Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Леонид Парфенов: следующий проект будет о грузинах или немцах

20 сентября, 15:00 UTC+3
Поделиться
Леонид Парфенов

Леонид Парфенов

© Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Заключительный фильм трилогии о роли российских евреев в жизни страны и мира "Русские евреи. Фильм третий. После 1948 года" выходит в прокат 21 сентября. Журналист Леонид Парфенов поговорил с ТАСС о своей новой картине, а также о планах на будущее и своей общественной позиции.

— Еще после выхода первой части "Русских евреев" о главной идее фильма вы говорили так: "Это фильм об истории русских евреев последних 150 лет. Об  их интеграции в русскую культуру и выходе через нее в мир". Можете ли вы сейчас, после завершения трилогии, рассказать, какова была сверхзадача всего проекта?

— Сверхзадача одна — показать, что есть такая форма русскости под названием  "русские евреи". В фильмах проекта мы постарались рассказать о том, как эта нация прошла путь от участия в социализме до диссидентского сопротивления ему. Все это — на примерах трех поколений русских евреев — вождей, ученых, журналистов, чекистов, писателей, художников, режиссеров, предпринимателей, композиторов.

— Над трилогией вы работали на протяжении трех лет. Успели вывести формулу "еврейского счастья"?

— Фильм — это наш взгляд на тему богатства русской цивилизации. И у меня нет никакого мнения о том, как кого-то осчастливить. Я рассказываю, что значит прийти в русскую цивилизацию так, что она чувствует тебя своим. Но это не значит, что мы призываем к ассимиляции. Хотя как русскому патриоту мне приятно, что стольким немцам в XIX веке хотелось делать русскую карьеру. А в ХХ веке стольким грузинам и евреям. Увы, сейчас это уже не круто. 

— Ваш фильм ставит точку на распаде СССР. Означает ли это, что еврейский вопрос потерял свою актуальность в XX и XXI веках и решен окончательно?

— Наверное, ни один вопрос никогда не решается окончательно. Но сейчас в России небывало благоприятная ситуация. И, кстати, Путин – нечастый пример российского правителя, лишенного антисемитизма. Юность его прошла с дзюдоистами Рахлиным и Ротенбергами и это определило отношение на всю жизнь.

Но не только поэтому не бывало у нас более спокойного отношения к национальному вопросу, чем сейчас. Пример, который привожу для контрастности с еврейскими: нынешний министр обороны России - тувинец. В советское время, когда декларировался интернационализм, такая карьера была бы немыслима. А сейчас ни у кого никаких вопросов. Это ведь не потому, что сверху скомандовали: не сметь задумываться о происхождении Шойгу!  

Весь XX век вел к открытости и прагматизму. Да если разобраться, у большинства теперь — еврейская карьера, согласно прежним представлением. Ведь ничего не значит наше происхождение, как много веков прежде. Мы получаем образование, ремесло и живем его продажей.

— В вашем фильме много технического оформления — графика, анимация и  т. д. Возможно ли сегодня документальное кино без этих средств?  Интересно ли будет его тогда смотреть?

— Нет. Документальное кино сегодня должно быть организовано как актуальное, современное зрелище. Зритель привык к "интенсивному экрану", который до последнего держит внимание, как в клипах или блокбастерах. Кто будет смотреть пресную картинку? Зрелище требует современных подходов. Можно рассказывать о каком угодно далеком нафталине, но делать нужно актуальный модный продукт современным языком.  

— О чем будет ваш следующий фильм? 

— Есть, по моему убеждению, три нации, которые в разные периоды, но на протяжении всей российской истории становились титульными. Я говорю о евреях, грузинах и немцах. В равной степени я готов приступить к съемкам про оставшиеся два народа. Так что вообще задумана трилогия — про разные стороны второй русскости. Ведь нашей страной дольше всего правили немка и грузин.

— В поисковой системе "Яндекс" один из самых популярных запросов, когда набираешь фамилию Парфенов, сообщение о вашей репатриации в Израиль. Можете прокомментировать?

— Я никуда не эмигрировал. Хотя скитаюсь много, в Израиле в этом году еще не был. Вот в ноябре поеду с фильмом.

— Вам предлагают работать на телевидении? Хотели бы вы сами вернуться к ТВ-журналистике?

— Штатно, в смысле? Это ни для ТВ невозможно, ни мне не нужно. Но я замечательно себя чувствую, создавая документальные фильмы, через которые можно обращаться к зрителям. Я все время занят телепродуктом. 

Беседовала Оксана Полякова

Поделиться