пускаются на ветер таланты, энергия, силы и уверенность — из-за того, что женщины не в полной мере заняты, что им недоплачивают, что они подвергаются эксплуатации, а зачастую и дискриминации

Я с большим сожалением об этом говорю, но это полная "растрата" талантов и сил. И я и впредь буду стараться выяснять во всех странах, где мы работаем, как нам облегчить больший вклад женщин в экономику. Чтобы их уважали, не подвергали дискриминации, а сами они могли в полной мере использовать свои знания, силы и умения.

— Мадам Лагард, наша программа называется "Формула власти". Что для вас означает понятие власти, какова она на вкус?

— Для меня власть — это способность помогать другим. На мой взгляд, мы все в состоянии это делать. Но есть определенные посты, определенные институты, где можно использовать в качестве "рычага" еще и таланты своих сотрудников, и стремления членов организации.

И когда я говорю от имени нашей организации, я опираюсь на их исследования, на их способности, на их энергию и на доверенные мне ими полномочия. Именно это позволяет мне говорить тому или иному лидеру: "Вам бы стоило сделать то-то" или "Пожалуйста, не делайте того-то". Вот в этом случае власть становится инструментом добра.

Беседовал Михаил Гусман

Поделиться
Загрузка...