Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Владимир Мединский: я категорически против пересмотра закона о запрете ненормативной лексики в кино

14 июня, 15:30 UTC+3 Мединский, Владимир Ростиславович
Поделиться
Владимир Мединский

Владимир Мединский

© medinskiy.ru

Министр культуры РФ Владимир Мединский на один день прилетел в Сочи, где проходит XXVIII Открытый российский кинофестиваль "Кинотавр". Глава ведомства провел несколько закрытых совещаний, пообщался с кинематографистами и в часовой свободный промежуток между встречами согласился ответить на вопросы ТАСС. Мединский рассказал про встречу в Кремле режиссера Алексея Учителя и депутата Натальи Поклонской, заявил, что категорически против пересмотра закона о запрете мата в кино, а также порадовался за кассовые успехи авторских фильмов. 

— За дни работы на "Кинотавре" у меня к вам накопилось множество вопросов. Из последнего — про "Матильду". На пресс-конференции в ТАСС, которая транслировалась и в Сочи, Алексей Учитель рассказал, что несколько дней назад он столкнулся в Кремле с депутатом Натальей Поклонской, а вы, по его словам, их познакомили и даже выступили в роли фотографа.

— Да, я их представил друг другу. Стояла Поклонская, а в трех метрах стоял Учитель. Я сказал: "Может, вы уже объяснитесь лицом к лицу, перестанете общаться через СМИ?" После чего отошел. 

— Как думаете, им удалось понять друг друга?

— Как прошла сама встреча — не знаю. Не подслушивал. (Смеется.) По-моему, не очень. А фотографировал их для себя. Все время пытаюсь стараться делать так, чтобы люди относились к подобного рода странным историям с иронией. Чувство иронии, особенно самоиронии, — одно из важнейших качеств, которое должно присутствовать в приличном человеке. Мне кажется, что в данной истории все стороны относятся к себе уж как-то слишком серьезно.

— Опять же в связи с фильмом "Матильда". Алексей Рязанцев, генеральный  директор компании "Каро-Премьер", которая будет прокатывать "Матильду", вспомнил на пресс-конференции инициативу Минкультуры — ограничить ротации одного фильма до 35% от общего числа сеансов...

— Идея ограничить долю сеансов одного и того же фильма в одном кинотеатре в течение дня, на мой взгляд, разумная антимонопольная мера. Лучше, конечно, если бы рынок сам себя регулировал таким образом, чтобы в кинотеатрах присутствовало разнообразие... Но, увы, пока голливудские прокатчики доминируют в прокате, зачастую количество сеансов американских фильмов в отдельные дни может достигать 60% или даже 70%. Это грубейшее нарушение антимонопольного законодательства, а самое главное — это лишает нашего зрителя возможности выбора.

Не хочу, чтобы мои и ваши дети ходили в кинотеатры, где с экрана несется мат

В одно- и двузальном кинотеатре иногда вообще идет один фильм. Нам кажется, что это просто неуважение к зрителю. И мера, ограничивающая количество сеансов одного фильма в один день, вынужденная. Выиграют от этого все. Надеюсь, что нас поддержит и антимонопольная служба.

— Также на фестивале обсуждают закон о запрете на ненормативную лексику в произведениях искусства, вступивший в силу в 2014 году. Некоторые режиссеры признаются, что он очень мешает творчеству. Об этом говорил и Андрей Звягинцев на своей пресс-конференции в Москве. 

— Мне жаль творцов, которые в великом русском языке не могут найти иных способов самовыражения, кроме лексически ненормативных. В частности, сомневаюсь, что присутствие ненормативной лексики в фильме Звягинцева увеличило бы его шансы на "Золотую ветвь" Каннского фестиваля.

— Вы сумели посмотреть его "Нелюбовь"?

— Еще нет. Посмотрю обязательно. 

— Но нет надежды, что будет пересмотрен закон?

— Я категорически против. Эта лексика потому и называется ненормативной — это не норма. Не хочу, чтобы мои и ваши дети ходили в кинотеатры, где с экрана несется мат. Или в театры. Кстати, отдельные театральные учреждения у нас продолжают нарушать этот закон. Могу пообещать, что мы этого далее терпеть не будем.

— Вы знаете о каких-то конкретных случаях? 

— Знаем.

— Что предпринимать будете? 

— На этот вопрос я пока не буду отвечать. 

— Также сейчас обсуждается другая инициатива Минкультуры — наряду с госпошлиной ввести обязательное отчисление в размере 5 млн рублей с каждого иностранного фильма.

Без жесткого протекционизма наше кино не может конкурировать с голливудским

— Во-первых, это не "инициатива" собственно Минкультуры. Во-вторых, бессмысленно обсуждать любую "инициативу", которая еще даже не сформулирована. Есть дискуссия на рынке, есть понимание, что без жесткого протекционизма наше кино и никакое другое кино в мире не может конкурировать с голливудским. Мы хотим, чтобы у нас было великое отечественное кино. Чтобы была национальная киноотрасль. Чтобы творцы могли творить, зрители смотреть, а продюсеры зарабатывать. Для этого нужно защищать отечественное кино. Вот и все. Предлагаемые меры — или одноразовый взнос при выходе в прокат, или же процент от сбора — лишь один из вариантов. Остальное находится в процессе обсуждения. Мы этот проект полгода с отраслью обсуждаем. Главное — не навредить.

— На "Кинотавре" была встреча, на которой программный директор киносмотра Ситора Алиева призвала государство помогать с прокатом и дистрибуцией фестивальных фильмов. Может Минкультуры этим заняться? 

— А как? Солдат и школьников водить в кинотеатры? Покупать за бюджетный счет билеты? Для начала нужно сформулировать конкретные предложения. Когда они будут — мы их рассмотрим.

— Но вы готовы давать преференции именно авторскому кино? 

— Авторам стоит задуматься о том, для кого они делают кино. Какие темы поднимают, каким языком излагают, как стараются достучаться до сердца кинозрителей. Если делают кино для себя или для узкого круга ценителей — не надо просить государство, чтобы оно заставляло граждан стройными рядами за деньги налогоплательщиков это смотреть. А если делают кино для зрителей, то это и так обязательно до них дойдет. И вот здесь уже задача государства — создать комплексные преференции именно для российского кино. Создавать же особые преференции для кино, изначально ориентированного на узкую аудиторию, мне кажется нечестным. И давайте без этого — "государство должно помочь". Государство в данном случае никому ничего не должно, и зрители никому ничего не должны, если это кино им не интересно.

— Извините, но я снова про Звягинцева. Его фильмы нельзя назвать блокбастерами, но на показах "Нелюбви" полные залы. 

— Значит, его кино цепляет зрителей. Действительно, сборы фильма "Нелюбовь" в прокате выглядят неплохо. Сейчас сборы его картины примерно такие же, как у фильма "Рай" Андрея Кончаловского, тоже ленты очень авторской, глубокой, сложной. Очень рад, что такие картины находят своего зрителя, это хорошо. Если вам интересны цифры, "Нелюбовь" сегодня собрала уже около 75 млн рублей (для сравнения: "28 панфиловцев" собрали около 400 млн рублей, "Время первых" — 600 млн, "Притяжение" — 1,1 млрд, "Викинг" — более 1,5 млрд. — Прим. ТАСС).

— "Нелюбовь" сделана без государственной поддержки, а приз жюри в Каннах получила. Вам не обидно? 

— Наоборот. Если вы снимаете фильмы без господдержки и в итоге вашу картину ждет успех — это означает, что киноотрасль здорова. Если фильмы готовы выходить только при государственной поддержке — это означает, что отрасль больна. Конечно, мы вкладываемся в большие фильмы-события, которые двигают отрасль вперед — дают рабочие места, развивают новые технологии, косвенно финансируют создание и модернизацию производственной кинобазы, дают целевую загрузку отрасли в целом. Но главное здесь — содержательный и социальный аспект господдержки. Мы в первую очередь помогаем социальным проектам, дебютам, мультипликации, фильмам для детей. Но не должно быть так, чтобы во все кинокартины бесконечно вкладывались деньги налогоплательщиков. 

Беседовала Наталья Баринова

Поделиться