Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Андрей Травников: авторитарный стиль практиковать не буду

9 ноября, 10:00 UTC+3 Google Top
Поделиться
Андрей Травников

Андрей Травников

© Ростислав Нетисов/ТАСС

Бывший заместитель полпреда президента РФ в Северо-Западном федеральном округе и мэр Вологды, 46-летний Андрей Травников, назначенный врио губернатора Новосибирской области после отставки 6 октября Владимира Городецкого, за прошедший месяц успел сделать многое из того, о чем просили критики предыдущего руководства. Он отменил вызвавшее много споров концессионное соглашение по строительству под Новосибирском мусороперебатывающих заводов, анонсировал существенные изменения в региональном правительстве.

В своем первом с момента назначения большом интервью Травников рассказал ТАСС о том, как будет собирать команду и выстраивать отношения с мэром Новосибирска — коммунистом Анатолием Локотем, как за годы работы в СЗФО оброс мифами и был назван "управленческим дауншифтером", а также о том, что такое психологическая ломка чиновника и что является аналогом вологодского масла в Новосибирске.

О "молодых технократах" и ломке чиновника

— Смена руководителей регионов последнего времени характеризуется наличием двух категорий врио губернаторов — люди с колоссальным политическим и управленческим опытом и, как выразился президент, "молодые технократы". Вы себя к какой относите?

— Конечно, я не могу сравнивать свой опыт с опытом Владимира Васильева (врио главы Республики Дагестан — прим. ТАСС) или Александра Усса (врио губернатора Красноярского края — прим. ТАСС), поэтому, если исходить из позиции сравнения, наверное, я молодой и, наверное, все-таки больше технократ, потому что я занимал в основном должности хозяйственные, даже когда работал на достаточно высоких постах в правительстве региона или в аппарате полпреда президента РФ. Я отвечал не за внутреннюю политику, не за взаимодействие с правоохранительными органами, я отвечал за социально-экономические вопросы. Поэтому, наверное, технократ.

— А было ли понимание, что вам будет предложено возглавить один из регионов России? Предпосылки к этому были?

В какой-то момент времени, года два назад, я для себя определил, что я хочу быть руководителем региона. Я не хочу двигаться по вертикали федеральной власти. И если это не сложится, я, наверное, просто уйду из власти, вернусь в бизнес

— На самом деле, уверенности не было никакой, конечно. 100-процентную никто не может дать уверенность в твоем будущем, в твоих назначениях. Если в этом заключается вопрос, то могу сказать: никто мне никаких обещаний не давал. Подписывая анкеты о том, что я готов быть участником кадрового резерва, я в том числе подписывался, что я готов на переезды какие-то, на назначения. Но никто мне не гарантировал, что я буду назначен.

Просто в какой-то момент времени, года два назад, я для себя определил, что я хочу быть руководителем региона. Я не хочу двигаться по вертикали федеральной власти. И если это не сложится, я, наверное, просто уйду из власти, вернусь в бизнес.

— То есть понимания того, что это будет Новосибирск, у вас не было?

— Не было. Я предполагал, что мой потенциал могут использовать в других регионах, не только в родном, с учетом того, что я работал на уровне округа и неплохо узнал регионы Северо-Запада. Конечно, я внутренне себя примерял то к одной, то к другой области, предполагал, что могут предложить один из набора вариантов. Но о Новосибирске я, если честно, не задумывался.

— Скажите, опыт вологодский с точки зрения взаимоотношений с региональным уровнем власти, с губернаторами, насколько он применим здесь?

— Каждый этап моей работы в Вологодской области дал неоценимый опыт. Я приобретал его, когда трудился на муниципальной службе в родном городе Череповце, когда работал в региональном правительстве и даже в тот короткий период, когда был мэром Вологды. Во время работы в мэрии Череповца я просто становился чиновником. Если честно, тогда какой-то период времени — месяца три — я переживал психологическую ломку. Прийти из бизнеса в государственную или муниципальную власть — это непросто. Я думаю, если бы мне сейчас предложили заново этот выбор, я бы, возможно, отказался.

В правительство региона мы пришли в период очень непростой для Вологодской области, в период спада после достаточно неплохого роста. Вологодская область тяжело переживала последствия кризиса 2008–2009 годов. Нужно было решать социально-экономические проблемы и не увлечься при этом конфликтами с предыдущей командой, критикой предшественников и обвинением их во всех бедах.

Во время работы в мэрии Череповца я просто становился чиновником. Если честно, тогда какой-то период времени — месяца три — я переживал психологическую ломку. Прийти из бизнеса в государственную или муниципальную власть — это непросто

И я хорошо чувствую, как для меня полезен сейчас здесь, в Новосибирской области, опыт моей работы в Вологде. На самом деле, это было мое осознанное решение — уйти из полпредства, чтобы стать мэром Вологды. Конечно, в какой-то момент никто не понимал, зачем это нужно, даже в какой-то статье меня назвали "дауншифтером". Сейчас понимаю, что опыт этот был очень полезным, ведь в Вологде меня воспринимали именно как варяга. В Вологодской области исторически конкуренция между двумя городами — Череповцом и Вологдой. И все вологодские очень болезненно воспринимают приход соседей. Мне сейчас, конечно, помогает этот опыт вхождения в непривычную среду, такую разнообразную, не всегда дружественную, и консолидация вокруг себя представителей разных сил.

А еще Вологда — это такой мини-пример Новосибирска и Новосибирской области, в разы меньше по численности и по своему потенциалу экономическому, но там тоже нет каких-то явных центров сил, центров влияния, там приходится договариваться со многими. Здесь тоже придется находить точки удовлетворения интересов многих игроков и пытаться консолидировать их вокруг себя.

И конечно же, опыт работы в полпредстве — это, с одной стороны, расширение кругозора на региональном уровне, мне удалось сравнить различные регионы. Одновременно я познакомился со спецификой работы федеральных органов власти, набрал необходимые знакомства, контакты.

— Вы ездите сейчас домой?

Дочка уже достаточно взрослая, она учится в университете и параллельно работает, поэтому вряд ли она покинет Северную столицу, в Питере останется

— Понимаете, сложно определить, где мой дом. Родился я в Череповце, жил в Вологде, семья моя живет в Санкт-Петербурге. Наверное, Вологду уже нельзя рассматривать как дом, у меня там не осталось ни большого количества родственников, ни недвижимости. Наверное, все-таки дом — это Череповец и Санкт-Петербург. Пока с 9 октября, с момента моего прибытия в Новосибирск, мне не удалось побывать ни там, ни там.

— А семья будет переезжать в Новосибирск?

— Семья будет переезжать, но не полностью. Дочка уже достаточно взрослая, она учится в университете и параллельно работает, поэтому вряд ли она покинет Северную столицу, в Питере останется.

О партийных разногласиях и бывших губернаторах

— А какие задачи перед вами поставили, когда вы поехали в регион?

— Было бы очень просто, если бы мне выдали там список задач. Никто так их четко не формулировал. Регион сильный, с хорошим потенциалом, но в последнее время его лихорадит от внутренних конфликтов, которые выходят в публичную плоскость и беспокоят население. Поэтому глобально задача — обеспечить условия для спокойного развития региона в дальнейшем, попытаться консолидировать те силы, которые патриотично настроены именно к родному региону, чтобы создать условия для дальнейшего развития.

— Консолидировать до выборов президента?

— Нет, такое событие, как выборы президента в стране, безусловно, консолидирует силы, которые поддерживают тех или иных кандидатов. Но общая консолидация на достижение целей региона за такой короткий период вряд ли возможна.

— Когда мы говорили о спокойствии в регионе, мы имели в виду не только сложные взаимоотношения между областной и городской властью, но и некоторую политическую нестабильность и сильные позиции коммунистов. Какие аргументы здесь вы будете находить?

— Я бы не стал в современных условиях делать излишний акцент на принадлежности к определенной партии, зачастую руководители различной партийной принадлежности прекрасно уживаются. Понятно, что есть определенные федеральные установки каждой партии, там зачастую абсолютно определенные просматриваются позиции у КПРФ или ЛДПР, например по вопросам бюджетов региональных и местных. Но что касается решения территориальных вопросов, чаще всего партийная принадлежность не играет определяющую роль.

А здесь в конфликтах явной политической подоплеки не просматривается, я во всяком случае нигде не заметил. Просматриваются ошибки в продвижении инициатив и решений. Похоже, иногда присутствуют конфликты коммерческих интересов, но явно партийной тематики не просматривается, за редкими исключениями в виде выступлений отдельных представителей партий.

— Как вы собираетесь выстроить взаимоотношения с бывшими губернаторами? Их сейчас на территории области четверо. Есть территории, где вычеркивали бывших руководителей со всеми заслугами, накладывали вето на упоминания. Будете ли вы каким-то образом сотрудничать с ними, слушать, привлекать к работе?

— Я точно не собираюсь критиковать предыдущих руководителей, что бы там ни происходило, они очень много сделали и пока больше, чем я сделал. У меня есть определенные пожелания на тот счет, как бы я хотел выстроить взаимодействие с ними, но как удастся мне на это повлиять? Все-таки люди опытные, люди амбициозные, до сих пор с серьезным влиянием, со своей позицией и своим мнением.

Я точно не собираюсь критиковать предыдущих руководителей, что бы там ни происходило, они очень много сделали, и пока больше, чем я сделал

Конечно, я постараюсь максимально вовлечь их в какое-то взаимодействие, по крайней мере какое-то экспертное сопровождение. Собирать какой-то совет, может быть, послушать мнение по разным вопросам, которое у них, безусловно, есть. Другое дело, получится или не получится — все будет зависеть от того, как мы совместно будем выстраивать коммуникации. Я намерен с ними встретиться, буду приглашать их и даже просить о такой возможности — встретиться со мной.

Может быть, не сейчас этот момент наступит. Может, они решат, что давайте-ка посмотрим, что он собой представляет, пусть он себя сначала покажет. Потом поговорим. Вполне возможно такое развитие событий, спокойно к этому отношусь. Эти люди заслуживают того, чтобы иметь свою позицию.

О деспотизме и подборе команды

— С мэром Новосибирска Анатолием Локотем вы встречались уже, насколько я понимаю. Разговор уже состоялся?

— Да, встречи у нас уже были с мэром города, надо признать, и я даже высказывал слова благодарности в адрес Анатолия Евгеньевича за то, что первые встречи у нас проходили без какой-то политической окраски — с точки зрения партийности и каких-то амбиций на будущее. Говорили как руководитель с руководителем, обсуждали текущие вопросы и задачи по развитию города.

— А деньги городу вернутся или нет? Потому что главная претензия мэрии — это 10% НДФЛ, которые ранее из муниципалитета в пользу регионального бюджета были отобраны.

— Не вижу сегодня такой возможности. И вообще: что значит отобрали деньги? Перераспределение нормативов НДФЛ произошло на фоне значительного перераспределения полномочий между всеми: между федеральным, региональным и муниципальным уровнями власти. Очень большой объем полномочий за последнее время был передан на региональный уровень. И поэтому сегодня попытаться делить, что, кому и кто должен, — задача, по моему мнению, бесперспективная.

Конечно, сегодня межбюджетные отношения сложились таким образом, что без поддержки вышестоящих бюджетов муниципалитетам развиваться очень сложно. Это я говорю даже не как бывший мэр Вологды, а как человек, который смог посмотреть на ситуацию со всех сторон — со стороны региональной, со стороны муниципальной, со стороны полпредства — можно сказать, с федеральной позиции.

Очень большой уровень полномочий за последнее время был передан на региональный уровень. И поэтому сегодня попытаться делить, что, кому и кто должен, — задача, по моему мнению, бесперспективная

Конечно, нужно помогать муниципалитетам, и любой губернатор в первую очередь заинтересован, чтобы столица региона выглядела лучше, особенно такая столица, как Новосибирск, где проживают вместе с муниципалитетами, входящими в агломерацию, фактически две трети населения региона. Мы будем находить возможности для того, чтобы помочь городу реализовывать наиболее важные социальные и инфраструктурные объекты. Но сегодня принимать решения по безадресному выделению средств мы не можем.

— Есть губернаторы, которые воспринимают областные центры как собственную вотчину, фактически мэры являются их помощниками, заместителями, подчиненными. Насколько деспотичны вы будете в этом смысле?

— Деспотичным точно не буду. У меня есть очень яркие примеры того, к чему это приводило — в Архангельске, в Мурманске, в Великом Новгороде. Эти конфликты не приводили к чьей-то победе, а вызывали потерю времени и зачастую неоптимальное расходование ресурсов, которые можно было бы потратить на развитие столичных городов. Поэтому заниматься подчинением руководителя столичного города я точно не буду.

Я знаю примеры, когда губернаторы устраивают регулярные рейды для проверки качества содержания города, уборки города, но у губернатора есть другие задачи. Конечно, у меня определенно будет критика, потому что я как высшее должностное лицо буду нести ответственность за все муниципалитеты, в том числе за Новосибирск. Граждане будут обращаться в том числе и ко мне с какими-то пожеланиями и претензиями. Надеюсь, что эта критика будет восприниматься достаточно конструктивно и спокойно, по крайней мере, я постараюсь не перегибать палку и точно не практиковать какой-то директивный и излишне авторитарный стиль.

— Что будет с командой? Планируете ли привезти сюда людей и как много их будет?

— Я не собираюсь сюда привлекать какой-то четко сформированный десант, ударную группу, на которую я готов положиться и которая будет подстраивать под себя остальных. Опираться буду на местные управленческие кадры, в том числе и на руководителей, которые сегодня трудятся в правительстве Новосибирской области.  Безусловно, будут замены, безусловно, я для себя уже определил первоочередные пожелания по кадровым перестановкам, анонсировать их не буду.

— Это персоны или структурные изменения в правительстве?

— И то и другое. Конечно же, наверняка потребуется привлекать и внешние кадры, но не для того, чтобы обеспечить какую-то дополнительную лояльность команды, а для того, чтобы привнести дополнительные компетенции. Есть направления, где требуется, я вижу, новый взгляд.

Это даже не связано с какими-то персоналиями, это чисто управленческое решение. Исторически команды правительства Новосибирской области формировались годами. Если посмотреть все предыдущие истории, они срабатывались в администрации Новосибирска и потом чуть ли не полным составом постепенно переходили работать в правительство региона. Конечно же, какое-то обновление состава было бы полезно. Я думаю, новые люди появятся, и уже до конца года команда обновится.

— Как вы подбираете кадры? Какие критерии применяете для оценки людей? Проводите личное собеседование, тестирование или что-то еще?

— Конечно же, встреча-собеседование, общение со стейкхолдерами (англ. stаkeholder — "владелец доли, держатель заклада" — причастная, заинтересованная сторона — прим. ТАСС), отзывы, сбор информации из разных источников. Смотрю в деле каждого из членов правительства, кто как реагирует на те задачи, которые возникают, каково отношение к моим поручениям, какова инициатива и так далее. Все это собираю, и определенная картина формируется.

Приходится учитывать и политические аспекты — чьи интересы человек представляет, с кем исторически сложились взаимоотношения. Все мы жизнь прожили, у кого-то сосед, у кого-то однокашник, у кого-то партнер по бизнесу. Это я тоже учитываю. Тут стоит вспомнить шутку, которую мне рассказали, когда я поехал в Санкт-Петербург: в Питере будь осторожен — если кому-то наступил на ногу, на всякий случай извинись два раза.

— А вам уже озвучили, что будет поддержка, по крайней мере финансовая, тех решений, которые, может быть, не были реализованы до конца предыдущим руководством просто потому, что не было денег?

Мне финансовых преференций не обещали. Административная поддержка будет, я уже чувствую очень позитивное отношение федеральных руководителей. И, наверное, это может конвертироваться в том числе в какие-то бюджетные решения

— Мне финансовых преференций не обещали. Административная поддержка будет, я уже чувствую очень позитивное отношение федеральных руководителей. И, наверное, это может конвертироваться в том числе в какие-то бюджетные решения, но заранее об этом никто не заявляет, и это правильно. Иначе что, получится, просто повезло Новосибирской области, что здесь новый губернатор? А Томской области в итоге нужно отказывать, что ли, в финансировании?

О мифах и инновациях

— Если начали говорить об экономике, то как вы оцениваете решение предыдущего губернатора Владимира Городецкого по программе реиндустриализации экономики региона? По сути, это был его проект, вы его будете продолжать?

— Я позитивно оцениваю и концепцию, и идею, и даже термин очень удачно подобран — реиндустриализация. Набор мероприятий в целом правильный, и по крайней мере те проекты, которые сегодня включены в программу, мы будем поддерживать, чтобы они успешно реализовались. Уже сегодня у меня есть определенное видение, чем бы ее можно было дополнить. Ревизии точно не будет. Какого-то принципиального кардинального переформатирования не будет, будет дополнение.

— А что касается территорий опережающего развития? Мы поговорили с коллегами с Северо-Запада, многие вам ставят в заслугу организацию ТОР "Череповец". Для Новосибирской области это пока новая практика.

— Это какая-то легенда, миф, я уже обрастаю мифами. Давайте я скромно и честно признаюсь, что, наверное, в этом моей заслуги нет и последние решения достигались без моего участия.  Надо понимать, что мэр Вологды вряд ли мог повлиять на решение по городу Череповцу. Хотя если посмотреть на историю этого проекта, он пробивался очень долго. Еще когда нынешний губернатор Кувшинников был мэром Череповца, а я был первым заместителем мэра, продвигалась идея создания площадки в Череповце.

Но тогда идея натолкнулась на, так скажем, конкурирующую концепцию правительства области, которое продвигало площадку в городе Шексна. Предложение Череповца просто задвинули и положили под сукно. Да, наступил момент, когда губернатору Кувшинникову удалось все-таки этот проект продвинуть и обеспечить поддержку федерального центра. Но вот к последнему этапу я точно отношения не имею, присвоить заслуги не могу.

— Но опыт работы с концепцией ТОРа есть…

— Опыт есть, и он будет использоваться здесь. В Новосибирской области есть два моногорода (Линево, где расположен Новосибирский электродный завод, и Горный, где производят железнодорожные шпалы и щебень — прим. ТАСС), они подготовили заявки на рассмотрение как ТОСЭР, заявки направлены в Министерство экономического развития РФ. Будем отслеживать, помогать, надеемся, что в этом году будут приняты решения. Предложенные проекты достаточно неплохие, перспективные, поэтому я думаю, что шансы очень высокие. До конца года надо принципиального решения добиться, я такую задачу поставил...

— Какие инструменты поддержки вы еще можете использовать, поддержки бизнеса, поддержки предприятий, за рамками ТОРов, ТОСЭРов и тех форм, которые традиционно существуют?

— Я думаю, что здесь Новосибирская область может научить многие регионы сама, здесь на самом деле уже, можно сказать, реализованы, языком технарей, "в железе" многие инструменты для поддержки бизнеса, особенно инновационного. Всем известно, что технопарк — Академпарк — является одним из самых успешных в стране.

Первые результаты очень обнадеживающие, потому что мы начинаем получать такой мультипликативный эффект, когда уже состоявшиеся резиденты этих площадок помогают в создании и развитии новых производств и бизнеса

Обращу внимание на эффективность и результативность использования инструментов. Инфраструктура создана очень серьезная — и уже упомянутый Академпарк, и парк в наукограде Кольцово, промышленно-логистический парк. Первые результаты очень обнадеживающие, потому что мы начинаем получать такой мультипликативный эффект, когда уже состоявшиеся резиденты этих площадок помогают в создании и развитии новых производств и бизнеса. Мне кажется, эту идею нужно поддержать, закрепить и активно продолжать.

Конечно же, нужно особое внимание уделять коммерциализации идей, которые создаются в бизнес-инкубаторах, в инновационных парках. Это, конечно, проблема общая, не только Новосибирска, но и всей страны — у нас масса интересных разработок, которые доходят до опытных образцов, но на этапе масштабирования, на этапе коммерциализации сталкиваются с проблемами. Поэтому здесь посмотрим, что нужно сделать дополнительно, чтобы обеспечить толчок.

— В Новосибирске таких особенно много, то же Сибирское отделение РАН часто жалуется, что нет посредников между ними и бизнесом. Они говорят, мы — ученые, мы можем что-то изобрести, но нет такого человека, который бы разбирался и в науке, и в бизнесе, который пришел бы и сказал нам, что будет выгодно, а что — нет. Может, какую-то такую структуру создавать?

— Я с вами соглашусь, такая проблема присутствует, общая проблема нашей страны. И конечно же, этот институт масштабирования и коммерциализации нужно укреплять. Хотя еще раз повторю, что здесь, в том же Академпарке, есть примеры, когда это получается. И может быть, на основании вот этого успеха это нужно расширять и нарабатывать дополнительные инструменты и дополнительные инфраструктуры, может быть, менять приоритеты в направлении бюджетных средств по мерам поддержки.

Для молодых разработчиков много мер поддержки не бывает, но есть дополнительная актуальная задача — поддержка и развитие уже состоявшегося бизнеса на стадии идей, чтобы они выходили на рынок.

О бюджете и концессиях

— Вас назначили фактически в период завершения формирования федерального бюджета. Здесь тоже этот процесс почти завершается. То есть вы будете работать с той данностью, которая была сформирована чужими руками. Это как-то ограничивает вас в реализации решений? И значит ли это, что вы в какой-то момент будете инициировать некие корректировки бюджета хотя бы на региональном уровне?

— Прежде чем передавать проект бюджета в Законодательное собрание, я его изучил, убедился, что он реалистичный, там нет каких-то завышенных ожиданий и неучтенных обязательных расходов. Не все задачи мы смогли профинансировать, но первоочередные социальные задачи, первоочередные расходы для завершения текущих важных объектов и начала новых присутствуют. Где-то могут быть избыточные расходы, то есть определенные резервы для бюджета развития будущего я тоже увидел.

— А что вы можете сказать о нашумевших концессиях с четвертым мостом через Обь и мусороперерабатывающими заводами?

— Самый болезненный проект — это проект по мусорным полигонам. Этим нужно заниматься, и потому, что ресурс существующих полигонов практически исчерпан, и потому, что нужно внедрять более современные технологии утилизации, чтобы защитить окружающую среду.

Но, к сожалению, я не вижу возможности реализовывать соглашение в том виде, в котором оно было подготовлено. И здесь не только политические мотивы играют роль, хотя они тоже присутствуют. Я соглашусь, что продвижение этого проекта и в обществе, и в депутатском корпусе было организовано не очень оптимально и эффективно, и нам придется повторить некоторую работу по обсуждению основных параметров. У меня вызывают вопросы, как и у депутатов Законодательного собрания и городского совета Новосибирска, некоторые экономические параметры этого соглашения, я считаю, что их можно скорректировать и сделать более выгодными и для региона, и для города.

Есть и технические моменты — известны ограничения по земельным участкам, которые накладывает расположение рядом взлетно-посадочных полос аэродрома. Скорее всего, нам придется выходить на подбор новых земельных участков.

В сухом остатке могу констатировать, что придется значительно переформатировать условия этого соглашения, фактически выходить на новое концессионное соглашение. До конца года хотелось бы сформировать новые условия и выйти на новые параметры соглашения.

— А что касается моста? Он тоже немало споров вызывает.

— Мне кажется, что мост попал, скажем так, в тень других проектов и конфликтов, той же концессии по полигонам. Лично у меня по мосту меньше вопросов. Есть споры о необходимости этого моста, и будем собираться еще раз с архитектурным сообществом, с экспертами в области градостроительства. Хотя мое мнение, что еще одна переправа через Обь нужна, с учетом того, что четвертый мост был предусмотрен генпланом. Но еще раз повторяю: будем слушать экспертов.

Привлекательность этого проекта достаточно высокая, в конце концов, это один из трех проектов, который был отобран для приличного финансирования за счет сборов системы "Платон", куда делают взносы грузоперевозчики. Это тоже о чем-то говорит, и я бы не торопился, так скажем, выплескивать воду с этим младенцем. Здесь эмоции и какие-то политические амбиции не должны превалировать. Ни в коем случае не нужно проводить аналогии между концессией мусорной и концессией по мосту.

О науке и вологодском масле

— Вы до этого не были в Новосибирске ни разу. Что вы для себя уже выявили как первое впечатление?

— Первое впечатление — очень сильные наработки региональной управленческой команды. Я понимаю, что все это формировалось в течение последних лет 15, но результаты достойные. Это результаты, которые определенным образом мобилизуют и воодушевляют, есть на что опереться и есть с чем двигаться дальше.

— А какой, по вашему мнению, должен быть бренд у региона? Вот вы приехали из региона, где есть четкий бренд, сформированный, — вологодское кружево, вологодское масло, родина Деда Мороза… У Новосибирска — мы пытались понять, что является таким брендом, но так и не нашли.

— Вы упомянули бренды Вологодской области, бренды и у других регионов есть, но если говорить о том, с чем Новосибирская область ассоциируется, они тоже известны. Это Академгородок, Кольцово, центр вирусологии "Вектор", Чкаловский авиационный завод. Это, в конце концов, столица Сибири и Транссибирская магистраль.

Если говорить о зонтичном бренде, например, та же родная Вологодская область некоторое время назад создала бренд "Вологодская область — душа Русского Севера". Для меня важна не форма, не яркий девиз, слоган, а то, что мы под этим подразумеваем. Если честно, видения, что, например, сегодняшний слоган Новосибирской области — "Сибирь здесь" — отражает наше видение будущего региона, у меня пока не сложилось. Позиционировать себя как центр Сибири, как столицу Сибири можно, но мне кажется, что опираться больше нужно на человеческий и научный потенциал. На что реагируют в первую очередь жители России или зарубежные гости и партнеры? "Новосибирск? А, это Академгородок". То есть в первую очередь Новосибирск связывают с наукой.

Беседовал Алексей Стрелец

Поделиться