Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Илья Рогачев: разговоры по антитеррору с США ведутся, но диалога пока нет

28 декабря 2017, 14:00 UTC+3 США
Поделиться
Илья Рогачев

Илья Рогачев

© Валерий Шарифулин/ТАСС

Сотрудничество между Россией и США в борьбе с терроризмом должно быть более интенсивным и эффективным. Такое мнение выразил в интервью ТАСС директор Департамента по вопросам новых вызовов и угроз МИД РФ Илья Рогачев. По его словам, обмен информацией между спецслужбами обеих стран ведется, однако на политическом уровне диалог по-прежнему "заморожен", что существенно осложняет взаимодействие в ООН и на других многосторонних площадках.

— На днях в телефонном разговоре президенты России и США назвали предотвращение теракта в Санкт-Петербурге позитивным примером сотрудничества обеих стран в сфере антитеррора. Можно ли говорить о восстановлении сотрудничества между Москвой и Вашингтоном в борьбе с терроризмом?

— Действительно, информация, переданная Центральным разведывательным управлением (ЦРУ), помогла задержать террористов, готовивших взрывы в Казанском соборе Санкт-Петербурга и, возможно, в других людных местах города. На этом примере видно, что спецслужбы поддерживают прямые контакты. Важно, что тема борьбы с терроризмом неизменно поднимается в беседах на высшем уровне и на уровне глав внешнеполитических ведомств.

Однако акцентированной двусторонней работы на дипломатическом уровне сейчас не ведется. Институционализированные структуры, которые ранее функционировали в рамках президентской комиссии, заморожены. Мы взаимодействуем с американцами в разных организациях, в первую очередь в ООН, ее Совете Безопасности, а также в других многосторонних форматах, и отсутствие механизма для согласования дипломатических позиций существенно осложняет работу. Такого двустороннего механизма не хватает, потому что, если бы мы могли заранее проговаривать какие-то вещи, то у нас, как минимум, было бы меньше публичных расхождений.

Но американцев такая ситуация устраивает. Сейчас мы нередко сталкиваемся с тем, что реализация позитивных импульсов, поступающих с уровня глав дипломатических ведомств, блокируется на нижних этажах американской бюрократической машины, на которых, похоже, безраздельно господствует русофобская пропаганда.

Мы последовательно ставим вопрос о необходимости восстановления формата взаимодействия и налаживания регулярного диалога. Призываем к этому американских партнеров, но им, видимо, пока не достает политической воли.

— Как повлиял разгром запрещенной в России террористической группировки "Исламское государство" (ИГ) в Сирии и Ираке на ситуацию в регионе. Уменьшилась ли глобальная террористическая угроза?

— Вследствие этого разгрома боевики рассеялись. На территории Сирии все важные населенные пункты, коммуникации, господствующие высоты и т. п. находятся под контролем правительственных войск. При проявлении отдельных групп террористов они справятся сами, помощи со стороны США им не требуется. Коалиция помогла бы, уничтожив остатки ИГ в Ираке. ИГ пытается рассредоточить своих людей, и в этом заключается нынешняя политика "Исламского государства". Эта тенденция обозначилась давно. Еще год-полтора назад мы предупреждали, что ИГ все больше приобретает черты горизонтальной структуры, сетевой организации, как "Аль-Каида".

Таким образом, акцент будет сделан уже не на территориальном проекте построения собственного государства — "халифата", а на более традиционных террористических методах. Есть такой термин, который прижился на Западе, — lone wolf terrorism. Это — малозатратный терроризм одиночек. Правда, мы всегда говорили, что террористов-одиночек в "чистом виде" практически нет, у них всегда находятся пособники, поэтому для характеристики нынешней ситуации, пожалуй, больше подойдет понятие "автономный джихад".

Боевики из Сирии и Ирака растекаются по странам происхождения, хотя многие едут в третьи страны и не возвращаются туда, где их наверняка ждут, где про них знают — домой. Значительная часть выходцев из России и стран СНГ перебирается через Турцию на Украину, в Грузию и Афганистан, который вместе с соседним Пакистаном, несмотря на все усилия, по-прежнему остается одним из основных районов сосредоточения террористов.

Вместе с тем многие террористы возвращаются в Юго-Восточную Азию или под видом беженцев и мигрантов перебираются в Европу, и в этой связи мы ожидаем ухудшения ситуации, роста террористической опасности в этих регионах.

С другой стороны, налицо интерес к тому, чтобы даже с поражением ИГ хаос и кровопролитие в Сирии не закончились.

— По данным главы ФСБ, около 4,5 тыс. россиян отправились за рубеж воевать на стороне террористов. Запад нередко упрекает Россию в том, что она является едва ли не крупнейшим поставщиком боевиков для террористических группировок. Так ли это?

— Число россиян, оказавшихся вовлеченными в боевые действия на стороне террористов, вполне сопоставимо с притоком боевиков из Саудовской Аравии, Туниса или Марокко. Но все это — лукавая арифметика. Ведь если в качестве критерия взять, скажем, количество уехавших боевиков на 100 тысяч населения, то здесь мы увидим уже совсем иную картину, и на первом месте окажется самопровозглашенное Косово, а дальше Норвегия, или Бельгия, или какая-то еще из европейских стран, а Россия будет в конце списка.

— Хотелось бы обратить внимание еще на одну тревожную тенденцию. В подготовке или осуществлении терактов на территории России в последние годы были уличены главным образом выходцы из бывших среднеазиатских республик бывшего СССР. Чем объяснить подобный феномен?

— Однозначного короткого ответа на этот вопрос у меня нет. Следует принимать во внимание множество факторов, связанных в том числе с "ползучей" исламизацией центральноазиатских республик, и социально-экономическими проблемами региона, и массовой трудовой миграцией. Отслеживать склонных к радикализации и насилию личностей в потоке сезонных трудовых мигрантов крайне сложно. К тому же и в экономически "тучные" годы не все приезжающие в Россию находили здесь устраивающую их работу (или оплату), а люди, попадающие в тяжелую ситуацию, нередко становятся жертвами вербовщиков, которые "не дремлют" ни в России, ни в Центральной Азии. Особенно активно идеологи террористов, вербовщики используют интернет. Главная опасность заключается в распространении идеологии терроризма в глобальной сети.

— Но ведь интернет можно использовать и для борьбы с терроризмом…

— Безусловно. Вот только в глобальном масштабе в рамках существующего международно-правового регулирования мало что можно сделать. Россия давно призывала к тому, чтобы идентифицировать и удалять террористический и экстремистский контент на страницах интернета. Нас же в ответ неизменно обвиняли в попытках зажима свободы слова путем использования недемократичных методов.

Но вот в сентябре в Нью-Йорке демократические западные правительства поддержали англо-французскую инициативу по борьбе с террористическим контентом и создали контртеррористический интернет-форум, в который вошли также крупнейшие компании, действующие в сфере информационно-коммуникационных технологий. Задача, которую поставили участники этого объединения, заключается в том, чтобы удалять из интернета террористический и экстремистский контент и делать это автоматически, с использованием специальных программ.

Россия давно призывала к тому, чтобы идентифицировать и удалять террористический и экстремистский контент на страницах интернета

При этом если у нас отработаны процедуры признания материала экстремистским, то в "развитых демократиях" эта задача возлагается (так и хочется сказать — перекладывается) на бизнес, то есть это будут определять сотрудники, чей труд оплачивается нанимающими их компаниями. Даже сложно представить себе, с кем нашим правоохранительным органам придется иметь дело по этим вопросам, и какие будут "рабочие процедуры".

Такой метод, по их мнению, ничуть не нарушает принципов правового государства. Ну, и будучи убежденными демократами, участники интернет-форума намерены сотрудничать исключительно с демократическими союзными государствами, в число которых Россия, по их убеждениям, понятно, не входит.

Подобную ситуацию вряд ли можно назвать удовлетворительной. Механизмы борьбы с терроризмом в интернете должны быть универсальными, а сотрудничество в этой сфере — добросовестным.

— И каковы же тогда перспективы сотрудничества?

— Оно необходимо и неизбежно, что доказывает и пример, с которого мы начали. Любое недобросовестное поведение на этом пути — политизация, "двойные стандарты" в каком бы то ни было проявлении, и прочее — искусственно создаваемые проблемы, за которые кому-то придется расплачиваться.

Россия всегда была заинтересована в развитии нормального взаимодействия со всеми государствами, включая, разумеется, США в сфере борьбы с терроризмом

Россия всегда была заинтересована в развитии нормального взаимодействия со всеми государствами, включая, разумеется, США в сфере борьбы с терроризмом. Несмотря на известные трудности мы и раньше, и теперь демонстрируем открытость к диалогу по решению широкого круга вопросов на этом приоритетном сегодня направлении.

Но коллеги-дипломаты и люди, политиканствующие на этой теме, выставляющие нам всякие условия для взаимодействия, упускают из виду то, что объективно, по совокупности, так сказать, "антитеррористического багажа", сегодня в мире нет такого государства, в сотрудничестве с которым мы заинтересованы больше, чем оно — с Россией.

Беседовал Юрий Козлов

Поделиться
источников много
ГЛАВНЫЙ ОДИН
Читайте ТАСС в Яндекс.Новости