Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Генсек ФИФА — о своей миссии в организации и ожиданиях от Кубка конфедераций

25 апреля, 12:00 UTC+3 ЧМ-2018 по футболу
Поделиться
Фатма Самура

Фатма Самура

© Александр Демьянчук/ТАСС

Генеральный секретарь Международной федерации футбола (ФИФА) Фатма Самура в эксклюзивном интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману рассказала о своей миссии в организации, о пути окончательного выхода ФИФА из состояния кризиса, а также призналась, что с нетерпением ждет Кубка конфедераций и верит, что Россия проведет лучший чемпионат мира в истории.

— Ваша кандидатура на пост генерального секретаря ФИФА стала настоящей сенсацией. Вы стали в ФИФА "трижды первой": первой женщиной, первой африканкой и первой мусульманкой, занявшей главный административный пост в самой представительной организации на планете. Почему вы приняли приглашение занять этот пост в ФИФА, которое, как я слышал, исходило от самого Джанни Инфантино? 

— Я тесно связана с футболом. В течение 29 лет я замужем за бывшим футболистом, мой дядя по материнской линии также много сделал для футбола в Сенегале. Но самая главная причина, почему я согласилась занять пост генерального секретаря ФИФА, — в том, что я видела результат реформ, которые были приняты организацией в феврале прошлого года.

ФИФА претерпела значительные изменения, в том числе были приняты новые программные установки относительно прав человека. Это было очень близко к тому, чем я занималась в ООН — защита и продвижение прав человека. А футбол стал своеобразным мостом, способным объединять людей. Все эти факторы стали залогом моего решения занять пост генсека ФИФА. 

— Вы провели более 20 лет в структурах ООН, вы работали в множестве стран, некоторые из них были в ужасном состоянии. Как весь этот опыт помогает вам в нынешней работе? 

Я решила, что я могу взять на себя роль защитника мира в ФИФА. И я не разочарована, потому что ежедневно использую футбол в процессах, способствующих развитию социальной среды

— Во-первых, до начала работы в ООН, где я провела 21 год, я работала в частном секторе. И как вам известно, основная часть доходов поступает от спонсорских и коммерческих филиалов. Это требует определенных талантов. Это еще одна из причин, благодаря которой я уверена, что я была полезна и достаточно хороша в профессиональном плане для этой позиции. 

Второй опыт состоял в том, что я впервые столкнулась с ФИФА после геноцида в Руанде. Люди, которые массово убивали друг друга в Руанде, решили однажды собраться вместе. Этот проект спонсировался ФИФА совместно с программой развития ООН с целью добиться установления прочного мира в Руанде. И тогда я по-настоящему осознала власть и влияние, которое может оказывать футбол. 

Всю свою жизнь я провела в странах, раздираемых войной, где конфликты являлись повседневной проблемой, в этих странах был голод, природные катастрофы. И мы вместе находили творческие решения, которые помогали добиться перемен в этих странах и обеспечить устойчивый мир. 

Использовался каждый социальный инструмент. Определенно, когда я оказалась перед дилеммой, присоединяться к ФИФА или нет, я просто вспомнила те годы войны, когда спорт использовался в качестве социального инструмента воздействия и ФИФА была организацией номер один, проводившей чемпионат мира, который является крупнейшим спортивным мероприятием в мире. Я решила, что я могу взять на себя роль защитника мира в ФИФА.

И я не разочарована, потому что ежедневно использую футбол в процессах, способствующих развитию социальной среды. И я говорю не только о развитии самого футбола, но и о позитивных социальных сдвигах, касающихся обычных людей, включая расширения возможностей женщин в футболе.

— ФИФА за последние годы пережила гигантские потрясения. Что изменилось после того, как Джанни Инфантино был избран президентом, а вы заняли пост генерального секретаря? Что вам пришлось сделать, чтобы оздоровить ФИФА? 

— Это правда, что ФИФА переживала очень трудные времена. Первым и самым главным, а также хорошим способом показать всему миру, что мы абсолютно серьезно говорили о хорошем управлении внутри футбола, было показать, что все заявленные ФИФА реформы претворены в жизнь.

Мы со всей определенностью должны гарантировать, что каждый цент, которым мы получаем, расходуется должным образом на развитие футбола и повышение целостности организации

Мы начали с того, что убедились в том, что устав ФИФА учитывает права человека, а статья 3 устава ФИФА гласит, что мы по-настоящему стремимся защищать и продвигать права человека. 

Второй важный вопрос — это то, был тот факт, что все ведущие руководители ФИФА согласились на раскрытие размера своих зарплат на фоне достаточно скептических настроений по отношению к изменениям в ФИФА. Таким образом, зарплаты, включая мою, зарплаты президента и членов совета, были официально раскрыты.

Мы также создали подразделение по обеспечению контроля, чтобы удостовериться, что мы контролируем то, как деньги поступают в ФИФА и из организации.

Но один определяющий аспект заключается в том, что посредством футбола мы инвестируем миллиарды долларов на долгосрочной основе. А это действительно то, что развивающиеся страны хотели увидеть в рамках реформ. Смысл в том, что футбол стал главным элементом всего, что мы делаем. 

Нам еще предстоит пройти долгий путь. Мы продолжаем сталкиваться с некоторым сопротивлением. Нам нужно объяснить людям, что мы подразумеваем под хорошим управлением в футболе, а также то, что мы называем большей прозрачностью и упрощением процесса в целях возвращения доверия наших партнеров.

Но я могу сказать, что сегодня нам гораздо лучше, чем в прошлом году, а в следующем мы еще больше упрочим свои позиции. Также мы приступаем к более активной политике, в рамках которой хотели бы лучше контролировать финансы организации. 

Сейчас мы ведем переговоры о привлечении новых международных партнеров. Конкретизировать я пока не могу, но можно сказать, что до Кубка конфедераций у ФИФА появятся новые спонсоры

Все эти проекты в действии. По мере продвижения они будут предоставлять нам все больше и больше возможностей для осуществления лучшего контроля над доходами ФИФА. Благодаря этим доходам мы имеем возможность инвестировать в молодежные соревнования, женский футбол, а также расширенный чемпионат мира по футболу.

И мы со всей определенностью должны гарантировать, что каждый цент, которым мы получаем, расходуется должным образом на развитие футбола и повышение целостности организации.

— Можно ли назвать привлечение спонсоров главным и самым сложным вызовом ФИФА на сегодня?

— После того как мы преодолели кризис, нам необходимо было восстановить имидж организации и показать миру серьезность наших намерений относительно реформ.

Нам потребовалось какое-то время, чтобы вернуть доверие. Две недели назад я была в Китае, чтобы подписать новое соглашение с компанией Hisense. Сейчас мы ведем переговоры о привлечении новых международных партнеров. Конкретизировать я пока не могу, но можно сказать, что до Кубка конфедераций у ФИФА появятся новые спонсоры.

— Вы упомянули Китай, который в последнее время потрясает мир невероятно дорогостоящими трансферами. Именитые игроки также едут играть в Индию. Каково влияние двух этих великих стран на футбольный мир? 

— Я ездила в Китай, чтобы обсудить вопросы футбола. И определяющий фактор заключался в том, как они хотели бы продвигать себя, когда речь заходит о развитии футбола.

Это большие деньги, но и сильная готовность к подобным проектам Китая как нации. У Китая есть проект академии, в который будут вовлечены миллионы молодых людей, которые хотят заниматься футболом. 

Я убеждена, что Кубок конфедераций станет хорошей площадкой для подготовки чемпионата мира в 2018 году

Также есть проект, который касается строительства 55 тысяч футбольных полей до 2018 года. Такой проект может потянуть только такая страна, как Китай. Им предстоит еще долгий путь к тому, чтобы стать футбольной нацией.

Но все возможно, если у страны есть твердая готовность со стороны властей, вы получили средства и у вас есть кто-то вроде ФИФА, кто поверил бы, что вы можете использовать развитие футбола для того, чтобы делиться своим опытом, своим ноу-хау со всем миром. 

Что касается Индии, через несколько месяцев мы собираемся провести там чемпионат мира для игроков до 17 лет. Я расскажу вам о нем после того, как вернусь.

— Каковы ваши ожидания от Кубка конфедераций? Вы здесь не впервые, у вас есть опыт, вы видели стадионы, что ожидаете от турнира здесь? 

— Я ожидаю, что Кубок конфедераций в России станет одним из лучших. Это турнир чемпионов с участием сильнейших сборных своих континентов. Я посетила все города-организаторы, чтобы убедиться, что участники получат лучшие условия. Я убеждена, что Кубок конфедераций станет хорошей площадкой для подготовки чемпионата мира в 2018 году. 

Если говорить о Санкт-Петербурге, то каждый мечтает однажды побывать в этом городе. Это величайший город с богатой культурой и историей. Надеюсь, что матчи Кубка конфедераций привлекут новых юных поклонников футбола. 

Я была на стадионе "Санкт-Петербург" около месяца назад и не могу не отметить огромный прогресс, которого на этом стадионе добились организаторы. Я была рада встретить здесь знаменитого бразильского футболиста Кафу, а также легенду российского футбола Алексея Смертина.

Теперь он не только посол чемпионата мира, но и комиссар РФС по борьбе с расизмом и дискриминацией. Жду возвращения в Санкт-Петербург летом, когда будет хорошая погода. Вы мне это обещали!

— Без сомнений, гарантирую! 

— Люди задавали вопросы по поводу безопасности после инцидента в метро несколько недель назад. И мы гарантировали, что правительство сделает все, чтобы безопасность во время Кубка конфедераций была на высочайшем уровне. Паспорт болельщика — это одна из мер, чтобы убедиться, что все аспекты безопасности соответствуют требованиям ФИФА.

— Президент Инфантино заявил, что чемпионат мира 2018 года будет лучшим турниром в истории. Вы согласны с ним? 

— Я абсолютно согласна с ним. Российские власти строго выполнят все взятые на себя обязательства. Мы в хороших отношениях и с правительством, и с оргкомитетом, и с городами-организаторами.

Вместе мы сможем организовать лучший в истории чемпионат мира, потому что Россия — великая страна, а футбол — красивейший вид спорта. Мир переживает очень непростое время, и многим людям чемпионат мира и Кубок конфедераций позволят отвлечься от проблем.

Я знаю, что люди, которые приедут в Россию, увидят нечто потрясающее. Они смогут лучше узнать Россию, познакомиться с ее культурным разнообразием. 

— Есть ли что-то, что вызывает у вас беспокойство относительно подготовки России к чемпионату мира?

— Как и в случае с любым крупным спортивным соревнованием, мы ждем, что Россию посетят миллионы людей. Мы хотим быть уверены, что все необходимые меры безопасности будут обеспечены. Также мы ожидаем, что правительство страны выполнит обещание относительно бесплатного транспорта для болельщиков. 

Вместе мы сможем организовать лучший в истории чемпионат мира, потому что Россия — великая страна, а футбол — красивейший вид спорта

Мы надеемся, что завершающие работы на строящихся стадионах будут выполнены в запланированные сроки. В конце концов, мы рассчитываем, что в Россию приедет много болельщиков и в душе каждого из них на долгие годы останется частичка этого турнира и этой страны.

— Вопрос с покупкой российским ТВ прав на трансляции матчей чемпионата мира пока не решен. Возможен ли здесь компромисс? И допускаете ли вы, что российские телезрители не увидят игры мирового первенства?

— Не секрет, что мы находимся в стадии ежедневных переговоров. Большего я сказать не могу, но надеюсь, что мы найдем компромисс. Главное, чтобы болельщики получили возможность наблюдать за трансляциями матчей.

ФИФА необходимы доходы от продажи телеправ, потому эти средства будут направлены на развитие футбола. Кроме того, это поможет нам выполнить наши финансовые обязательства перед оргкомитетом. Каждый цент будет потрачен максимально профессионально, прозрачно и в интересах футбола.

— Многие считают, что решение о предоставлении Катару права проведения чемпионата мира 2022 года за 12 лет до турнира было ошибочным.

— Оно было принято задолго до прихода нового руководства. Сейчас мы очень плотно работаем не только с российским оргкомитетом, но и с катарским, чтобы выполнить все обязательства ФИФА. 

Также мы работаем над заявочной компанией претендентов на проведение чемпионата мира 2026 года, которая должна быть максимально прозрачной. Кроме того, сегодня для нас очень важен вопрос соблюдения прав рабочих, задействованных при строительстве инфраструктуры, так как это становится ежедневной проблемой и в России, и в Катаре.

Организаторы внимательно прислушиваются к нашей позиции по этому вопросу, а созданный нами комитет ведет постоянный мониторинг, чтобы снизить всевозможные риски.

— ФИФА приняла решение расширить число команд — участников чемпионата мира с 32 до 48, начиная с 2026 года. Как это изменит лицо футбола?

— Мы получаем еще 16 команд, мечтающих однажды поднять над головой трофей. Для болельщиков и всех, кто связан с футболом, это возможность пообщаться с представителями большего количества стран. Опять-таки, расширение числа участников чемпионата мира — это увеличение доходов, которые впоследствии могут быть направлены на развитие футбола.

Команды, которые никогда не играли на чемпионате мира, получают больше шансов пробиться на главный футбольный турнир. Выступление на чемпионате мира повышает уровень футболистов и команд, что ведет к развитию футбола в данной стране. А это и есть задача ФИФА — развивать футбол по всему миру.

— Как вы оцениваете потенциал совместной заявки США, Канады и Мексики на проведение ЧМ-2026?

— Обсуждение этой заявки было включено в повестку конгресса ФИФА, который пройдет в мае в Бахрейне. Давая возможность национальным ассоциациям выдвигать совместные заявки, мы понимали, что больше стран заинтересуются такой возможностью.

Ко мне не очень применительно слово "власть". Это точно не то, о чем я думаю каждый день. Я бы предпочла говорить о влиянии и о развитии футбола на всех уровнях

Для стран-организаторов это путь к получению инвестиций и развитию инфраструктуры. Для болельщиков — возможность увидеть больше стран, познакомиться с культурой целого региона.

На сегодня решения о месте проведения чемпионата мира 2026 года нет. С нашей стороны мы можем лишь обеспечить честность и прозрачность процесса выборов.

— Беспокоит ли вас тот факт, что в совете ФИФА не осталось представителя страны — организатора чемпионата мира?

— Каждый кандидат в совет ФИФА должен пройти проверку на соответствие. Вице-премьер РФ Виталий Мутко не прошел эту проверку, исходя из критерия политической нейтральности.

Это было решение комитета, который является абсолютно независимым. Члены комитета никак не связаны с ФИФА, они представляют разные регионы, и решение комитета не вызывает сомнений.

Мы не думаем, что отсутствие представителя России в совете ФИФА будет иметь какое-то негативное влияние, так как у нас сложились отличные отношения с правительством, городами-организаторами и оргкомитетом. Основная работа по подготовке Кубка конфедераций и чемпионата мира уже сделана.

— В юности вы катались на мотоцикле, хотя ваш отец был против этого. Есть у вас сейчас время на подобные развлечения?

— Сейчас у меня нет времени ни на мотоцикл, ни на плавание. К примеру, в воскресенье вечером мы с мужем смотрели матчи чемпионата Италии: сначала "Милан" — "Эмполи", а потом "Ювентус" — "Дженоа".

— Но ведь футбол не может занимать все ваше свободное время.

— Скажите об этом моему мужу. Он помешан на футболе, но иногда он позволяет мне посмотреть что-то другое. Например, в воскресенье я нашла момент, чтобы узнать результаты президентских выборов во Франции.

— Вы — одна из самых влиятельных персон в мире футбола. Что для вас значит понятие "власть"?

— Ко мне не очень применительно слово "власть". Это точно не то, о чем я думаю каждый день. Я бы предпочла говорить о влиянии и о развитии футбола на всех уровнях.

Когда я покину ФИФА, мне бы хотелось, чтобы в качестве наследия остался самодостаточный женский турнир. Чтобы женский чемпионат мира был турниром с большим количеством спонсоров.

В мире — миллионы девочек в возрасте до девяти лет, которые хотят стать профессиональными футболистками. Но женский футбол чаще всего финансируется по остаточному принципу. Надеюсь, спонсоры услышат мое послание и женский футбол получит должную финансовую поддержку. 

Поделиться