Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Посол РФ в Минске: Россия заинтересована в диалоге Белоруссии с Евросоюзом

9 февраля, 15:00 UTC+3 Россия - Белоруссия
Поделиться
Александр Суриков

Александр Суриков

© Посольство РФ в Белоруссии

Минск и Москва близки к заключению соглашения о взаимном признании виз. Чрезвычайный и полномочный посол РФ в Белоруссии Александр Суриков рассказал в интервью ТАСС о том, к каким договоренностям в визовой сфере могут прийти стороны, какова позиция Москвы по вопросу либерализации Минском визового режима в отношении иностранных граждан, и о влиянии диалога Белоруссии и ЕС на состояние союзных отношений. Дипломат также остановился на актуальных вопросах белорусско-российского экономического и военно-технического сотрудничества.

В Минске и Москве оптимистично оценивают перспективы заключения соглашения о взаимном признании виз. Тем не менее многие обращают внимание на то, что процесс подготовки документа затянулся. С чем это связано?

— Процесс подготовки проекта соглашения о взаимном признании виз идет достаточно быстро. Было расхождение точек зрения по некоторым вопросам. Сейчас оно минимизировано. В середине февраля в очередной раз встретится экспертная группа, думаю, это будет последняя встреча. За ней последует сам проект документа, который дальше будет отправлен в работу.

Соглашение снимет проблему въезда иностранцев в РФ транзитом через Белоруссию?

— Этот аспект не является главным в этом соглашении, он не несет организационно-политической нагрузки. Думаю, здесь превалируют чисто экономические моменты. Человек, который едет в Россию через Белоруссию, должен оформлять две визы — белорусскую и российскую. По соглашению белорусская виза будет действительна и на территории России. Российская сторона спохватилась: мы же потеряем на оформлении российской визы. Сколько? Думаю, что этот чисто экономический оттенок мелкий, очень небольшой. Просто надо будет пренебречь этими рассуждениями, принять то, что есть. Если и возникнут какие-то экономические вопросы, то их всегда можно будет отрегулировать. Кстати, люди, едущие с востока транзитом через Россию, также смогут беспрепятственно въехать в Белоруссию.

Подписание соглашения по взаимному признанию виз повлечет за собой отмену принятых ранее решений, например об установлении пограничной зоны и т.д.?

— Да, оно автоматом отменяет все документы, изданные одной или другой стороной по установлению временных пунктов пропуска. Этого ничего не будет. Никаких отягощений, пропусков, постоянных проверок не может быть. Но само понятие границы будет и дальше существовать.

Минск и Москва могут в перспективе вернуться к вопросу о единой визе Союзного государства?

— Не исключаю. Но институт единой визы может появиться, если формат Союзного государства приобретет юридические полномочия по этому вопросу. Сегодня он (формат Союзного государства — прим. ТАСС) де-факто существует, а де-юре наднациональных полномочий он практически не имеет. Если обе стороны наделят его полномочиями, в том числе по оформлению единой визы, и договорятся, как делить доходы, то я не исключаю, что это может произойти.

Как в Москве относятся к тому, что Минск может принять решение об увеличении срока безвизового въезда на свою территорию иностранцев, в том числе, возможно, в перспективе и через автомобильные пункты пропуска?

Если мы будем все время чего-то опасаться, то мы никогда не сблизим наши позиции

— Этот вопрос совершенно не существенный. Действия России в прошлом году были все-таки связаны с визовыми решениями по Украине и наплывом мигрантов в Европу. Забеспокоились соответствующие наши ведомства: там мигранты, а тут открылась граница и безвизовый режим до пяти суток для возможных как бы неприятных людей. Сейчас это беспокойство утихает, пока нет суждений о сохранении каких-то временных пунктов пропуска. А количество суток для безвизового въезда не несет серьезной нагрузки. Если мы будем все время чего-то опасаться, то мы никогда не сблизим наши позиции.

В этом году должен быть решен вопрос о дальнейшем использовании Россией двух военных объектов на территории Белоруссии, имеется в виду радиотехнический узел "Барановичи" и узел связи ВМФ РФ в Вилейке, срок аренды которых истекает в 2020 году. Российская сторона заинтересована в том, чтобы продлить сроки аренды? И на каком уровне будет решаться этот вопрос?

— Это будет зависеть от нашей технической готовности по этим вопросам. Станция в Вилейке — известный объект, который мы арендуем. Люди там работают белорусские, ни одного россиянина, кроме начальника станции и его заместителя, там нет. Будет ли у нас желание продолжать работу на станции с подводным флотом, покажет время. Наверное, и у Белоруссии есть свой интерес, учитывая рабочие места для своих граждан. В Ганцевичах (узел "Барановичи") станция более новая. Если у нас будет интерес, то мы также продлим аренду по этому объекту. А вопросы арендной платы — это вопрос договоренностей. Пока стороны молчат, время еще есть. Наверное, российская сторона определяется в технических возможностях, нужно это или нет.

В Минске с сожалением констатируют, что российские партнеры препятствуют участию Белоруссии в Рособоронзаказе. Возможен ли компромисс в этом вопросе?

— Это решаемый вопрос по двум направлениям. Снова началось заинтересованное движение по объединению предприятий военно-промышленного комплекса. Например, речь может идти о белорусском предприятии "Пеленг" и Роскосмосе. Объединились в одно юридическое лицо и получаем госзаказ в оба портфеля. Можно решить вопрос и в плане договоренностей по военно-техническому сотрудничеству, которые периодически продлеваются. Там нужно все это прописывать и решать.

На фоне антироссийских западных санкций Белоруссия активно ведет диалог с Евросоюзом по нормализации отношений. Такое развитие событий может в негативном ключе отразиться на белорусско-российских отношениях?

— А когда Россия имела договор о стратегическом партнерстве с Евросоюзом, он как-то влиял на взаимоотношения с Белоруссией? Нет. Мы сейчас заинтересованы, чтобы Белоруссия налаживала более серьезный диалог с европейскими партнерами, в первую очередь по экономическим вопросам. Глядишь, и нам будет легче сближаться с нашими бывшими партнерами по многим аспектам сотрудничества. Наша главная политическая задача — привести дела между нами и Европой в состояние равноправного и взаимоуважительного диалога, а затем прийти к новому договору о партнерстве. Обе стороны заинтересованы в этих вещах. Не надо, чтобы между нами бегали какие-то "кошки".

Мы наблюдаем цикличность возникновения конфликтных ситуаций между Россией и Белоруссией — несогласование цены на энергоносители, включая тарифы на транзит, претензии в адрес Минска по качеству поставляемого в Россию белорусского продовольствия. Почему так происходит?  

— Искры даже между двумя ближайшими соседями всегда будут, вопрос в том, чтобы они не разгорелись в пламя. Но сегодня, как мне кажется, пришло понимание того, что не надо политизировать вопросы работы надзорных служб. Много было сказано в адрес Данкверта (Сергей Данкверт — глава Россельхознадзора — прим. ТАСС), вплоть до возбуждения уголовных дел. Его задача и состоит в том, чтобы на рынок попадала качественная российская и белорусская продукция, чтобы здоровью населения не был нанесен ущерб. Вторая его задача — привести в чувства производителей, которые работают на рынке, чтобы они выпускали качественную продукцию.

Таким же образом работают и белорусские надзорные службы. Если они находят какие-то нарушения у производителей продукции, то их закрывают. Это вопросы экономические. Но идет приличная политизация вопросов, в которые затем оказываются втянутыми министры, доходит до самых верхов. Здесь нет особого умысла. Российский рынок для поставок сельскохозяйственной продукции открыт не только для Белоруссии, по крайне мере, и для всех наших евразийских коллег, потому что он дефицитен по некоторым позициям.

То же касается и нефтегазовых споров. И здесь коммерческие споры субъектов хозяйствования превращают в политические. Они должны решаться между ними, для этого есть суды.

Наверное, самая главная проблема в двухсторонних экономических отношениях это формирование цен на энергоресурсы для Белоруссии. На ближайшую перспективу вопрос цены на нефть и газ решен. Но Минск и Москва продолжают консультации по поводу создания единого нефтегазового рынка уже в рамках ЕАЭС. Как идут переговоры?

Наша главная политическая задача — привести дела между нами и Европой в состояние равноправного и взаимоуважительного диалога, а затем прийти к новому договору о партнерстве

— До 2019 года мы должны снять озабоченности, связанные с единым рынком энергоресурсов, в этом вопросе все идет нормально. К 2025 году стороны должны создать единый рынок нефти и газа. Переговоры идут, активность проявляет белорусская сторона, которая крайне заинтересована в рыночной для всех цене, с одинаковыми подходами на евразийском рынке по нефти и газу. Сближение позиций есть, как, впрочем, и небольшие разногласия.

Какова ситуация с экспортом белорусских нефтепродуктов через российские порты?

— Если мы предлагаем более выгодные условия, то все проблемы решаются. Поиск решения идет. В этом году через российские порты до 1 млн тонн нефтепродуктов пойдет, в прошлом году, как пробный шаг, прошло 75 тыс. тонн. Движение есть, надо договариваться и дальше, а также предлагать условия, более выгодные, чем у наших конкурентов.

В Минске часто говорят о необходимости снятия барьеров и ограничений в первую очередь в сфере поставок продукции агропромышленного комплекса. Сообщалось, что подготовлен проект соответствующей дорожной карты, который находится в стадии обсуждения белорусским и российским минсельхозпродами. Какова ситуация на сегодняшний день в этом вопросе?

— Есть балансы производства и потребления продуктов. Составлением балансов, насколько мне известно, сейчас заняты, и это правильный подход. Никаких ограничений не должно быть, в этом прежде всего заинтересована Белоруссия как экспортоориентированная страна. Ей критически важно показать пример и снять все ограничения, сделать свой рынок абсолютно прозрачным для производителей пяти стран (входящих в ЕАЭС — прим. ТАСС), включая саму Белоруссию. Тогда она получит встречное движение и спокойно будет работать на рынке в 180 млн человек. Но пока небольшие ограничения есть, как, впрочем, и в России. Главная забота и Белоруссии, и России в рамках ЕАЭС — привести к нулю изъятия и ограничения, дать свободно работать бизнесу.

Ранее стороны говорили о возможности реализации пяти совместных интеграционных проектов. Сохраняется ли у российской стороны интерес к белорусским активам? Может ли Белоруссия в свою очередь присоединиться к российским нефтегазовым активам в плане добычи энергоресурсов на российской территории?

— Интерес к интеграционным проектам не потерян, он есть. Встречи Дворкович — Семашко по этому вопросу продолжаются. Идет работа по проекту промышленной кооперации "Пеленга" с Роскосмосом (предприятия ВПК), есть движение по "Гродно Азот" — мы подыскиваем российского партнера, это очень выгодный бизнес. Есть и движение по КамАЗу. Не получилось у КамАЗа с МАЗом, но возможно движение в строну МАЗа с российским ГАЗом. Начинаются разговоры о союзном тракторе. То есть интерес к интеграционным проектам не потерян. Тем более что в соответствующем протоколе есть запись, что по три проекта с каждой стороны все-таки необходимо осуществить.

У Белоруссии тоже есть интерес. Она выиграла конкурс на одном из восточных нефтяных месторождений Сибири два года назад. За прошлый год на этом месторождении добыто 250 тыс. тонн, Белоруссия продала эту нефть, получила доходы. Белорусская сторона купила также подмосковное производство рыбных консервов ЗАО "Русское море". Так что есть обоюдный интерес.

Вы говорили недавно о необходимости актуализировать Союзный договор Белоруссии и России. Что это значит?

— Сформировался Евразийский экономический союз, где принят Таможенный кодекс. В Союзном договоре также прописан Таможенный союз, где, кстати, соответствующий кодекс мы так и не издали. Получается наличие целого ряда уже неактуальных для Союзного государства вопросов, связанных со свободой движение капиталов, товаров, услуг и рабочей силы. Возможно, в Союзном договоре надо оставить союзные программы, экономическую часть, вопросы социального, культурного плана.

В Договоре о Союзном государстве прописаны статьи по защите основных прав и свобод граждан, а де-факто этого нет. Эта тема наиболее актуальна для простых граждан, это не споры по нефти и газу. Каждый человек должен лечиться, получать образование, пенсии. Вот, что интересует граждан.

Беседовали Лариса Ключникова и Юрий Шамшур

Поделиться
Читайте
ТАСС VK
Много новостей? Мы собрали главные в нашей расссылке!