Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Хабенский про "Собибор": "чертовски интересно" перевешивало "очень тяжело"

27 апреля, 9:00 UTC+3
Поделиться
Константин Хабенский в фильме "Собибор"

Константин Хабенский в фильме "Собибор"

© filmpro.ru

Актер Константин Хабенский впервые выступил в качестве режиссера — он снял исторический фильм "Собибор", посвященный восстанию в одноименном нацистском лагере в Польше в 1943 году. Также Хабенский сыграл в картине главную роль — советского офицера Александра Печерского, который и возглавил это восстание. Фильм выйдет в российский прокат 3 мая, а 9 мая будет показан в Берлине, в годовщину победы во Второй мировой войне.

В интервью ТАСС Константин Хабенский рассказал, как ощущает себя в кресле режиссера, планирует ли снова повторить этот опыт, а также сообщил, что не собирается уходить из МХТ имени Чехова и готовит там премьеру.

YouTube/iVideos

— Мировая премьера "Собибора" прошла 23 апреля в Варшаве. Вы сами представляли фильм, как считаете, понравилась картина?

— Та зрительская реакция, которую я ждал, была. Видел людей после просмотра фильма, смотрел внимательно на тех, кто выходит из зрительного зала. Мне кажется, этот фильм понятен польской публике, польскому зрителю. В конце была тишина. Это самая важная реакция — и для спектакля, и для фильма.

— Почему для своего режиссерского дебюта вы выбрали именно такую тяжелую тему?

— Эту тему предложили продюсеры. Не было такого, чтобы передо мной разложили сто сценариев и сто предложений. Нет, поступило именно это конкретное предложение. Тема — да, непростая и более чем драматичная. Но в любом жанре и в любой практически истории, если ты пытаешься рассказать про людей, это всегда будет сложная тема, непростая. Именно про людей. Поэтому здесь, в таком пиковом рубеже человеческих возможностей, мне показалось, что можно пофантазировать и почувствовать намного многограннее и разнообразнее, нежели в обыкновенной мелодраме.

— Какие фильмы стояли у вас перед глазами, когда вы начинали работать над "Собибором"?

— Среди моих ориентиров — те фильмы, в том числе военные, которые снимались про людей. Не про каких-то придуманных героев-функционеров, а про людей, про их переживания, недостатки. Вот это направление было для меня референсным, и я хотел идти именно этой дорогой, но со своими мыслями, со своими чувствами, со своей, может быть, иногда парадоксальной подачей каких-то ситуаций.

— Фильм ориентирован на зарубежный прокат или больше на российского зрителя?

— В первую очередь на отечественный прокат. Как бы ни складывалась фестивальная судьба этого фильма, я очень рассчитываю на любого зрителя, любой языковой категории, который умеет чувствовать. Это важно. "Собибор" — фильм для людей, которые умеют чувствовать, сопереживать, которые не боятся проявления своих эмоций. Вот на кого рассчитан этот фильм, а это любая возрастная категория и любая страна.

— Фильм выходит в один день с американской картиной "Мстители: война бесконечности". Как считаете, ваша работа сможет составить конкуренцию в борьбе за зрительское внимание?

— Шансы всегда есть. Другой вопрос — произойдет ли чудо? А чудо связано только с одним фактором. Какая бы правильная реклама ни была, самая правильная реклама — это сарафанное радио. Это то, что потом будет из уст в уста, в соцсетях передаваться. Тут очень важно, чтобы просто люди пришли, посмотрели, а дальше уже — будут они рекомендовать, не будут. Но я очень хочу надеяться на то, что этот фильм созидательный, он довольно по эмоциям правильно сложился.

Думаю, зритель проживет вместе с главными героями интересную историю, он станет внутренне богаче. А желание стать внутренне эмоционально богаче, мне кажется, хорошее желание

— Министр культуры РФ заявлен как автор идеи фильма. Каково его участие? Советы вам давал?

— Нет, советы мне давать бессмысленно. Я отвечаю за эту историю целиком и полностью. В титрах все написано: автор идеи — Мединский, но можно быть автором идеи, а можно снять кино... Владимир Ростиславович в какой-то момент предложил снимать эту историю, но это было еще до меня. Я занимался своим делом и на площадке, и в монтажке. И честно говоря, мне бессмысленно говорить, как нужно делать, что нужно делать. Я в такие игры не играю.

Мне кажется, на сегодняшний день я сделал максимум того, что понимаю, того, что чувствую, и того, как думаю. Относительно кино и именно этой тематики. Я больше уже ничего на данный момент сделать не могу.

— Есть ли уже какие-то мысли по поводу будущих режиссерских проектов? Насколько вам комфортно в роли режиссера?

— В нашей профессии не может быть комфортно. Если комфортно — значит, неинтересно. Это было очень тяжело, чертовски интересно. И вот это "чертовски интересно" перевешивало "очень тяжело". Но я немного не из этих ребят, которые начинают браться за все проекты. Я считаю, что у меня есть своя зона актерской ответственности за те работы, на которые уже дал согласие. Если начну мешать одно с другим, по горячим следам дальше пытаться продвигать себя в качестве режиссера, это будет неправильно.

Давайте выпустим эту историю, пусть она пойдет своей дорогой, найдет своего зрителя, посмотрим на ее судьбу, выдохнем. Дальше будем думать.

— Я правильно понимаю, что истории, которую вы бы с детства мечтали снять, условно — экранизировать "Войну и мир", у вас нет?

— Нет, у меня нет такой истории.

— Все журналисты знают, насколько вы закрытый человек и как не любите общаться с прессой. Перед началом проката "Собибора" вам приходится ездить по городам, давать пресс-конференции. Тяжело дается?

— Я скажу так: когда внимание по делу и вопросы по делу, я достаточно хорошо себя чувствую в режиме диалога. Когда внимание не по делу, я закрываюсь, мне это не интересно. Я максимально открыт в театре и в пространстве кино. Здесь, наверное, не возникнет вопросов по поводу того, честно или нечестно я веду себя в этом пространстве. Все остальное пространство, я имею в виду не касающееся ни сцены, ни кинопространства, — это моя личная жизнь. Я думаю, что каждый человек имеет право на свою личную жизнь, имеет право отвечать или не отвечать на те или иные вопросы.

— Вы сами заговорили про театр, сейчас в МХТ имени Чехова, где вы играете, пришел новый худрук Сергей Женовач. Как думаете, какое развитие получит театр после смерти Олега Табакова? Сложится ли у актеров диалог с Женовачом?

— Я не Кассандра, не провидец. В театре начинается новый этап, новый период жизни Московского художественного театра. Пришел Сергей Васильевич Женовач, мне интересно, что он, как он и куда мы пойдем. Я никуда из театра не собираюсь уходить. Мне пока еще нравится моя профессия, мне интересно то, что я делаю на сцене. По крайней мере, мне это интересно. Посмотрим.

— А сами что-нибудь будете ставить в МХТ?

— У меня планируется премьера детско-юношеского музыкального спектакля "Поколение Маугли". Я уже частично весной показывал его труппе МХТ. В постановке будут заняты все студенты колледжа Табакова, все курсы и актеры МХТ. И я сам буду играть, конечно. Также выступаю как режиссер-постановщик этого спектакля. Фантазируем новую историю.

— Ходят слухи, что на закрытом сборе труппы в МХТ все-таки была не очень доброжелательная атмосфера, не будет ли там скандальных ситуаций?

— Эти вопросы надо задавать непонятным сайтам и людям, которые об этом писали. Это был закрытый сбор труппы, на котором решались внутренние вопросы. Я не могу вам сейчас ничего сказать, потому что 23 апреля Сергей Васильевич знакомился с труппой и говорил какие-то слова, я был в это время на мировой премьере "Собибора" в Варшаве. Что, как, о чем говорили — не знаю. Что думают мои коллеги — не знаю. Я вернусь в Москву после майских праздников и наверняка что-то пойму.

— Тогда вернемся к вашему фильму. Что должно произойти, какая реакция на картину должна быть, чтобы вы сказали себе: "Константин, тебе все удалось"?

— Я отталкиваюсь от собственного ощущения. То, что касается именно этого фильма, если меня этот фильм трогает и оставляет неравнодушным, значит, все — работа окончена. Больше я ничего не могу сделать. Что-то придумывать специальное, чтобы еще чем-то себя удивить, я считаю, что это неправильно. На сегодняшний день "Собибор" — это максимум того, что я могу сделать в режиссуре.

Беседовала Наталья Баринова

Поделиться
Читайте
ТАСС VK
Много новостей? Мы собрали главные в нашей расссылке!