Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Диана Вишнёва: мне важно вновь и вновь открывать себя

26 сентября, 9:00 UTC+3 Вишнева, Диана Викторовна
Поделиться
Диана Вишнева

Диана Вишнева

© Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Свое пятилетие отметит нынешней осенью Международный фестиваль современной хореографии CONTEXT. Diana Vishneva, который пройдет 12–19 ноября в Москве и Санкт-Петербурге. Он обрел широкую известность как площадка, представляющая достижения в мире современного танца, дающая возможность встретиться с мэтрами хореографии и открыть новые имена. Душой фестиваля все эти годы была и остается прима-балерина Мариинского театра, народная артистка России Диана Вишнёва, чье творчество в наши дни соединяет в себе лучшие черты мастера этой профессии. О сюрпризах, которые готовит фестиваль зрителю, о взглядах на современный и классический балет, творческих и педагогических планах Диана Вишнёва рассказала в интервью ТАСС.

— Диана, ваш фестиваль уже зарекомендовал себя как динамично развивающийся проект, богатый новациями. Какие сюрпризы ждут зрителей нынешней осенью?

— Впервые у нас не только выступят приглашенные зарубежные коллективы, но и будет представлена собственная постановка фестиваля, над которой работает испанский хореограф Гойо Монтеро. Это станет абсолютным продуктом CONTEXT в исполнении труппы Пермского театра, с которой я начала сотрудничать. Конечно, создание новой работы силами фестиваля является для нас особенным достижением и новым этапом.

В рамках фестиваля также в исполнении артистов из Перми представим вечер "Балеты Стравинского", состоящий из трех спектаклей на музыку композитора: "Поцелуй феи" в постановке Вячеслава Самодурова, "Жар-Птица" Алексея Мирошниченко и "Петрушка" первого лауреата конкурса хореографов CONTEXT Володи Варнавы.

Оба проекта — новая постановка и вечер "Балеты Стравинского" — стали возможны благодаря поддержке Сбербанка, наших друзей и партнеров. В целом для меня очень значимо то, что за эти пять лет у нас появились настоящие соратники и каждый год мы получаем такую нужную фестивалю поддержку от них. Например, автомобильный бренд Genesis уже второй год подряд будет осуществлять комфортное передвижение участников международной программы между многочисленными площадками фестиваля в Москве и Петербурге, а также вновь откроет двери "Хёндай Мотор-студио" на Новом Арбате для событий в рамках нашей образовательной программы. Надеюсь, мы продолжим плодотворное сотрудничество.

В международной программе мы покажем работу "Нижинский" очень неординарного постановщика Марко Гёке, названного лучшим хореографом Германии. Спектакль исполнят артисты танцевальной компании Эрика Готье Gauthier Dance, так полюбившиеся зрителям на фестивале. Мне радостно, что "Нижинского" мы привозим и в Петербург, с которым связана история этого величайшего танцовщика. Марко Гёке впервые сделал спектакль с такой глубокой драматической линией, поэтому символично, что здесь он будет показан на сцене БДТ, а в Москве — в Театре имени Моссовета.

Мы покажем работу "Нижинский" очень неординарного постановщика Марко Гёке, названного лучшим хореографом Германии

Я же станцую в "Петрушке" заглавную партию, а также выступлю на гала-открытии и закрытии фестиваля в отрывке из "Спящей красавицы" хореографии Гойо Монтеро.

Особо на фестивале мы отметим 85-летие голландского хореографа Ханса ван Манена. Он стоял у истоков Нидерландского национального балета, одной из сильнейших мировых танцевальных компаний, которая была представлена и на нашем фестивале. В этом году мы покажем еще одну знаковую работу мэтра.

Для меня значимы и мои личные, очень теплые отношения с Хансом ван Маненом. Я танцевала две его совершенно разные работы — "Старик и я" и Live, которую он редко кому доверяет исполнять. С удовольствием вновь и вновь возвращаюсь к ним.

Если говорить про всю программу CONTEXT, то все семь дней будут с утра до вечера наполнены событиями на разных площадках. Помимо вечерних спектаклей это и воркшопы, и лекции, и кинопоказы, и творческие встречи. Такая интенсивная неделя танца и мысли.

— Если заглянуть в историю фестиваля, какое из его событий вам особенно приятно вспомнить?

— Таких событий было много, но выделю хотя бы два — из числа главных. К нам приезжала труппа легендарной Марты Грэм, что было очень нелегко организовать. Марта Грэм — основательница стиля модерн. Своими работами она дала толчок развитию современного танца в Америке. И до сих пор созданная ею труппа в прекрасной форме. В России это имя было на слуху, но за девяностолетнюю историю труппа ни разу не была в нашей стране. Конечно, приезд труппы Марты Грэм в Россию был поистине знаковым событием. В прошлом году нам удалось привезти величайшего хореографа современности Матса Эка и его супругу, музу и выдающуюся танцовщицу Ану Лагуну. Не так давно они заявили о завершении своей творческой карьеры, поэтому их согласие лично приехать на фестиваль, безусловно, стало не только для нас, но и для московской и петербургской публики большим событием. Ана Лагуна вместе с Иваном Ауцели исполнила одну из последних работ Матса "Топор", которая ни разу не была показана в России.

Вы ведь первой из русских балерин отважились исполнить танец из репертуара Марты Грэм?

— Вообще классические балерины этого никогда не танцевали. И когда руководители труппы узнали, что я хочу попробовать, у них глаза стали квадратными. Они сказали: "Диана, ты не понимаешь, за что ты берешься". Я же ответила: "Ну я же берусь, и я хочу это постичь". Танцевальную технику Марты Грэм прежде всего нужно познать не только физически, но и вникнуть в суть, психологически. Понять истоки того, почему это движение нужно делать определенным образом. Иначе просто травмируешься.

Балет, который я танцевала, — и он даже стал частью моей программы "Диалоги" — называется "Лабиринт". За основу взят античный миф об Ариадне и Тесее. Здесь Грэм вывела на первый план именно образ Ариадны и ее попытки выбраться из лабиринта Минотавра. Конечно, все это — символы и метафоры, а не буквальные персонажи. В целом для хореографии Грэм характерно показывать переживания сильных женских личностей. Нередко она брала за основу древнегреческие мифы. Когда я освоила эту хореографию и исполнила спектакль, то по-новому ощутила себя: свою женскую натуру, свою определенную гравитацию, когда ты чувствуешь свой вес, что кардинально отличается от самоощущения в классическом балете, где требуется ощущение невесомости. Я была необыкновенно воодушевлена этой работой.

— Как проявляют себя на фестивале молодые российские хореографы?

— У нас в базе данных уже зарегистрировано большое количество молодых хореографов. И мы с ними ни в коем случае не прощаемся, все время за ними следим и поддерживаем связь. Кроме Володи Варнавы, о котором я уже сказала, могу выделить Софью Гайдукову и Андрея Меркурьева из Москвы, петербурженку Лилию Бурдинскую, а также Павла Глухова (Москва) и Константина Кейхеля (Петербург), которые в рамках фестиваля ставят сейчас новую работу на учеников Академии Бориса Эйфмана. В этом ряду и Ольга Васильева, также из Петербурга, которая получила Гран-при на нашем конкурсе в прошлом году. Она дает возможность стажировки на Западе. Ее новую работу зрители также увидят на CONTEXT 2017. Я стараюсь помогать каждому хореографу. Очень важно, чтобы у них была каждодневная практика, развитие, движение. Прогресс и результаты вклада и нашего фестиваля, и лично моего я уже ощущаю. Если в первые годы к нам на конкурс приходило около пятидесяти заявок и из них мне трудно было выбрать пять-шесть, то сейчас заявок уже более ста и я вижу, насколько общий уровень хореографов вырос.

Новое поколение диктует немного другое ощущение, видение профессии. Нам иногда нужно чему-то у них поучиться. Например, их открытости, незашоренности в стремлении добиться чего-то большего

К сожалению, у нас нет системы поддержки молодых постановщиков, нет субсидий для них на уровне государства. Нет программы по поддержке современной хореографии, в том числе и для артистов. Поэтому стараешься такими вот личными инициативами что-то делать. Нужно создавать для них атмосферу роста и совершенствования в малых формах, чтобы они, набравшись опыта, не боялись перейти на большую форму в театрах. Должен быть какой-то определенный организационный процесс. Новое поколение диктует немного другое ощущение, видение профессии. Иногда что-то нас удручает, а что-то радует, потому что прогресс будущего поколения неотъемлем, виден. Поэтому и нам иногда нужно чему-то у них поучиться. Например, их открытости, незашоренности в стремлении добиться чего-то большего. Я встречаю молодых очень талантливых людей. Правда, их мало... Но талантов всегда, кажется, недостает.

В конце концов все, что ты создаешь вне театра, все равно идет на пользу тому же театру. Все три моих проекта современной хореографии "Красота в движении", "Диалоги" и "Грани" были в репертуаре Мариинского и достаточно успешно шли. Классику я чаще танцую на выезде с Мариинским театром, а в Петербурге стараюсь танцевать больше нового. Тем более что я много танцевала на Западе, постоянно расширяла свой багаж.

— В этом году на Западе на английском и французском языках вышла книга  Multivers ("Мультивселенная"),  посвященная вашему творчеству. Судя по первым отзывам, она очень оригинально придумана. Не планируете ли издать ее на русском языке?

— На самом деле книга еще не вышла, но нынешней осенью планируется ее появление в Европе и Северной Америке. Конечно, в будущем ее переведут и на русский язык. Идея "Мультивселенной" принадлежит моему Фонду содействия развитию балетного искусства, а реализовать ее удалось благодаря кругу близких людей, которые меня поддерживают. Мой хороший друг и соратник Анна Юдина, которая живет Париже, вложила много душевных сил и времени в эту книгу. Мне не хотелось, чтобы это был альбом иллюстраций или просто моя биография. Мне представлялось, что книга должна быть обращена в будущее. И мы нашли такую историю. Это книга о новых жанрах, о поиске и пересечении новых направлений в искусстве. О театре будущего. Поэтому книга и получила название "Мультивселенная". Надеюсь, ее интересно будет прочитать не только балетным — книга универсальна для совершенно разных сфер искусства. Я очень одержима этой идеей. Еще ничего такого я не представила, хотя сейчас разрабатываются мои новые проекты именно на стыке разных искусств. И вот эта книга — определенная предтеча того, в каком направлении я дальше хотела бы двигаться.

— Остров Новая Голландия благодаря вам стал еще одним балетным адресом Петербурга. В сентябре здесь открылась Студия Дианы Вишневой Context Pro. Что это за проект, кто там будет работать и собираетесь ли вы сами преподавать в этой студии?

— Идея родилась благодаря нашему фестивалю, поэтому и название частично с ним перекликается. Это бизнес-проект, который тоже инициирован моим фондом. Новая Голландия сейчас становится довольно популярным местом в Петербурге, ведь на обновленном острове происходит много прогрессивного и интересного. К тому же это рядом с Мариинским театром, что для меня символично. Я очень благодарна организаторам и руководству Новой Голландии за то, что они, узнав о моих планах, пошли мне навстречу. Я решила открыть студию, где человек независимо от возраста и опыта может погрузиться в танец или просто ощутить свободу движения. На Западе, особенно в Америке, давно существует такая практика, когда и любители, и профессионалы могут заниматься вместе. Когда я первый раз приехала в Нью-Йорк, то пошла заниматься в такую студию. Там для артистов это абсолютная норма. На уроке я встретила Михаила Барышникова, Хулио Бокка, а рядом занимались люди, которые, может быть, пришли в первый раз узнать, что такое балет, и погрузиться в классический урок. Конечно, для России такой подход к занятию — что-то новое. Но я хочу его немного трансформировать и практиковать в Студии Context Pro. Помимо балета в студии будут классы современной хореографии и еще два направления, нацеленные на совершенствование тела, культуру и здоровье: различные виды йоги и восточных техник, а также лечебная гимнастика Айкуне, которую я сама практикую уже долгое время. Айкуне довольно сложна в исполнении и нацелена на внутреннее наращивание мышечной структуры тела. Несмотря на это, как и все направления студии, она подходит как для профессионалов и любителей, так и детей и взрослых.

Студия Context Pro задумана как открытое пространство и для любителей, и для профессионалов, которые смогут здесь работать в свободные от занятий часы

Context Pro станет и платформой-лабораторией для молодых хореографов, которые смогут здесь работать в свободные от занятий часы. Очень интересно будет посмотреть сам процесс рождения танца, еще до выхода работы. Я хочу проводить здесь открытые беседы, лекции, образовательные программы. Все события студии будут затрагивать проблемы российской танцевальной культуры. В целом же Студия Context Pro задумана как открытое пространство и для любителей, и для профессионалов.

— В перспективе есть ли у вас желание более глубоко заняться педагогикой?

— В этом году меня пригласили преподавать на кафедре "Искусство балетмейстера-репетитора" в Санкт-Петербургской консерватории. И я согласилась. Конечно, времени катастрофически мало, но будем грамотно распределять расписание занятий.

— Петербургский хореограф Борис Эйфман с тревогой высказывается о кризисе российского балета, о том, что балетные школы и академии должны готовить в разы больше артистов, говорит о нехватке хореографов. Разделяете ли вы его опасения?

— Я бы не стала говорить так уж категорично. Все равно одна из сильнейших балетных школ в мире — русская, традиции передаются из поколения в поколение, есть прекрасные педагоги, благодаря которым наши артисты выделяются своей исполнительской манерой. Встречаясь с разными труппами на Западе, я сразу отличаю среди артистов представителей русской школы. Сегодня и зрительский интерес к балету очень большой. Но, к сожалению, в целом престиж нашей профессии невысок. Хотелось бы, чтобы со стороны государства и театров было больше внимания к молодым талантам, создавалось больше мастерских, были гранты, стажировки, как для артистов, так и хореографов, больше средств выделялось бы на постановки. Важно, чтобы у людей в этой сложнейшей профессии было чувство защищенности. В мое время педагоги ездили по республикам и провинциям, ходили в танцевальные кружки, отбирали талантливых детей. Я знаю, что Академия Бориса Эйфмана именно так и делает. К тому же студенты академии учатся бесплатно, идет поддержка детей из малоимущих семей и маленьких городов. Академия ищет и собирает эти таланты.

Встречаясь с разными труппами на Западе, я сразу отличаю среди артистов представителей русской школы

На нашем фестивале CONTEXT мы впервые организовали специальную региональную программу по развитию современного танца в России. Куратор конкурса молодых хореографов Анастасия Яценко проведет серию мастер-классов в Норильске, по итогам которой я награжу лучшего участника стажировкой в своей Студии Context Pro. Эта программа стала возможной благодаря поддержке нашего нового партнера — компании "Норникель".

— Когда-то вы участвовали в кинопробах на роль Матильды Кшесинской у Алексея Учителя. Запомнился ли вам этот эпизод? Собираетесь ли на премьеру "Матильды", которая пройдет у вас в Мариинском театре?

— Действительно, на ранних этапах подготовки этого фильма Алексей Учитель пригласил меня и Данилу Козловского поучаствовать в пробах на роли Матильды и цесаревича Николая. У меня осталось странное впечатление от этих проб, от обстановки на площадке. Желания продолжить не возникло. Да и Данила в итоге сыграл другую роль. История с Матильдой связана у меня в основном с именем моего старшего друга, режиссера "Ленфильма" Виктора Федоровича Соколова, мужа моего педагога Людмилы Валентиновны Ковалевой. Он много лет работал над сценарием о Кшесинской, хотел снять фильм. Но это были 1990-е годы, для нашего кинематографа тяжелые времена, и постепенно Виктор Федорович стал работать над книгой. В течение многих лет я постоянно с ним говорила об этой балерине. К сожалению, Виктор Федорович ушел из жизни два года назад. Но труд свой он закончил, и книга, надеюсь, выйдет уже в этом году в издательстве "Время". Что же касается фильма "Матильда", то я, конечно, посмотрю его, но, наверное, не в Мариинском театре.

— Вас интересуют фильмы о балете?

— Я смотрю все фильмы, связанные с балетной тематикой. В пору моего детства на меня произвел большое впечатление фильм "Фуэте" с Екатериной Максимовой. И еще я очень любила фильм "Анна Павлова", хотя он и не был удостоен позитивных рецензий. В последние годы я не видела интересного российского фильма о балете, будь то документальный или художественный.

"Матильду" я, конечно, посмотрю, но, наверное, не в Мариинском театре

Если же говорить о зарубежных фильмах, о танце и балете, то на фестивале CONTEXT у нас есть целая кинопрограмма в Центре документального кино, посвященная этой тематике. Каждый год мы показываем либо премьеры, либо очень редкие фильмы, которые интересны не только профессиональному балетному сообществу, но и всем зрителям, любящим кино. Например, мне очень запомнился фильм "Балетные мальчики" норвежского режиссера Кевина Элвебака о трех норвежских юношах, обучающихся балету. В фильме очень точно и тонко отображены все сложности становления артиста и будни учебы в хореографическом училище. Главные герои — подростки, которые взрослеют, влюбляются и принимают уже взрослые решения о своей дальнейшей жизни. Другой яркий фильм — Mr Gaga — о выдающемся израильском хореографе Охаде Наарине. Это документально-художественный фильм об очень неординарном и самобытном постановщике, создавшем уникальный хореографический язык gaga, подвластный и профессионалам, и любителям.

В этом году кинопрограмма фестиваля будет посвящена воплощению на экране образа артиста балета. Покажем, например, фильм "Маико: танцующее дитя" о японской приме-балерине труппы Норвежского национального балета и картину "История балерины" о знаменитой танцовщице Американского театра балета Мисти Коупленд, ставшей первой в истории балета темнокожей примой. Центральным фильмом кинопрограммы будет "Парижская опера"— картина о жизни одного из крупнейших музыкальных театров мира.

— А как вам фильм "Большой", премьера которого прошла в Большом?    

— Мне очень жаль, что этот фильм не отражает истинной балетной жизни, балетной истории. В нем много штампов, за которыми ничего не раскрыто. Мир балета очень закрытый. В нем нужно действительно повариться, пожить, чтобы понять его изнутри. А браться за эту тему, основываясь на каких-то рассказах и домыслах, вряд ли стоит.

— Минувшим летом вы завершили выступления на сцене Американского театра балета. Что стало главной причиной такого решения?

СПЕЦПРОЕКТ

CONTEXT двух столиц

Спецпроект ТАСС о фестивале CONTEXT. ДИАНА ВИШНЁВА, который в этом году пройдет сразу в двух городах

— Завершился определенный этап моей жизни. В АВТ я проработала тринадцать лет, труппа стала моей второй семьей. Когда долгое время работаешь в компании, то душою становишься родственной с тем или иным партнером или педагогом, ведь наше искусство очень эмоционально. Конечно, я рада, что столько сезонов танцевала на одной из великолепнейших, прекрасных сцен — в Метрополитен-опере. Это добрая память о том, что было сделано, прожито, станцовано вплоть до моего заключительного выступления. Для прощального спектакля был выбран "Онегин" Джона Кранко. Я танцевала с одним из моих любимых партнеров Марсело Гомесом. Помню благодарные аплодисменты, звучавшие после представления, и слезы радости от того, что столько любви я получила и от зрителей, и от артистов, от всей труппы. Это было красивейшее завершение прекрасной истории. Я понимала, что на том уровне, на том пике, на той возможности, как я хотела бы станцевать, я станцевала, сделала все. Не было никаких поблажек или нивелирования каких-то нюансов, хотя спектакль очень трудный. В тот завершающий сезон я осознала, что осталась одна, последняя из своего поколения — все танцовщики, начинавшие со мной, ушли. На смену им пришли другие. И это нормально. Я почувствовала, что начинается совершенно другая жизнь и настал мой черед прощаться. Надо двигаться дальше, расширять репертуар, знакомиться с новой хореографией тех или иных постановщиков, обретать новых педагогов и партнеров. Я остро ощутила, что мне не хватает времени для новых открытий себя — уже как организатора и вдохновителя каких-то новых начинаний. Я же не просто даю имя своим проектам, я во все вовлечена, все, естественно, происходит только с моего согласия.

— Как в наступившем сезоне продолжится ваша жизнь в Мариинском театре?

— Это зависит и от моего здоровья, и от репертуара, и от тех или иных идей, которые будут поддерживаться или не поддерживаться. Сейчас все так пересекается — и театральные маршруты, и современные постановки, и имена. Мне это очень нравится. В этом чувствую себя в мировом контексте того, что происходит в балете.

— Зрители ждут встречи с вами... Вы, на мой взгляд, такая же любимица публики, какой была Алла Шелест (солистка Кировского театра 1937–1963 годов)...

— Я только по фотографиям и отрывочным кинокадрам могу представить ее в танце. Мой педагог Людмила Валентиновна, когда мне что-то передавала, всегда говорила: "А вот Алла Шелест это делала так". То, что она делала, тут же запечатлевалось в памяти. Конечно, это была невероятная грань совершенства искусства.

— Журнал Forbes включил вас в список "50 русских, завоевавших мир". С каким чувством вы узнали об этом?

— С чувством ответственности перед профессией, педагогами, хореографами, театрами ну и, наконец, перед самой собой. Награды и звания — лишь подтверждение того, что ты внес свой определенный вклад в русский балет.

Беседовал Олег Сердобольский

Поделиться