Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Министр АПК Подмосковья: нам удалось отстоять сельхозземли перед натиском девелопмента

7 декабря, 9:00 UTC+3 Россия
Поделиться
Андрей Разин

Андрей Разин

© Сергей Савостьянов/ТАСС

Еще совсем недавно земля в Московской области воспринималась только как территория для строительства жилья, коттеджей, больших транспортно-логистических хабов и даже места для хранения мусора. В 2014 году чиновники Минсельхоза России сетовали, что скоро в Подмосковье не останется даже тепличных хозяйств. Однако в течение последующих трех лет аграрному министерству Подмосковья удалось найти рычаги для оживления отрасли. Сельхозземли стали использоваться по назначению, и при этом рентабельность их применения как агроактива стала превышать девелоперские доходы. Общероссийский тренд на импортозамещение позволил создать крупный сырный кластер. Сыроделы Подмосковья стали заметным не только экономическим, но и медийным явлением. Впервые за историю сельского хозяйства Московской области здесь начали выращивать пивоваренный ячмень и продовольственную пшеницу. Интерес к региону стали проявлять крупные агрохолдинги России и зарубежные инвесторы.

Какими мерами удалось возродить аграрную отрасль в Подмосковье, отстоять натиск девелопмента и доказать, что сельское хозяйство рядом с Москвой — теперь не миф, а перспективный бизнес, ТАСС выяснил у министра сельского хозяйства Московской области Андрея Разина.

Экономика отрасли

— По каким направлениям в АПК Подмосковья сейчас заложен быстрый рост и выход на лидерские позиции в общероссийском производстве?

— В Центральном федеральном округе мы лидеры по производству овощей открытого грунта, входим в тройку лидеров страны по объемам выращивания картофеля. Сейчас разрабатываются новые меры поддержки семеноводческого потенциала области, в частности в картофелеводстве. Семена лука-севка также являются для нас одним из приоритетов.

Предприятия Московской области буквально два-три года назад обеспечивали потребности Подмосковья в томатах и огурцах защищенного грунта на 5–7%. Сейчас мы перешагнули рубеж в 55% и совершенно точно в 2018–2019 годах на 100% обеспечим регион тепличными овощами.

Подмосковье входит в первую десятку субъектов России по производству товарного молока (без учета личных подсобных хозяйств), в ЦФО мы занимаем первое место по этому показателю. В следующем году мы рассчитываем за счет введения в эксплуатацию новых объектов серьезно увеличить производство товарного молока и, как следствие, его переработку и производство молочной продукции.

— Какие это объекты?

— Самый крупный проект в молочном животноводстве Подмосковья, который будет реализован в следующем году, — запуск молочно-товарной фермы вьетнамской компании TH true milk с поголовьем коров в 6 тыс. дойного стада. Еще один большой проект — строительство нескольких молочно-товарных ферм в Ступинском районе на 1200 дойного стада.

Инвестиции 

— Какие у Подмосковья есть преимущества для инвестиций в аграрный сектор?

— Преимущество подмосковного агрокомплекса — близость к товарным рынкам. В регионе есть спрос на качественные товары, произведенные в непосредственной близости от жителей. Потребитель хочет приехать, увидеть ферму и животных на ней, осмотреть предприятие. В некоторых городах Московской области складывается тенденция — например, в Можайске, Коломне или Сергиевом Посаде жители хотят покупать и пить молоко, произведенное на территории их муниципалитета.

Целый ряд предприятий перерабатывают молоко и реализуют продукцию вблизи от своего производства, например в Можайском, Сергиево-Посадском или Коломенском районах, через сеть нестационарных объектов торговли или местные магазины, не выходя в торговые сети. Министерство потребительского рынка и услуг Московской области поддерживает нас и предоставляет возможность аграриям получить нестационарную точку и продавать свою продукцию.

Так, в Можайском районе молочный завод в Павлищево полностью отказался от взаимодействия с ретейлом, хотя раньше его продукция присутствовала практически во всех торговых сетях Москвы и Московской области.

— Есть ли интерес зарубежных компаний к инвестициям в сельское хозяйство Московской области?

— Интерес есть. При этом у нас начали серьезно развиваться и занимать более активную позицию собственные предприятия. В этом плане конкуренция на рынке увеличилась.

Тем не менее у нас уже реализуются интересные проекты с коллегами из Ирана в молочном животноводстве, птицеводстве и переработке продукции АПК. С индийскими коллегами мы обсуждаем предприятие по производству и дальнейшей переработке масличных культур, чтобы потом поставлять продукцию на рынок Индии.

Юго-Восточная Азия проявляет интерес. Также традиционные европейские партнеры с нами обсуждают локализацию завода по производству оборудования, создание новых и расширение действующих совместных предприятий. В качестве примера можно привести финский концерн Valio, который в этом году в 1,5 раза увеличил производство плавленых сыров на своем заводе в Подмосковье.

Мы общаемся с коллегами из Франции, Испании и Венгрии. Это бизнес, который может локализовать свое производство на территории нашего региона в различных отраслях: сыр, мясопереработка или выпуск сельскохозяйственного оборудования.

С венгерской компанией Pick Szeged реализуется проект по строительству мясоперерабатывающего завода в Коломенском районе. Участок уже выделен, проект сейчас проходит экспертизу, строительство начнется в ближайшие месяцы. Совокупный объем инвестиций в объект составит почти 1,1 млрд рублей. Российское предприятие будет называться "Агрофуд". Они поставляли различные мясные деликатесы в Россию до введения продовольственного эмбарго в 2014 году.

— Планируют ли крупные агрохолдинги выходить в Московскую область?

— Мы проводим целый ряд переговоров с крупнейшими агрохолдингами страны. Основной вопрос — это обеспечение достаточного земельного ресурса, потому что коллеги говорят об объемах в 30–50 тыс. га. Для входа серьезного игрока на рынок нам нужен пул не менее 5 тыс. га, локализованных в одном месте. В Московской области этот вопрос решается достаточно непросто. Однако за счет выявления и наказания неэффективных землепользователей нам удалось существенно скорректировать цену на этом рынке.

Теперь земля в Московской области стоит приемлемо и оценивается как актив для сельскохозяйственного производства, а не возможного девелоперского бизнеса. Регион занимает жесткую позицию и не согласовывает перевод участков, пригодных для реализации аграрных проектов, в другую категорию земель.

Цены на землю в Московской области в нескольких муниципалитетах сопоставимы со стоимостью участков в других областях ЦФО.

Судьба сельхозземель в интересном для девелопмента регионе 

— А как вам удается сохранять земли сельскохозяйственного назначения под натиском девелопмента, учитывая огромный спрос на недвижимость в Московском регионе?

— Эти процессы удалось структурировать после того, как полномочия по разработке генеральных планов и согласованию любых земельных вопросов передали с муниципального на региональный уровень. Раньше муниципалитеты изменяли вид разрешенного использования (ВРИ) участков сотнями и тысячами га под реализацию девелоперских проектов. Это практика прекращена, и теперь решение об увеличении населенного пункта принимается с учетом комплексного развития территории.

Исключение может быть только в том случае, если земли невозможно использовать для эффективного сельскохозяйственного производства. Такие случаи единичны. Можно сказать, что изменение ВРИ под жилищное строительство заморожено.

Ежегодно не менее 60 тыс. га неиспользуемых сельхозземель мы вводим в оборот в Московской области. Это брошенные участки, которые не работали более десяти лет. В этом году мы планку для себя не снижаем и планируем довести процент использования пашни на территории региона до 80%

Мы даже стали фиксировать обращения с обратным переводом в сельскохозяйственное назначение участков, которые оформлялись в иные категории пять-шесть лет назад и теперь облагаются большими налогами.

Кроме того, мы продолжаем осуществлять муниципальный земельный контроль и государственный надзор над оборотом земель, привлекая к ответственности неэффективных пользователей. Ежегодно не менее 60 тыс. га неиспользуемых сельхозземель мы вводим в оборот в Московской области. Это брошенные участки, которые не работали более десяти лет. В этом году мы планку для себя не снижаем и планируем довести процент использования пашни на территории региона до 80%. Всего в Московской области насчитывается 1,48 млн га сельскохозяйственных угодий. Наша задача к 2021 году сделать так, чтобы вся пашня в нашем регионе работала. В 2014 году у нас обрабатывалось чуть больше 50% сельхозземель.

— Есть ли какие-то риски для сельхозземель из-за планов создания крупного промышленного кластера ("сухой порт") компанией Coalco в Домодедовском районе?

— Племзавод "Барыбино" (входит в Coalco, подчиняется подразделению "Коалко-Агро", создан на базе одного из крупнейших совхозов Мособласти — прим. ТАСС) является одним из лидеров производства молока в регионе. Они не планируют сворачивать бизнес или снижать производство. Протестные настроения жителей в отношении одной площадки какого-то отдельного проекта в масштабах региона и отдельного района не оказывают колоссального влияния. При этом сейчас любые новые проекты на территории Подмосковья оцениваются со всех сторон, в том числе со стороны возможного влияния на аграрный сектор области. Рисков здесь мы не видим.

— Есть ли у вас яркий пример проекта, где новый инвестор смог организовать на заброшенных сельхозземлях эффективное производство?

— Агрохолдинг "Истра". Еще в 2013 году этой компании просто не было, а сегодня она формирует порядка 25% валового сбора зерновых на территории региона. За четыре года компания с нуля выросла в безусловного лидера региона по зернобобовым культурам. В этом году валовой сбор агрохолдинга превысил 110 тыс. тонн. При этом общий объем производства зерновых в 2017 году в Московской области составил 417 тыс. тонн. Это рекордный показатель за последние 20 лет.

В этом году при не очень комфортных погодных условиях в Московской области с некоторых полей мы получили более 80 ц зерна с гектара. В целом по региону урожайность превысила 31 ц с гектара, включая северные районы, где дожди не прекращались почти в течение всего лета.

Еще семь-восемь лет назад никто не мог рассчитывать на то, что в Московской области можно эффективно выращивать зерновые культуры, а производство продовольственной пшеницы в Подмосковье считалось фантастикой и воспринималось как непрофессиональная болтовня. Однако мы научились выращивать продовольственное и фуражное зерно. В этом году мы впервые вырастили пивоваренный ячмень и продали его "Балтике". Пока неизвестно, будет ли заключен долгосрочный контракт на поставку подмосковного ячменя этой компании.

Цена пивоваренного ячменя для сельхозтоваропроизводителей в этом году была очень комфортная, особенно с учетом ситуации на зерновом рынке. В целом в Московской области стало выгодно выращивать зерновые культуры.

— Может ли Подмосковье конкурировать с Краснодарским краем в цене зерна?

— Себестоимость его производства у нас, конечно, дороже, потому что валовый урожай меньше. Но с учетом стоимости доставки в Подмосковье местное зерно достаточно конкурентно. При этом цена в Московской области выше, чем та, что получают аграрии юга России.

Себестоимость производства зерна у нас где-то 5,5–6 рублей за килограмм, на юге страны она дешевле. При этом цена реализации подмосковного зерна примерно 8–9 рублей за килограмм, а на юге — менее приятная.

Взаимодействие с ретейлом

— Вы упомянули, что аграрии Подмосковья сейчас пересматривают каналы сбыта продукции, отказываются от работы с торговыми сетями. Почему? Это сопряжено с трудностями отношений с ретейлерами?

— Некоторые проблемы взаимодействия с торговыми сетями у ряда поставщиков есть, но причина не только в этом. Немного поменялась психология подмосковного потребителя. Появилась такая группа, которая хочет идти в специализированные монобрендовые магазины: за молоком — именно сюда, за хлебом — вот в эту мини-пекарню, за мясом — в другое место. Эта тенденция серьезно влияет на спрос в регионе и создает условия, в которых предприятиям выгодно реализовывать свою продукцию самостоятельно, а не через торговую сеть.

Лет пять-восемь назад в Московской области, наоборот, было отторжение монобрендовых магазинов, все хотели приехать в торговый центр или большой гипермаркет и там все сразу купить.

Тренды резко изменились. Сейчас, например, мы еще и активно осваиваем продажу молока через вендинговые аппараты. Этот проект реализуется уже три-четыре года в Московской области. Например, компания "Братья Чебурашкины" изначально занималась продажей молока через вендинг и закупала для этого аппараты. Сейчас они начали производить собственный вендинг и постоянно совершенствуют его.

Молочная отрасль

— Какие вызовы стоят сейчас перед молочными предприятиями области?

— Тенденции прошлого и текущего года зафиксировали снижение объемов продаж молочной продукции в стране через сети. С учетом того, что в России немного растет производство молока, спрос и предложение начали двигаться в противофазе. Это большой вызов. Ситуация совершенно точно требует отдельного анализа для поиска причин и точек стимулирования внутреннего потребления молока, популяризации его через программы.

— Во сколько вы оцениваете общую потребность в товарном молоке в Московской области?

— Всего в Подмосковье есть мощности для переработки 1,6 млн тонн молока в год, но фактически перерабатывается 1,2–1,3 млн тонн. Предприятия Московской области производят порядка 590 тыс. тонн товарного молока. Цель наша — к 2021 году достигнуть уровня производства товарного молока в 1 млн тонн. Эта задача очень амбициозная и требует существенной мобилизации всех ресурсов. Но мы понимаем, за счет чего ее можно решить. В свое время Московская область производила 2 млн тонн товарного молока при меньшей продуктивности коров и худших технологиях животноводства.

Производить молоко в Подмосковье получается дороже, чем в ряде других регионов страны. Экономика предприятий складывается из уровня зарплат, тарифов на электроэнергию и других факторов. Московская область — регион с самой большой сетью автомобильных дорог регионального и федерального значения. Чтобы обработать поле, нашим аграриям в ряде случаев надо сотни раз пересекать крупные магистрали. Для этого нужна спецтехника, тралы для перевоза тракторов — все это в конечном счете влияет на себестоимость молочной продукции. В южных регионах сотни га полей не разрежены дорожной сетью, поэтому их обработка выходит дешевле.

По уровню зарплат подмосковным предприятиям АПК приходится конкурировать с логистическими комплексами, с крупными предприятиями и даже с аэропортами. Механизатор может и там найти применение своему труду.

Экспортный потенциал

— Есть ли резерв в молочной отрасли Подмосковья, чтобы экспортировать какие-то товары?

— Несколько предприятий уже ищут возможность выйти на внешние рынки. В частности, Дмитровский молочный завод активно смотрит на рынок Китая, участвует во всевозможных выставках и прорабатывает возможность поставлять туда мороженое и напитки на базе молочной сыворотки.

Мы также получили запрос от стран Юго-Восточной Азии по субпродуктам птицы (головы, лапки) и свинине. Документальное сопровождение входа на китайский рынок достаточно тяжелое, но несколько предприятий Московской области этой работой озадачены, в том числе компания "Элинар-Бройлер" и ГК "Черкизово".

— Как власти Московской области помогают агропромышленным предприятиям выходить на внешние рынки?

— Мы не помогаем финансово: у нас нет таких мер. Мы приветствуем выход на любые рынки, потому что это делает модель агропромышленного комплекса более устойчивой к любым колебаниям.

Сырный кластер и импортозамещение

— Какие меры поддержки для сыроделов действуют в этом году?

— В этом году комплексная поддержка сыроваров стартовала примерно со второго квартала, когда мы определились с основными параметрами государственной поддержки. Во-первых, мы ввели новую статью возмещения капитальных затрат из регионального бюджета: мы возвращаем инвестору 20% затрат на строительство сыроварен.

Во-вторых, было принято решение о создании сырного кластера — это будет подготовленная территория в Дмитровском районе, где полностью за счет региона будут подведены все инженерные коммуникации: электричество, вода, газ, канализация и дороги. Резидентам кластера также будут возвращаться 20% капитальных затрат. Мы рассчитываем, что они появятся в следующем году.

Проект планировки и документация на строительство кластера уже оформлены, в 2018 году мы приступаем к строительству инженерных коммуникаций

— Сколько суммарно инвестиций привлечет Дмитровский сырный кластер?

— Общий объем инвестиций составит порядка 1,5–2 млрд рублей в создание предприятий кластера. Областной бюджет вложит в него порядка 300 млн рублей на инфраструктуру, остальное — средства частного бизнеса. 

Помимо перечисленных мною мер в 2017 году мы впервые подготовили гранты для небольших сыроварен, которые только начинают свое дело или планируют расширяться. Максимальный объем гранта — до 30 млн рублей, всего на это направление поддержки выделено 60 млн рублей. До начала 2018 года мы проведем конкурс и рассчитываем, что гранты получат не менее десяти фермеров.

Это основные меры поддержки, которые позволят нам увеличить производство сыра в Московской области. Сейчас регион занимает третье место в стране в этом плане. Мы рассчитываем в перспективе двух лет подняться до второго места.

Программы поддержки

— Какие еще региональные меры поддержки молочной отрасли сейчас работают в Московской области?

— У нас достаточно большой инструментарий. В Подмосковье действует общероссийская субсидия на килограмм реализованного молока — сейчас это называется субсидия на улучшение продуктивности. По этой мере поддержки мы на 100% федеральных денег добавляем 110% региональных.

Мы установили надбавку за молоко для высокопродуктивных коров в 2 рубля за килограмм и платим ее в течение всего года. В общей сложности у нас около 1 млрд рублей тратится на субсидирование молочного производства именно по этому направлению.

Кроме того, в этом году мы существенно подняли ставку для племенных предприятий за содержание племенных животных на голову — до 14–15 тыс. рублей в год. Львиная доля из этих денег поступает из регионального бюджета.

Также, у нас есть исключительно региональная субсидия на приобретение племенного молодника для молочных предприятий: 110 рублей на килограмм живого веса, но не более 50% от стоимости животного мы субсидируем из областного бюджета.

Дополнительно мы ввели в этом году новую форму поддержки — субсидию на приобретение сексированного семени (сперма быков-производителей, разделенная по полу — носительству Х- или Y-хромосом — прим. ТАСС) в размере 750 рублей на одну дозу спермы. Это стимулирует более качественную работу со стадом и хорошие показатели по выходу телят.

Также мы сняли ограничение на покупку племенных животных иностранной селекции и субсидируем в том числе иностранный скот, потому что столкнулись с проблемой формирования в России больших партий молодняка для поставки на крупные молочные комплексы. Сформировать хорошую группу в 1–1,5 тыс. голов молочного скота в одном месте в России практически невозможно, приходится ее собирать из нескольких десятков или даже сотен разных предприятий, что требует дополнительных затрат на логистику и в конечном счете сказывается на стаде.

— Почему в России до сих пор фиксируется острый дефицит отечественного племенного молочного скота?

— У нас есть потенциал выращивать много племенного скота, но есть риск, что произведенное твоим предприятием поголовье не будет востребовано рынком. Поэтому российские компании выводят только тот племенной скот, который гарантированно будет продан.

Также в рамках новых мер поддержки молочного сектора в Подмосковье с 2017 года заработала программа субсидирования затрат на реконструкцию старых советских ферм. Таких запущенных или брошенных объектов в Московской области около сотни. В лучшем случае эти помещения используются как хранилище сена, в худшем — для складирования плитки, например.

Мы возвращаем до 50% затрат на покупку оборудования при реконструкции старых ферм из регионального бюджета, а стоимость капитального ремонта ложится на правообладателя. В частности, мы софинансируем покупку роботизированных установок доения — до 6 млн на одного робота. В 2017 году минимум две фермы в Подмосковье будут запущены на роботах.

— Сколько ферм будет отремонтировано по этой программе в 2017 году?

— Мы рассчитывали в 2017 году реконструировать изначально десять ферм по этой программе, а реально мы вернули к жизни около 15 ферм. Эта мера поддержки показала свою эффективность, поэтому мы продлим ее на ближайшие три года.

Мы запустили похожую программу по овощехранилищам в этом году: региональный бюджет субсидирует 20% затрат при реконструкции таких объектов. На федеральном уровне сейчас действует отдельная статья софинансирования CAPEX (капитальных затрат — прим. ТАСС) при строительстве новых овощехранилищ, а восстановление старых выпадало из внимания.

Дополнительно к этому мы запустили в 2017 году новую программу субсидирования 20% затрат на приобретение сельскохозяйственной техники из регионального бюджета — тракторов, прицепного и зерноуборочного оборудования и комбайнов. Эта мера тоже имеет положительный эффект на молочное животноводство. Мы не остановились на этом и договорились с крупнейшими производителями техники, в частности с компанией "Ростсельмаш", о дополнительной 5-процентной скидке. Таким образом, техника для подмосковных сельхозтоваропроизводителей будет на 25% дешевле общероссийского прайса.

Также мы договорились с Кировским заводом тракторов, крупнейшим производителем тракторов в России, о дополнительной скидке на квотированное количество техники для аграриев Московского региона.

— Фермерские предприятия относятся к 3-й категории потребителей электричества, поэтому не являются приоритетными для энергетиков. Так, владелец истринской сыроварни "Русский пармезан " Олег Сирота жаловался на частые внеплановые отключения электричества без предупреждения. Будет ли минсельхозпрод Подмосковья оказывать в этом плане поддержку фермерам?

— Это все разовые случаи, которые происходят в рамках экстремальных условий. Такой общеобластной проблемы нет. К тому же каждое предприятие может подключиться ко второй категории пользователей, но техническое присоединение в этом случае стоит дороже, потому что обеспечивается резервный источник питания. Для маленьких крестьянско-фермерских хозяйств альтернативным решением может быть покупка бензинового или дизельного генератора.

— Какие у вас есть идеи новых мер поддержки АПК Московской области на 2018 год?

— Во-первых, мы все действующие меры совершенно точно сохраним. Во-вторых, в 2018 году мы завершим создание инфраструктуры сырного кластера в Дмитровском районе.

Также в 2018 году мы запустим субсидирование затрат при приобретении либо строительстве элеваторного хозяйства. В 2016 году у нас был рекордный урожай зерна, но при этом возникли проблемы с уборкой, сушкой и закладкой на хранение, потому что не хватало мощностей. В следующем году 20% стоимости зерносушилок и силосных банок для хранения зерна будут субсидированы из регионального бюджета.

Еще мы начнем масштабную программу по оздоровлению стада в рамках борьбы с лейкозом (лейкемия, злокачественное заболевание кроветворной системы — прим. ТАСС). Это беспрецедентная мера, на нее будет тратиться почти 300 млн рублей ежегодно, чтобы полностью избавить регион от заболевания.

Помимо этого мы рассматриваем возможность создания новых агроперерабатывающих кластеров рядом с нашими крупными оптово-распределительными центрами (ОРЦ).

Пример такого ОРЦ — ГК "Славтранс-сервис". Это железнодорожные маршруты и уже сложившиеся логистические связи с Дальним Востоком, которые позволяют в течение десяти дней доставлять рыбу в Московскую область в рефрижераторах, ни разу не размораживая ее.

Мы также обсуждаем сейчас вопрос о выходе на рынки ближнего зарубежья, например Азербайджана, через ОРЦ. Существующие железнодорожные пути позволяют привозить товары оттуда в Подмосковье и экспортировать обратно в том числе молочную продукцию из Московского региона.

Новые агрокластеры

— Какие ниши агропромышленного рынка рассматриваются для создания новых агрокластеров в Подмосковье?

— Мы обсуждали возможность специализации кластеров, но все-таки скорее всего мы будем уходить от монокультурных агропарков. Сырный кластер — другая история, потому что мы хотим создать в нем предприятие по переработке сыворотки, которое станет объединяющим началом для других заводов на его территории и будет принимать сыворотку со всех резидентов.

Нам нужно переходить к глубокой переработке сельскохозяйственной продукции и создавать условия для таких предприятий.

— Где могут появиться новые агроперерабатывающие кластеры в Московской области?

— Мы рассматриваем Наро-Фоминский район в привязке к нашему ОРЦ "Селятино", который имеет собственную железнодорожную ветку и возможность отгрузки контейнеров и рефрижераторов в любую точку страны и зарубежья.

Но надо понять, насколько агрокластеры будут востребованы рынком. Пока мы не получили стопроцентного сигнала, что эта та форма поддержки, которую хотят инвесторы. Мы сейчас ведем переговоры.

Мы считаем, что это будет комплексный агрокластер, на территории которого будут перерабатываться овощи, мясо, рыба и птица и могут быть консервирования различного рода. При этом все санитарные требования должны быть соблюдены.

— Власти Московской области наряду с сырным кластером и несколькими ОРЦ в регионе обсуждали создание специализированной площадки для реализации сыра на МКАД. Будет ли комплекс этих объектов заделом для создания агропромышленной цепочки "от поля до прилавка", подконтрольной региональному правительству?

— Наша задача — создавать условия для развития бизнеса. Власти Московской области не пытаются подменить собой бизнес и формулировать, что правильно, а что неправильно. Мы не претендуем на то, что наши мысли исключительные и должны быть приняты всеми сторонами процесса.

Органы власти создают условия для повышения маржинальности аграрного бизнеса. Нам говорят коллеги, что дополнительная прибыль лежит в области глубокой переработки продукции. Но это требует достаточно серьезных капитальных вложений, которые не всегда под силу аграрному бизнесу. Поэтому Подмосковье рассматривает такую возможность облегчить вход на рынок глубокой переработки для сельхозтоваропроизводителей.

При этом власти не являются меценатами и тоже преследуют выгоду. В первую очередь, появятся новые рабочие места и поступят новые налоговые сборы. Более устойчивые эффективные предприятия будут обеспечивать достойными заработными платами жителей.

Мы чувствуем себя партнерами аграриев и готовы помогать выйти на новый уровень развития своего бизнеса.

Беседовали Надежда Геращенко, Александра Рыжкова 

Поделиться