Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Скульптор Александр Таратынов: творить иногда приходится в экстремальном режиме

28 июля, 14:00 UTC+3
Поделиться
Александр Таратынов

Александр Таратынов

© Максим Шеметов/ТАСС

В Маастрихте 27 июля прошли торжественные мероприятия по случаю 300-летнего юбилея посещения Петром I этого города в ходе второго путешествия в Голландию. Одним из главных событий, приуроченных к знаменательной дате, стало открытие мемориальной доски в память о визите Петра Великого.

В интервью ТАСС скульптор Александр Таратынов, работавший над мемориальной доской вместе со своей супругой Екатериной, рассказал, почему было принято решение изобразить русского царя в шапке Мономаха, как можно переночевать в настоящем замке и почему в Нидерландах чтут башкирских воинов.

— Александр Михайлович, расскажите, пожалуйста, в первую очередь о самой мемориальной доске, что она собой представляет?

— Как известно, Петр I посетил Маастрихт ровно 300 лет назад, 27 июля 1717 года. Он был здесь всего один день, но оставил о себе замечательные воспоминания. Русского царя очень хорошо встречали, по этому случаю даже была организована битва между правым и левым берегом реки Маас на воде, и победитель тогда выиграл бочонок пива, который тут же и был распит.

И вот в честь этого события в городе в этом году решили установить мемориальную доску. Что интересно, на том же месте, где уже хранится память о визите Петра I. Царь останавливался в центре Маастрихта.

Тот дом, где он ночевал, не сохранился, но до наших дней дошла дверь с проемом, на котором выбита надпись о том, что здесь был царь Московии (как в то время называли Россию в Западной Европе) Петр Великий.

Это в свою очередь подтолкнуло нас к тому, чтобы изобразить Петра I как русского царя в традиционной одежде и шапке Мономаха на фоне Московского Кремля. Лично я не припомню, чтобы Петр изображался где-нибудь именно так, а не в европейской или военной одежде.

— По чьей инициативе установлена эта мемориальная доска?

— В Маастрихте у нас есть почетный консул России Константин ван Влотен. Это была его инициатива, которую поддержали власти города. Посольство РФ в Нидерландах также поддержало эту идею и способствовало ее реализации.

— Сколько времени у вас ушло на ее создание?

— Обсуждения начались где-то около года назад, а на саму работу ушло около полугода.

— Правильно ли я понимаю, что вы работали над мемориальной доской вместе с супругой?

— Да, в общем-то, Екатерина приняла даже большее участие в этой работе, чем я. Доска сделана в стиле бронзового барельефа с эмалями, а эмаль — это работа живописца, что соответствует ее профилю.

— Над какими проектами Вы работаете в настоящее время?

— Их несколько. Один из них — это памятник башкирским воинам, которые участвовали в 1813–1814 годах в освобождении Нидерландов от армии Наполеона. Фактически благодаря усилиям русской армии Нидерланды и были освобождены, и была установлена монархия, которая существует и поныне.

Голландцы не очень любят об этом вспоминать и предпочитают версию о том, что они тоже активно участвовали в боевых действиях, хотя это не совсем так.

— А кто является инициатором этого проекта, и когда будет открыт этот памятник?

— Данный памятник создается по инициативе голландской стороны. Открыт он будет в этом году, 9 сентября, в провинции Гелдерланд на берегу реки Эйссел, именно в том месте, где башкирские воины более 200 лет назад форсировали реку с сильным течением, построив понтонный мост из лодок, и потом в быстром темпе освободили несколько близлежащих городов и добрались до Амстердама.

Честно говоря, на мой взгляд, это была большая авантюра под руководством генерала Александра Бенкендорфа. Прибыв в Амстердам с 600 казаками, на главной площади он заявил, что численность его отряда составляет 6 тысяч человек, и французская армия в страхе бежала. Так был освобожден Амстердам, а впоследствии и Утрехт.

Кстати, в тот же день на противоположном берегу реки, который уже является частью провинции Оверэйссел, будет открыт памятник самому Бенкендорфу.

— Над чем еще вы работаете?

— Еще один проект создается по картине голландского художника XVII века Хендрика Аверкампа, известного своими зимними пейзажами. На его картинах можно видеть людей в интересных традиционных костюмах, катающихся на коньках, на санках.

С помощью этого проекта мы хотим дать возможность голландцам как нации, гордящейся своими конькобежцами, представить, как это было раньше. Я уже сделал несколько больших фигур по этому проекту, но, возможно, весь процесс займет длительное время, поскольку это личный проект, над которым я работаю, когда есть время и средства, так же, как это было и с "Ночным дозором". 

— Именно проект "Ночной дозор" сделал Вас известным в Нидерландах. Не могли бы Вы немного рассказать о нем?

— Идея воплотить самую известную картину Рембрандта в объеме возникла 17 лет назад. Сейчас мы часто используем аббревиатуру 3D, однако тогда ее еще никто не употреблял. Это была чисто творческая инициатива, эту работу никто не заказывал, никто не оплачивал. Поэтому создавалась она достаточно долго, в течение пяти лет, при наличии времени и свободных средств.

А поскольку это голландская тема, то и показывать мы ее решили в Нидерландах. И вот, после одного из показов, в 2006 году к нам поступило предложение поставить скульптуру на площади Рембрандта в Амстердаме по случаю 400-летия со дня рождения великого голландского художника.

С тех пор она там стоит. Я же после этого продолжил тему 3D и сделал еще несколько больших проектов по популярным картинам известных художников разных стран. В частности, это "Поцелуй" Густава Климта для Австрии, "Танец" Анри Матисса для Франции, "Неизвестная" Ивана Крамского для России и "Слепцы" Питера Брейгеля для Бельгии.

— Не так давно вы переехали из Маастрихта в муниципалитет Ландграф, где открыли свой арт-центр. Расскажите, пожалуйста, что Вас подтолкнуло на такой шаг?

— Я уже давно задумывался о том, чтобы найти место, где бы я мог собрать мои многочисленные скульптуры, которые путешествуют по России и Европе, а также спокойно работать. Последние 15 лет я жил попеременно в России и Маастрихте.

И тут, и там я пытался найти подобное место, но безуспешно. А потом мне предложили купить этот комплекс в Ландграфе на очень хороших условиях, и я согласился. При этом он оказался даже чуть больше, чем я искал, поэтому я начал думать, как его использовать.

И мне пришла идея сделать арт-центр, где можно проводить художественные выставки, семинары, творческие, музыкальные и поэтические вечера, куда можно приглашать художников и других творческих людей для проведения мастер-классов, симпозиумов, практик или просто для проживания. То есть сделать из него некий дом творчества.

Надо сказать, что эта идея не нова. Подобные учреждения существовали в Советском Союзе, есть они и сейчас в России. Да и во всем мире есть такие комплексы, где творческие личности могут длительное время проживать в коллективе, где им предоставляют услуги по питанию и проживанию, и где они могут тратить все свое время чисто на творчество.

И у нас есть все необходимое, чтобы стать популярным местом, куда будут приезжать творческие люди со всего мира. А особенную привлекательность представляет уникальное местоположение: с одной стороны, от нас в ближайшей доступности находятся крупные исторические города сразу трех европейских стран — Нидерландов, Германии и Бельгии, а с другой стороны, здесь полная тишина, красивая зеленая зона, что очень способствует творчеству.

— Готовы ли вы к приему постояльцев?

— Мы два года занимались ремонтом, и сейчас, наконец, готовы принимать гостей. В следующем месяце, 1 августа, к нам приезжает группа из 20 студентов из Московского архитектурного института. Это будет наш первый опыт.

Они будут здесь проживать, у них будет возможность изучить историю голландской и бельгийской архитектуры, ну и немножко отдохнуть. Мы надеемся, что сможем также организовать для студентов встречу с коллегами, известными архитекторами, чтобы они посмотрели, как работают архитектурные бюро в Западной Европе.

— Что еще включает в себя комплекс?

— Мы регулярно организуем выставки, и любой желающий может посетить их с пятницы по воскресенье. Сейчас у нас проходит выставка одного из наших самых известных современных российских художников Константина Худякова.

Он является президентом Творческого союза художников России и работает в стиле компьютерной графики. На обозрение публики здесь представлен его проект Hotel Russia, а также некоторые другие работы. Устраиваем мы и международные выставки.

Например, в прошлом году мы организовали экспозицию под названием "Искусство Северной и Южной Кореи". Вместе. Наша идея заключалась в том, чтобы объединить две страны в лице художников, и нам это удалось.

К сожалению, художникам из Северной Кореи не удалось приехать по известным причинам. А вот из Южной Кореи много художников участвовало и приходило на выставку. И их отношение к выставке было весьма положительным, они очень хотели увидеть своих северокорейских коллег и поработать вместе с ними.

Еще раньше мы проводили выставку, посвященную Николаю Рериху. Были также музыкальные и поэтические вечера, в частности, у нас выступал Вениамин Смехов. То есть мы не так часто, но периодически проводим какие-то мероприятия.

— И как обстоят дела с посещаемостью?

— Поскольку мы начали работать недавно, у нас нет аншлага, но надеюсь, что время придет, и у нас будет больше посетителей.

— На территории арт-центра также располагается замок Стрейтхаген. Как он используется?

— В этом замке, построенном в XII веке, у нас расположено выставочное помещение, где хранится коллекция произведений моих родителей, родителей супруги и наши собственные творения. Плюс там есть четыре комнаты для проживания, которые может снять любой желающий.

В них очень специфическая атмосфера, это как провести ночь в музее. Сюда мы пускаем только организованные группы или тех, кто проживает здесь. Но в подвале есть экспозиция наших работ, выставленных на продажу, к ней открыт доступ для всех желающих.

— С таким большим хозяйством невольно возникает вопрос — а на творчество времени хватает?

— Да, хватает. Иногда, конечно, приходится творить в экстремальном режиме, но это даже хорошо. Потому что это позволяет сконцентрироваться и делать гораздо больше, чем обычно, за тот же период времени.

— Есть ли у Вас какие-либо любимые работы, или работы, которыми Вы особо гордитесь?

— Конечно, есть работы, которые нравятся больше, чем другие. Но в принципе, наверное, всегда через некоторое время появляется чувство неудовлетворенности. Когда смотришь на готовую работу другим взглядом, и понимаешь, что хочется что-то исправить, а если начать заново, то наверняка сделал бы эту же работу совсем по-другому.

— Как складывается взаимодействие с местными властями?

— Мы вместе обсуждаем проекты. В частности, сейчас я разрабатываю проект по установке в городе самой большой в Европе скульптуры. Здесь раньше был шахтерский город, и от этих шахт остались горы.

На одной из них у местных властей появилась идея поставить крупный значимый объект, такой как статуя Свободы в США или статуя Христа-Искупителя в Рио-де-Жанейро. Я им предложил сделать скульптуру — фигуру Европы.

И вот сейчас мы занимаемся проектированием. Сейчас как фигура самая большая скульптура в Европе — это Родина-мать в Волгограде, ее высота составляет 85 метров. А как объект — Петр I в Москве. Там высота всей композиции достигает 100 метров.

Мы же хотим сделать скульптуру хотя бы чуть-чуть выше. Ну а в дополнение вокруг нее я предлагаю разбить европейский парк скульптур, в котором будут представлены работы от каждой европейской страны.

Беседовал Виталий Чугин

Поделиться