Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Представитель Минкультуры: до сих пор получаем требования запретить прокат "Матильды"

7 февраля, 12:00 UTC+3
Поделиться
Ольга Любимова

Ольга Любимова

© Вячеслав Прокофьев/ТАСС

В середине января 2018 года в департаменте кинематографии Минкультуры РФ сменилось руководство — исполняющей обязанности директора стала Ольга Любимова. Она работала на телевидении, в департаменте кинематографии, занималась документальным кино. Практически сразу после ее назначения в киноотрасли произошел ряд громких историй. Случилось недопонимание с началом проката английского фильма "Приключения Паддингтона — 2", Минкультуры отозвало прокатное удостоверение у сатирической европейской комедии "Смерть Сталина".  

Ольга Любимова рассказала ТАСС, какие меры для регулирования кинопроката намерено предложить Министерство культуры, сообщила о создании экспертной группы при ведомстве и поделилась собственными впечатлениями от картины "Смерть Сталина".   

— Хотела сразу спросить, какие у вас первые ощущения на этом посту, как вам атмосфера и насколько вы уже освоились в Минкультуры?   

— Конечно, первые недели было непросто. С одной стороны, необходимо сразу решать оперативные вопросы, с другой — много совещаться, советоваться и с сотрудниками департамента, и с кинематографистами. Плюс совершенно новая для меня форма документооборота, такой "балет бумаг" — все это очень непривычно для меня. Конечно, спасает опыт предыдущей работы. Но одно дело, когда ты советник департамента кинематографии и сам являешься исполнителем какого-то поручения, а другое — когда ты должен въедливо, внимательно читать, подписывать бумаги и нести за это ответственность. Ну и еще предстоит масса встреч и обсуждений. По первой профессии я журналист, поэтому не стесняюсь задавать неудобные вопросы. И мне не стыдно. Знания не передаются воздушно-капельным путем, опыт тоже. Поэтому я буду много разговаривать с представителями киноиндустрии, советоваться со своими новыми коллегами. Анализировать, уточнять, переспрашивать снова. Думаю, что это единственно верный путь. Потому как мне бы хотелось помогать, а не создавать дополнительные сложности.   

— По поводу помощи. Прошлый киногод стал рекордным, как планируете поддерживать успехи?  

— 2017 год был прорывным для российского кино. Действительно, невероятный успех. Такое разнообразие, такие сборы. На "Оскар" номинация — пожалуйста. Авторский кинематограф, к примеру фильм "Аритмия", востребован, на него ходит зритель — пожалуйста. Причем ходят самые разные люди, не только интеллигенция и хипстеры. Я уж не говорю про блокбастеры. На данный момент мы добились главного результата — зритель пошел на российское кино, он снова нам поверил. И конечно, и сети, и прокатчики, и Минкультуры, и в первую очередь те, кто кино создает, — все мы боимся его потерять. А это очень легко. Два-три раза обманем зрителя — и все. Он снова скажет: "Я буду ходить только на западное кино".

По первой профессии я журналист, поэтому не стесняюсь задавать неудобные вопросы

А как в 2018-м держать эту планку? Чтобы это был не разовый успех, такой, знаете, как кардиограмма — подъем и снова нырок в пропасть... Думаю, что прежде всего мы должны помогать искать молодых и новых. Это наша прямая задача — помочь, поддержать дебютантов. И если это удастся, то потом уже продюсеры сами помогут сценаристу найти своего режиссера, режиссеру — найти новый интересный материал. Конечно, эта ежегодная поддержка касается и авторского кино, и детского. Сейчас хорошие детские сценарии нужно искать с фонарем. Их мало, практически нет. Но подчеркну: мы должны финансировать только хорошие, сильные проекты. Запустить в производство 20 плохих фильмов для детей — это просто преступление.  

— Так получилось, что после назначения у вас практически не было возможности просто посидеть в кабинете, поработать с документами. Вы сразу попали в гущу событий…  

— Скажем так: я угодила в должность. Бывает, что люди в должность вступают, а я в нее угодила. С другой стороны, уверена, что любой такой стресс полезный. Мне кажется, в первую очередь важнее другое. Ведь чаще всего приходится сталкиваться даже не со скандалами, которые обсуждают в соцсетях те, кому нечем заняться, а с реальными вопросами, которые встают перед компаниями, продюсерами при производстве фильмов, включая проблемы, связанные с правильным оформлением бумаг. Люди же все творческие. Даже крупные кинокомпании, их бухгалтеры, юристы иногда ошибаются, что приводит к сложностям. Все представляют себе чиновников, которые неспешно обедают в столовых, потом относят одну бумажку в соседний кабинет и уходят домой. Вот это неправда. График наших встреч похож на работу врачей районной поликлиники. У нас запись полная. И это правильно.  

— Если вернуться к тому, что все обсуждают. История с "Паддингтоном", на ваш взгляд, государство чему-то научила? Какие-то выводы были сделаны? В январе Владимир Мединский пообещал подумать над тем, чтобы ввести письменное согласование желаемой даты проката при подаче заявки на получение прокатного удостоверения.   

— Любые изменения, связанные с прокатными удостоверениями, необходимо серьезно анализировать со всех сторон. Прежде чем вводить какие-то меры, будем их тщательно прорабатывать. 

— Но ситуация с Паддингтоном показательная. По сути, ее пришлось отруливать в ручном режиме. Как я понимаю, прокат фильма поставили на определенную дату, чтобы картина не помешала кассовым сборам российских фильмов. Но потом дату все-таки сдвинули на более ранний срок, пошли навстречу прокатчикам фильма про мишку. Нет ли риска, что подобная история повторится?   

Мы должны финансировать только хорошие, сильные проекты. Запустить в производство 20 плохих фильмов для детей — это просто преступление

— Ну как я могу сказать, что риска нет? Думаю, тут важно научиться работать всем вместе, искать компромисс. С другой стороны, здорово, что есть конкурентная среда, но сейчас другая проблема — фильмов много. И нам невероятно важно искать общий язык. Если сети, компании, кинопрокатчики будут воевать бесконечно, если будем обмениваться нотами протеста, в итоге просто потеряем зрителя. К счастью, это, конечно, все понимают. В первую очередь это рынок, умение договориться, составить график релизов. Это же как театральный репертуар в масштабах всей страны. Нужно учитывать особенности длинных уик-эндов, праздников. Фильмы, которые идут на 8 Марта или 9 Мая, должны быть соответствующей тематики. Эти вопросы должны решаться не за месяц до проката.   

— Когда началась история с прокатом "Паддингтона", продюсеры предложили создать при Минкультуры экспертные группы, которые бы регулировали выходы релизов. Как вам такая идея?  

— Мы уже встречались и обсуждали такую тему. Конечно, экспертная рабочая группа нужна, она должна собираться примерно раз в четыре месяца и заранее проговаривать свои опасения, связанные с выходом фильмов. Сейчас Министерство культуры в чем-то напоминает классную руководительницу, которая бесконечно спрашивает: "Ну почему вы вовремя не сдали домашнюю работу, почему все в последний день и со скандалом?" Думаю, в такой рабочей группе должны быть представители Минкультуры, Фонда кино, кинокомпаний, киносетей и прокатчиков.  

— А зрители действительно тоже участвуют в "войне", пишут письма с просьбой какие-то фильмы запретить?   

— Что бы вы понимали, мы до сих пор получаем порядка 20 писем в день с требованием запретить прокат "Матильды", которая давно в кинотеатрах не идет, спрашивают, почему ей дали прокатное удостоверение. И мы обязаны отвечать всем. Вся эта интернет-аналитика вокруг деятельности министерства просто запредельная. Человек лежит на диване, смотрит телевизор, листает новостную ленту в телеграм-канале или в Facebook и думает: "А почему это Министерство культуры еще ничего не сделало?!"  Не считаю, что по каждому посту в Facebook надо давать мгновенный отклик, организовывать пресс-конференции в ТАСС. На некоторые решения и ответы просто нужно время.  

— Как раз в телеграм-каналах появилась информация, что "Смерть Сталина" выйдет в прокат весной. Это так?  

— В данном случае к ситуации подключилась прокуратура, так что сейчас озвучивать даты мы никак не можем. Это уже не от нас зависит. Мы ждем заключение от Генпрокуратуры, завершения всех экспертиз. Какие сейчас могут быть анонсы? 

— А сейчас прокатное удостоверение у фильма отозвано временно или таких юридических формулировок нет?

— Оно отозвано, других формулировок не существует. У нас есть обращения групп граждан, Общественного совета при министерстве, есть порядка 30 писем в день от граждан, требующих запретить прокат, и есть письма, в которых просят непременно показать "Смерть Сталина". Не реагировать на них мы не можем. Пишут из разных регионов. Но прокатное удостоверение будет выдано или не выдано только в соответствии с рекомендациями прокуратуры. 

— Если спросить вас как зрителя, вам самой "Смерть Сталина" понравилась?  

— Я была на общественном просмотре фильма, после которого все и началось, посыпались письма от деятелей культуры с просьбой отозвать прокатное удостоверение. Меня меньше в фильме беспокоит фигура Иосифа Виссарионовича и крупных политиков. Единственное, что я лично как зритель восприняла болезненно, — это невероятная ирония, сарказм и цинизм, с которыми показаны жертвы сталинских репрессий. Меня беспокоит не тело Иосифа Виссарионовича, в фильме он просто умер. Меня коробит, что под музыку, с хохотом и в кадрили расстреливают людей. И я думаю: вот есть у нас, к примеру, Бутовский полигон, его называют Русской Голгофой. Несколько десятков тысяч человек расстреляно. И рядом есть большой кинотеатр. И пока в голове складывается мучительная картинка. Предлагаю людям, которые кричат, что мы все сталинисты, подумать на эту тему. Это очень жесткая сатирическая комедия. Там постоянно муссируется тема расстрелов, такой тарантиновский стиль площадно-ярмарочных историй. Простите, но сразу приведу пример. Могли бы в Израиле смеяться на тему Холокоста? Представляю, что было бы, если бы там показали комедию про то, как над детьми ставили эксперименты в лагерях. Тяжелейшие для России послевоенные годы, репрессии — над этим иронизировать зарубежным коллегам, может, и хочется… Повторюсь, мне как зрителю было смотреть на это очень больно. Ну и совсем не смешно, да. 

Беседовала Наталья Баринова

Поделиться
Читайте
ТАСС VK
Много новостей? Мы собрали главные в нашей рассылке!