Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Хирург Серджо Канаверо: я открою путь к бессмертию

21 ноября 2017, 18:30 UTC+3 Google Top
Поделиться
Серджо Канаверо

Серджо Канаверо

© AP Photo/Scott Heppell

Итальянский хирург Серджо Канаверо на днях выступил в Вене с сенсационным заявлением о первой успешной пересадке головы. Уникальная операция на трупе была проведена в Китае совместно с китайским профессором Жэнь Сяопином /Xiaoping Ren/ из Медицинского университета в Харбине. О своем новом проекте и его перспективах Канаверо рассказал в интервью ТАСС.

— Когда вы впервые заявили о намерении пересадить голову, в это мало кто верил. Вы работали в США, бывали в России, почему в итоге выбрали Китай?

— Китай финансировал все — от "а" до "я". КНР хочет достичь уровня сверхдержавы во всех областях, включая биомедицинские исследования. Китайские ученые уже находятся в авангарде генетических исследований, и Китай обойдет США и все прочие страны в области трансплантологии к 2020 году. Пересадка головы завершила цикл исследований, начатых в США более полувека назад. И нынешнему Китаю удается достичь своей цели — стать единственной сверхдержавой не только с точки зрения экономики, но и с точки зрения научных исследований и новейших технологий. КНР преследует цель помогать людям, находящимся в отчаянном положении, не ставя при этом цель разработать методы, позволяющие достигнуть бессмертия.

Но увеличение срока жизни и бессмертие имеют важнейшее значение для меня, и я запускаю новый этап моего проекта — BRAVE (Вrain anastomosis venture), что предполагает первую пересадку мозга. Когда два года назад я поехал в Америку, в Миннеаполис, по приглашению, меня выслушали, но ничего не поняли и еще проявили характерное для американцев невежество. Китайцы же пригласили меня спустя два месяца. Они меня внимательно слушали, ничего не говоря, а потом присвоили звание профессора, и мы начали наше тесное сотрудничество в августе 2015 года, хотя с Сяопином мы работали уже с ноября 2014 года. Китайцы прагматичны, и в этом все дело. Самое главное в операции по пересадке головы — соединение спинного мозга, и это моя техника. Но вся первоначальная операция полностью изменилась, значительно сократились временные рамки — до 18 часов. Мы поняли, как сохранить голос пациента. И надо сказать, что я всем обязан Китаю и его правительству.

— В чем заключался ваш вклад?

— Мой вклад — в методе присоединения спинного мозга. Пересадка головы была возможна еще 50 лет назад, если бы исследователи (американец Роберт Уайт, советский трансплантолог Владимир Демихов — прим. ТАСС) знали, как соединить спинной мозг. И это самая сложная задача. Но при пересадке головы — от нейрохирургии 5%, а 95% — это сосудистая хирургия, ортопедия, хирургия внутренних органов, отоларингологическая и прочая хирургия. По моей методике GEMINI уже проводились операции на собаках. 95% трансплантации головы — это не нейрохирургия, но другие виды хирургии, в которых я не специалист. Мои китайские партнеры — эксперты как раз во всех этих сопутствующих областях. Поэтому мое участие — это 5%, хотя верно и то, что присоединение спинного мозга — основная проблема.

— Как можно определить, что пересадка удачная, если она произведена на трупе?

Пересадка головы была возможна еще 50 лет назад, если бы исследователи знали, как соединить спинной мозг

— Очень просто. В КНР уже было произведено большое число опытов на живых обезьянах. Китайцы научились сразу скреплять сосуды двух частей, таким образом кровоток не прекращается. И в этом разница по сравнению с тем, что предлагал сделать я. Я предлагал охлаждать голову и потом присоединить к системе кровообращения. Но китайцы подвергли сомнению эту часть и оказались правы. Все клинические опыты были успешные. И мы находимся на заключительной стадии. Мой план, который сначала я предложил американцам и потом китайцам, предусматривал пересадку головы трупу, что позволило нам решить ряд проблем. Я действительно последние четыре года говорил о пересадке головы, и я счастлив, что в Китае это удалось. Но на самом деле моя настоящая цель — осуществить пересадку головного мозга. Но я об этом никогда не говорил, потому что меня бы уничтожили. Любой нейрохирург скажет, что это невозможно. Теперь я со всей ответственностью говорю, что это возможно. И в ближайшие месяцы выйдет ряд публикаций, в которых будет объясняться, как технически можно пересадить мозг. Я перешел на новый уровень. Для меня фаза трансплантации головы завершена, и это позволяет мне перейти ко второму этапу моего проекта, который носит название BRАVE.

— Вы называете это путем к достижению бессмертия?

— Точно. Проблема пересадки головы заключается в рисках для иммунной системы. Но пересадка мозга этой проблемы не представляет. И это открывает дверь к бессмертию. Потому что пересадка головного мозга пожилого человека к молодому телу ведет к омоложению клеток. И с этим новым проектом BRAVE начинается гонка с Россией. В 2011 году Дмитрий Ицков (основатель стратегического общественного движения "Россия 2045" — прим. ТАСС) запустил проект "Аватар". Но я знаю лично всех российских специалистов, поэтому наша гонка товарищеская. У русских стоит задача снабдить человеческим мозгом искусственное тело до 2025 года. Я через три, максимум пять лет смогу осуществить первую пересадку мозга в человеческое тело. Они хотят поместить мозг в механическое тело, я — в настоящее.

— Но для этого мозг должен быть здоров, не так ли? Пересаживать мозг, пораженный, например, болезнью Альцгеймера, ведь бесполезно?

— Вовсе нет. Приведу последние исследования американской компании, которая вливает молодую кровь пациентам, страдающим преждевременным появлением симптомов болезни Альцгеймера. Первые результаты показывают, что с переливаниями показатели пациента улучшаются. Поэтому при пересадке мозга 80-летнего человека, даже с признаками болезни Альцгеймера, в молодое тело болезнь можно будет контролировать. Разумеется, идеальная ситуация — совершенно здоровый мозг 80-летнего или 60-летнего человека, который сможет жить гораздо дольше.

BRAVE не предполагает лечения заболеваний, но ставит своей задачей максимальное продление жизни вплоть до бессмертия, которое будет возможно при совершенствовании техники. Это предусматривает полную смену внешности. Потому что речь идет о пересадке не головы, а мозга, который просыпается не только в новом теле, но и с новым лицом. В будущем, когда можно будет клонировать людей, как сейчас это делается с любыми животными, мозг можно будет пересаживать в его привычную оболочку, но намного моложе. И это будет возможно уже до конца этого века. Но пока я предполагаю через три-пять лет сделать первую в историю пересадку головного мозга.

— Перспектива бессмертия может быть привлекательна для людей, желающих продлить жизнь, особенно состоятельных. Вы надеетесь, что такие люди могут взять на себя финансирование вашего проекта?

— Я уже говорил о своем новом проекте со многими людьми, включая русских. Но прежде чем что-то обещать, все хотят видеть, как я это сделаю, поэтому в ближайшие месяцы я опубликую техническую базу. И тогда я смогу говорить о чем-то более конкретном.

— А от пересадки головы Валерия Спиридонова (давшего согласие на операцию россиянина, страдающего редким генетическим заболеванием, ведущим к мышечной атрофии — прим. ТАСС) вы отказались?

И я, и Сяопин готовы помочь нашим российским коллегам прооперировать Валерия Спиридонова. Его можно спасти только в России и при помощи России

— Я уже обсуждал эту тему с российскими хирургами и представителями Академии наук в январе 2016 года. Но сделать пересадку Валерию можно только в России. В Китае это сделать невозможно. Хотя бы потому, что у русских светлый цвет кожи, а у китайцев — другой. Нельзя пересадить голову от человека одной этнической группы к телу человека другого этноса, обладающего другими физическими характеристиками. Хотя бы по психологическим причинам, потому что необходимо адаптироваться к своему новому телу. И потом, китайское правительство не будет оплачивать операцию человеку, не являющемуся китайцем. В Москве есть подходящая больница, где есть возможности для экспериментальной хирургии. И я, и Сяопин готовы помочь нашим российским коллегам прооперировать Валерия, если поступит такая просьба. Но спасти его можно только в России и при помощи России. И я надеюсь, что такое решение будет принято.

— Значит, он остается вашим пациентом?

— Валерий всегда остается человеком, который решил пойти на этот шаг. И он всегда остается в моем сердце, и я готов помочь, но проблема в деньгах. Финансировать операцию должна либо Россия, либо какой-нибудь российский миллиардер. Если бы у меня были эти деньги, я бы их дал с удовольствием. К сожалению, такие операции очень дорого стоят.

— А как вы относитесь к философским теориям о самовосприятии и самоопределении человека, иными словами о том, где находится душа — в голове или теле? Ведь весьма вероятно психологическое неприятие нового тела? Какие могут быть "побочные эффекты"?

— Год назад я был в Шотландии. Мы запустили программу тренировок в виртуальной реальности. Эта программа предполагает помещение пациента в другое тело, и цель — понять, насколько человек готов воспринять другое тело. Вся эта процедура направлена на то, чтобы помочь перенести психологически операцию и подготовить к "другому телу". Эта программа принадлежит ребятам из американской биоинженерной компании в Чикаго, и мы, собственно, тогда ее представили.

— Папа римский Франциск недавно опять привлек внимание к вопросам этических норм в науке. В частности, понтифик отметил, что "не все то, что технически возможно, приемлемо с точки зрения этики". Что скажете об этих последних заявлениях?

— В пятницу я сделал свое заявление  — об удачной пересадке головы, а в субботу папа римский сказал об этике. Я верю, что душа не умирает. У меня есть даже книга "Бессмертие. Почему душа не в мозге". Я отношусь к той категории ученых, которые не считают, что с физической смертью все завершается. Но я так полагаю не по религиозным причинам, а сугубо научным. Я слышал, что даже Русская православная церковь смягчила позицию в случае с Валерием. Для католической церкви проблема не в душе, но папа обеспокоен тем, что такие операции смогут делать только богатые, по крайней мере сначала.

Я всего лишь техник, я говорю, что и как можно сделать, но принимать решение, пользоваться этим или нет, должно общество, а не я. Это как атомная энергетика — либо ты пользуешься ею во благо мира, либо делаешь ядерную бомбу

Если внимательно прочитать последнее папское обращение, то найдешь, что в определенный момент он говорит: "Создается больший разрыв между богатыми и бедными". И на это я могу ответить следующее: я всего лишь техник, я говорю, что и как можно сделать, но принимать решение, пользоваться этим или нет, должно общество, а не я. Это как атомная энергетика — либо ты пользуешься ею во благо мира, либо делаешь ядерную бомбу. Меня не может остановить соображение о том, кому это доступно. Думаю, что пугает и то, что больше никто не будет умирать. Но мои проекты помогут колонизации космоса. Мы знаем, что существуют другие планеты, тогда как наша Земля не вечна. Но межпланетные путешествия длятся слишком долго. Нельзя послать человека, который умрет в этом путешествии. "Смена" тел позволит максимально продлить жизнь. Поэтому BRAVE и предыдущая HEAVEN могут служить освоению космоса. Отец астронавтики — русский Циолковский еще в XIX веке сказал, что все выходят из колыбели, но никто не остается в ней навсегда. Земля — наша колыбель, но путь человечества — выйти из этой колыбели. Даже полет на Марс требует время, а потом на поверхности этой планеты человек подвергается воздействиям, которые ускоряют процессы старения. Единственный способ — гарантировать выживание мозга в новом теле. Посылать людей просто так на Марс, как это планируется сейчас, не что иное, как самоубийство. Я нисколько не сомневаюсь. Сейчас в это сложно поверить, но те, кто действительно понял, в чем смысл, уже связались со мной.

* * *

Не все специалисты разделяют взгляды Канаверо. Многие скептически относятся к его заявлениям. Так, главный трансплантолог Минздрава РФ, академик РАН Сергей Готье считает, что операция по пересадке головы человека технически возможна, но сомневается в ее эффективности. "Если говорить о технической возможности, то, наверное, это возможно. То есть это точно возможно - пересадить голову, чтобы она моргала и, может быть, даже раскрывала рот. Это так же, как еще были пересажены собачьи головы Владимиром Петровичем Демиховым", — пояснял специалист в 2015 году, когда обсуждался вопрос о пересадке головы 30-летнего российского программиста Валерия Спиридонова, согласившегося на транстплантацию. "Но эта голова должна руководить телом того донора, который будет представлен в виде тела - это тяжелый вопрос, ответ на него я не знаю. И не знаю, знает ли Канаверо", — сказал тогда Готье.

Анзор Хубутия, занимавший долгое время должность главврача НИИ им. Склифосовского, в свою очередь, называл планы по трансплантации головы авантюрой. "Сегодня операция по пересадке головы - это авантюра. Не исключено, что в будущем это будет возможно, но не сейчас. На данный момент не решены вопросы по восстановлению, регенерации организмом утраченных частей органов. До тех пор, пока регенерация спинного мозга не будет возможна, сложно говорить о пересадке головы", — говорил Хубутия в 2015 году. При этом он напоминал, что раньше невозможно было представить трансплантацию печени, почек или сердца. Сейчас эти операции являются рутинными и частыми. "Я буду рад дожить до того момента, когда операция по пересадке головы станет реальностью", — подчеркнул тогда Хубутия.

По данным Минздрава РФ, российское законодательство не позволяет проводить на территории РФ операции по пересадке головы человека.

Беседовала Вера Щербакова

Поделиться