Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Президент "Зенита" — о развитии клуба, трансферах и соцсетях игроков

29 июня, 17:35 UTC+3 Зенит
Поделиться
Сергей Фурсенко

Сергей Фурсенко

© Евгений Асмолов/ФК "Зенит"/ТАСС

В руководстве футбольного клуба "Зенит" по окончании прошлого сезона произошли большие перемены — клуб вновь возглавил Сергей Фурсенко, при котором десять лет назад команда выиграла свое первое российское чемпионство.

В интервью ТАСС Фурсенко рассказал о том, сколько "Зенит" потратит этим летом на новых игроков, какие запреты для футболистов были введены внутри клуба, а также о том, что необходимо исправить на новой арене в Санкт-Петербурге.

— Хватило ли времени с момента вашего возвращения в клуб, чтобы завершить все корпоративные процедуры? Планировалось, что вы займете должность председателя правления — президента.

— Сегодня я приступил к обязанностям президента. Что касается структуры, то она у нас большая и еще какое-то время будет совершенствоваться и приходить к оптимальному варианту. Примерно в течение полугода все окончательно встанет на свои места.

— А что вам представляется на сегодня главным?

— Прежде всего, это строительство практически новой команды. Очень немногим тренерам удается построить команду с центра поля. Поэтому самым важным и сложным является выбор главного тренера.

Нам повезло — удалось договориться с Роберто Манчини. Роберто разделяет нашу систему ценностей, он выигрывал титулы в трех очень сильных чемпионатах Италии, Англии и Турции. И готов работать над развитием российских игроков.

Надо сказать, что развитие российского футбола для нас — приоритет номер один. Мы строим команду, прежде всего опираясь на российских игроков. В частности, на питерских воспитанников.

Создать же новую команду с чистого листа — архисложная задача. Она под силу только единицам. Роберто Манчини — один из них. Он талантливый тренер, у него есть, чему научить игроков

Мы пригласили пять российских игроков. Трое из них — это наши воспитанники: Терентьев, Кузяев, Богаев. А также сборников Полоза и Ерохина. Два последних — это вообще топ. Больше пока мы не предполагаем кого-то брать. Может быть, кто-то еще появится, до 1 сентября (день закрытия летнего трансферного окна. — Прим. ТАСС) еще далеко.

— Какие задачи стоят перед руководством ФК "Зенит" в ближайшее время?

— Наша цель — это выстроить мощную российскую команду, которая будет побеждать как в российском чемпионате, так и за рубежом. Прийти в команду в качестве тренера и что-то поменять в ней, усилить отдельные линии — сложно.

Создать же новую команду с чистого листа — архисложная задача. Она под силу только единицам. Роберто Манчини — один из них. Он талантливый тренер, у него есть, чему научить игроков.

Роберто — очень сильный тактик и стратег. Это один из немногих иностранных тренеров, способных создать новую российскую команду. Для усиления команды и создания конкуренции необходимы сильные иностранные игроки.

— Каковы ваши подходы к проблеме легионеров в России?

— Проблема здесь одна — когда слабые иностранные игроки занимают места наших российских футболистов. Мы считаем, что надо приглашать только иностранцев, которые сильнее самого сильного российского игрока в команде. Тогда ничье место они занимать не будут, а создадут конкуренцию и в команде, и в российском чемпионате. Российские игроки будут быстрее расти и развиваться.

— Каков трансферный бюджет "Зенита"? Назывались суммы от 75 до 200 миллионов евро.

— 200 миллионов — это бред, такого не будет. Мы ориентируемся на те суммы, которые мы выручили от продажи Халка, Акселя Витселя и Эсекьеля Гарая. Это что-то в районе 120 миллионов евро. На деле, думаю, мы потратим гораздо меньше.

Потому что мы ведем переговоры таким образом, чтобы не платить все трансферные суммы сразу, а разбивать платежи на части. По некоторым игрокам платеж разбит на три года. В некоторых случаях мы договариваемся о получении игроков в аренду. Поэтому клуб не нарушит правила финансового фейр-плей, установленные УЕФА.

— Получается, что это не клуб, а бизнес-структура.

— В современном мире футбол — это большой бизнес. Менеджмент футбольной отрасли очень разнообразен. Есть разные системы ведения бизнеса в футбольном мире: в Северной и Южной Америке, в Европе и Азии — везде свои особенности. 

Очень часто я вижу информацию, которая вообще не соответствует действительности. Вдруг начинают говорить, что какой-то игрок переходит в "Зенит". Агенты не соблюдают никаких конфиденциальных соглашений, стараются поднять цену на игроков. Спекулируя на связях с "Зенитом", они решают свои личные задачи

В частности, мы ставим перед собой задачу покупать зарубежных игроков в молодом возрасте — 21–22 года. Это, с одной стороны, талантливые ребята, которые усилят чемпионат, а с другой стороны, смогут в нем же и вырасти. Для этого команде необходим сильный главный тренер.

Это должна быть сильная личность, энциклопедически образованная в футболе, которая сможет многое дать как нашим футболистам, так и иностранцам. Примером этого был Мартин Шкртел, которого мы взяли совсем молодым, почти за бесплатно. А продали за 10 миллионов фунтов "Ливерпулю".

— Упростит ли имя Манчини задачу приглашения иностранных игроков?

— Да. То же самое было, когда главным тренером "Зенита" был Дик Адвокат. Молодые игроки идут под сильного тренера, под его имя. Кроме того, они понимают, что тренер с мировым именем может многому их научить. Если вы приглашаете 21-летнего игрока, то через три-четыре года, уже достаточно развив его, вы можете его продать за совершенно другие деньги.

И соответственно, на уже большие деньги приобрести другого молодого футболиста. Таким образом зарабатывая на свой футбольный хлеб. Это возможно лишь в том случае, если в вашем клубе сильный главный тренер. К примеру, Полоз и Ерохин согласились перейти в "Зенит" благодаря Манчини.

Если ставить самые высокие цели, то и игроки идут более охотно. А игра в еврокубках дает неоценимый опыт и повышает их стоимость. Если эта работа поставлена на поток, то возникают совсем другие финансовые возможности, в этом случае можно привлекать в том числе и кредитные ресурсы. Но для это нужно хорошо понимать, как выстроить мощное предприятие под названием "футбольный клуб".

— Российские футболисты в последние годы редко уезжают в ведущие чемпионаты.

— К сожалению, это так. Но у нас есть опыт, когда мы продавали Андрея Аршавина в "Арсенал". Тот же Динияр Билялетдинов переходил в "Эвертон". Сейчас, насколько я понимаю, Александр Головин может уехать в английскую премьер-лигу.

Этим надо заниматься профессионально. Очень часто президенты клубов, особенно в небольших городах, вообще об этом не думают. У них нет таких планов.

Думаю, в итоге в это трансферное окно мы получим минимум двух, максимум — четырех иностранных игроков

Например, наш бывший главный тренер Мирча Луческу выполнял эту функцию в "Шахтере". Он брал очень молодых бразильцев, ставил их на ноги и через три-четыре года продавал в европейские клубы. А рядом с иностранцами росли и крепли местные игроки.

— К слову, выплатил ли "Зенит" компенсацию Луческу за расторжение контракта?

— Мы договорились полюбовно о расторжении контракта и претензий друг к другу не имеем.

— Приходилось сталкиваться с тем, что клубы накручивают цены на своих игроков, зная, что "Зенит" готов платить?

— Конечно. Тем не менее мы очень жестко ведем переговоры. Игроков много, мы можем выбирать. Очень часто я вижу информацию, которая вообще не соответствует действительности. Вдруг начинают говорить, что какой-то игрок переходит в "Зенит".

А на самом деле это агенты поднимают капитализацию своих игроков, выкидывая информацию об интересе "Зенита". Агенты не соблюдают никаких конфиденциальных соглашений, стараются поднять цену на игроков. Спекулируя на связях с "Зенитом", агенты решают свои личные задачи. Не верьте всему тому, что пишут в прессе.

— Сколько игроков вы ведете? И сколько уже близки к подписанию контракта?

— Мне сложно сказать. Наша аналитическая группа работает очень активно, по всему миру собирает информацию об игроках. Роберто Манчини совершенно четко говорит, какие игровые линии ему надо усилить.

Если наш главный тренер сочтет возможным использовать Аршавина, может быть, не на полное игровое время, а на какую-то часть, то я бы его поддержал двумя руками. Потому что выход Аршавина на наш новый стадион если не обрушит его, то точно сотрясет

В соответствии с этим интернациональным штабом во главе с главным тренером ведется работа. Все предложения, как по российским, так и по иностранным игрокам, Манчини отсматривает сам. Ни один игрок не может попасть в "Зенит" без решающего мнения главного тренера.

Решение по финансам же окончательно принимает совет директоров клуба. Думаю, в итоге в это трансферное окно мы получим минимум двух, максимум — четырех иностранных игроков. И от большего количества избавимся.

— Обозначенная вами агрессивная трансферная политика пока касается только внутреннего рынка, включая ряд воспитанников петербургского футбола.

— Трансферное окно открыто до 1 сентября. За это время важно создать новую команду. Однако первый тур начинается 15 июля. Большинство игроков должно появиться уже на следующем сборе.

К сожалению, придется избавиться от большого количества футболистов, которые не подходят по критериям главного тренера. Пристроить наших бывших игроков, ничего при этом не потеряв, — задача не из легких. Это тоже бизнес.

— Вас часто спрашивают о возвращении Андрея Аршавина в "Зенит", но вы еще ни разу не сказали однозначно "нет".

— Андрей Сергеевич — это особый человек для питерского футбола. Он снискал славу и у нас, и в Англии. До сих пор он имеет хорошие футбольные кондиции. Если наш главный тренер сочтет возможным использовать Аршавина, может быть, не на полное игровое время, а на какую-то часть, то я бы его поддержал двумя руками. Потому что выход Аршавина на наш новый стадион если не обрушит его, то точно сотрясет.

— Вы обсуждали с Манчини кандидатуру Аршавина?

— Пока нет.

— Вы поднимете этот вопрос?

— Подниму.

— Каково будущее Александра Кержакова?

— Саша в последнее время не очень много играл. Он человек суперактивный и харизматичный, прекрасно ведет передачи на телевидении. Поэтому, мне кажется, что он сам склоняется найти новую профессию где-то около футбола. У него это точно получится.

Кержаков — выдающийся игрок, больше всех забил в российском футболе, он мог бы быть хорошим примером для нашего подрастающего поколения. Сейчас мы сделали Влада Радимова координатором команд, он отвечает за то, чтобы не пропал ни один талант.

Определенные ограничения по социальным сетям мы введем. Но футболисты — не роботы. Не надо в каждой невинной выходке видеть измену родине

Чтобы способные ребята попадали на следующий уровень системы "Зенита", а потом доходили до первой команды. Много разговоров об импортозамещении. Этим надо заниматься начиная с пятилетнего возраста.

Причем детьми и юношами должны заниматься очень сильные тренеры. С этим у нас в стране не очень. В России сейчас трудятся менее трех тысяч лицензированных тренеров. В то время как в Германии, которая в два раза меньше по населению, — 36 тысяч.

Однако если такие профессионалы, как Кержаков и Радимов, займутся этим в нашем клубе, то через какое-то время наши игроки начнут вытеснять легионеров из первых команд. Пока, к сожалению, в имеющейся структуре не так много талантов, которые могли бы вытеснить иностранцев. Кстати, такая же проблема есть и в Англии — там в командах премьер-лиги мало доморощенных игроков.

— В марте 2016 года Максим Митрофанов говорил, что бюджет "Зенита" стабилен и в последние годы составляет 150–170 миллионов евро. Бюджет "Зенита" по-прежнему находится на этой отметке?

— Это правда, бюджет держится на той же отметке.

— Вы говорили, что у "Зенита" появится кодекс чести.

— Не стал бы называть его именно кодексом чести. Скорее, некий свод принципов и правил футбольного клуба. Мы его уже написали, документ состоит из трех частей. Там представлена идеологическая составляющая, непосредственно правила и часть, посвященная штрафам. В ближайшее время все игроки ознакомятся с этими правилами. Какие-то правила мы вывесим в том числе и в раздевалке.

— Будет ли введен запрет пользования социальными сетями?

— Есть командные мероприятия, которые ведет главный тренер и менеджмент клуба. Естественно, в эти моменты запрещено пользоваться электронными устройствами. Такого рода запрет в правилах существует. Что касается социальных сетей, то в правилах есть пункт, который регламентирует эту сферу.

— Правила смогут предотвратить потенциально провокационные "месседжи", которые кому-то направили Кокорин и Дзюба?

— Резонанс на такие события возникает тогда, когда футбола как такового нет, а муссируются околофутбольные темы. Нам имеет смысл сфокусироваться на реально футбольных делах, проблемах и обсуждениях.

У нас много людей, которые неадекватно себя ведут, высказывают точки зрения, которые они по долгу своей службы высказывать не имеют права. К сожалению, у нас всегда пытаются найти крайнего

То, что молодые люди не всегда адекватно себя ведут, так это везде бывает. Каждый пиарится как может. Определенные ограничения по социальным сетям мы введем.

Но футболисты — не роботы. Не надо в каждой невинной выходке видеть измену родине. Мы, к сожалению, заточены на негатив, а нужно бы во всем искать позитивные моменты. Не надо быть слишком серьезными.

— Вы с этим столкнулись, когда возглавляли РФС. Чемпионат Европы тогда закончился знаменитой историей с Аршавиным в варшавском отеле.

— Это происходило при мне, и там была провокация от пьяного депутата Государственной думы. Аршавин защитил Шаронова, который даже не вышел ни разу на поле. Он защищал игрока, на которого наехали пьяные болельщики. А потом этот эпизод взяли и вывернули наизнанку.

— Возвращаясь к Кокорину и Дзюбе. Ведь такая шумиха отрицательно влияет на имидж клуба.

— Если там шутка, так это шутка. И не надо раздувать из нее политического дела. У нас много людей, которые неадекватно себя ведут, высказывают точки зрения, которые они по долгу своей службы высказывать не имеют права. К сожалению, у нас всегда пытаются найти крайнего.

— Ударило ли по имиджу "Зенита" отсутствие в сборной Шатова, Кокорина, Лодыгина и Дзюбы?

— Травмы случаются у всех. Кроме того, последние два года "Зенит" стал играть чуть слабее, к чему мы с вами привыкли. И сразу количество игроков "Зенита" в сборной уменьшилось. Что касается самой сборной, мне не хотелось бы комментировать ее внутренние дела.

— Когда "Зенит" сможет распоряжаться стадионом на свое усмотрение?

Мы будем играть на новом стадионе уже с первого домашнего матча. Первое время в тестовом режиме. Уверяю, что через какое-то время стадион будет полон на каждом матче. Независимо от соперника. Важнее то, как будет играть наша команда

— После окончании Кубка конфедераций необходимо срочно подписать соглашение с городом об использовании стадиона. К осени мы планируем подписание концессионного соглашения по стадиону и прилегающей территории.

Сейчас мы готовимся к подписанию этих документов и готовы пойти на компромисс с городом по некоторым разногласиям, потому что стадион нужно забирать и начинать эксплуатировать. Мы уже сейчас очень плотно занимаемся вопросами эксплуатации стадиона на Крестовском.

— Как будет называться стадион? Возможен ли вариант "Газпром-Арена"?

— Возможен. В любом случае стадион будет назван так, чтобы клуб мог получать дополнительный доход.

— Вы сами смотрели футбол на новой арене?

— Я был практически на всех играх, в том числе и до Кубка конфедераций. А когда играли Камерун — Австралия, мы посмотрели матч с разных точек. Меня поразил вид на футбольное поле, который открывается с верхних рядов виража. Это просто фантастическое зрелище. Мне кажется, все места на стадионе по-своему хороши. Болельщики будут довольны.

— Чем вы собираетесь заниматься на арене в первую очередь?

— Говорят о протечках во время дождя — с этим нужно бороться сразу. Главное, чтобы болельщику было уютно на этом стадионе: чтобы не дуло, чтобы не капало, чтобы было как дома у телевизора.

Второй комплекс проблем — необходимо провести ревизию всех технологических систем, удостовериться, что все они работают правильно. Кроме того, нужно потихоньку начинать выстраивать зоны гостеприимства, где можно будет проводить время до и после матча. Это одна из главных наших задач — чтобы болельщики семьями приходили провести свой досуг на весь день на стадион на Крестовском.

На какую среднюю посещаемость в этом сезоне вы рассчитываете?

— Мы будем играть на новом стадионе уже с первого домашнего матча. Первое время в тестовом режиме. Уверяю, что через какое-то время стадион будет полон на каждом матче. Независимо от соперника. Важнее то, как будет играть наша команда. Если Роберто Манчини построит то, о чем мы мечтаем, то главным дефицитом станут билеты на новом стадионе.

Беседовал Олег Кошелев

Поделиться