Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Директор музея "Гараж": интерес к культуре — это своего рода вирус

8 июня, 8:30 UTC+3 Россия
Поделиться
Антон Белов

Антон Белов

© Пресс-служба музея "Гараж"

10 июня музею современного искусства "Гараж" исполняется десять лет. Его директор Антон Белов рассказал в интервью ТАСС, как из физиков-математиков попал в искусство, о новых проектах "Мандраж на диване" и "Как отдохнули?" и чем музей будет удивлять гостей в день своего рождения.

 — Как вы, физик-математик, попали в искусство?

 — Как и многие другие: случайно. Институт стали и сплавов, где я учился, находится рядом с ЦДХ и Новой Третьяковкой, поэтому я регулярно в них заходил, в том числе на ярмарку "Арт-Москва". Мне стало интересно, что такое современное искусство, стал больше ходить на выставки, знакомиться с художниками и кураторами — в общем, начал погружаться в эту сферу.

Интерес к культуре — это своего рода вирус. На днях я встречался с Наумом Ихильевичем Клейманом (основателем Музея кино — прим. ТАСС) и вспомнил, как в старом Музее кино Наум Ихильевич рассказывал о фильме "Застава Ильича" Марлена Хуциева. На меня это произвело неизгладимое впечатление. Это лишь один из эпизодов моего пути в мир современного искусства.

— А как вы познакомились с основателями "Гаража"?

— Однажды Айдан Салахова (живописец, скульптор, галерист — прим. ТАСС) пригласила меня встретиться с Дашей Жуковой и Романом Абрамовичем — поговорить о том, как развивается современное искусство в России, как интегрировать его в общемировые художественные процессы, как сделать так, чтобы интерес к русскому современному искусству был стабилен. Эта дискуссия привела к тому, что через полгода они предложили мне возглавить "Гараж".

— В 2014 году центр современной культуры "Гараж" стал музеем. С чем это было связано и какие плюсы-минусы от этого статуса?

— В какой-то момент команда музея поняла, что "Гараж" стал чем-то большим, чем выставочный центр. Начав свою деятельность в формате кунстхалле (кунстхалле — выставочный зал, у которого нет собственных фондов — прим. ТАСС), мы постепенно стали вести разнообразную образовательную, исследовательскую и даже научную деятельность. В 2012 году в музее был создан архив — собрание материалов по истории российского искусства последних 50 лет, и мы решили, что накопленный опыт и база в виде этой коллекции дают нам право называться музеем. Да, это решение вызвало много споров, но мы считаем, что современный музей может не обладать именно коллекцией искусства в классическом понимании — в нашем случае это собрание архива, насчитывающего уже более 450 тысяч единиц хранения.

С другой стороны, в тот же момент институция стала еще более самостоятельной: "Гараж" отделился от материнского фонда "Айрис" и стал юридически оформлен как частное учреждение культуры.

Слово "музей", буду честен, упрощает нам внутрироссийскую и международную коммуникацию и позволяет нам увереннее чувствовать себя на территории искусства. В то же время, применяя к "Гаражу" это слово, мы взяли на себя огромную ответственность — быть наравне с нашими коллегами во всех музеях мира, и это влияет на то, как мы видим свое будущее и как работаем в настоящем.

— Давайте поговорим о статистике. Какая посещаемость была в первые годы существования "Гаража" и какая сейчас?

— В первое время "Гараж" посещало около 10 тысяч человек в год. В 2017-м в музее побывало 717 тысяч. За это время мы провели около 150 выставок — от камерных, лабораторных проектов до масштабных сложноустроенных экспозиций.

— Помню, большое впечатление на меня произвела выставка Марины Абрамович "В присутствии художника" в 2011 году.

— Да, показывать в России выставки крупных международных художников, таких как Марина Абрамович, Джеймс Таррелл, Такаси Мураками, — одна из миссий музея. Важно, чтобы в Москве можно было увидеть работы наших современников вживую и составить о них собственное мнение. Эти выставки могут вызвать разную реакцию, но мы всегда готовим специальную образовательную программу, чтобы объяснить, почему мы считаем этих художников важными, и развеять некоторые страхи, которые иногда возникают из-за того, что язык современного искусства не всегда понятен.

— И при этом вы всегда делаете ставку на то, чтобы увлекать публику в разговор об искусстве, а не на то, сколько людей посетило музей.  

Важно, чтобы в Москве можно было увидеть работы наших современников вживую и составить о них собственное мнение

— Количество посещений — приятная, но не самая важная цифра. Если мы будем знать, что нас посетило в два раза меньше людей, но при этом каждый из них вышел из музея с какими-то новыми чувствами, размышлениями, — это значит, что мы делаем все правильно. Наша задача — создать такую атмосферу, чтобы посетитель смог расслабиться и был открыт для чего-то нового.

— При этом у вас очень многое связано с мультимедиа. Мне кажется, публике в России до сих пор сложно привыкнуть, особенно людям старшего поколения, к тому, что в "Гараже" можно и нужно трогать некоторые экспонаты. Как вы думаете, случится тот самый перелом в сознании, когда люди поймут, что музеи уже не то, что 10–20 лет назад?

— Думаю, да. Искусство невозможно без зрителя, но в то же время музей уже не может быть просто хранилищем с температурно-влажностным режимом. Музеям современного искусства в этом отношении гораздо проще: многие художники и целые направления в искусстве XX–XXI веков исходили из того, что зритель должен быть непосредственным участником художественного процесса, взаимодействуя тем или иным образом с произведениями, созданными из расчета на это.

В то же время уже стало общим местом говорить, что музеи сегодня являются не только фундаментальной частью "высокой культуры", но в то же время одним из элементов индустрии развлечений, и бороться за внимание посетителей им приходится не между собой, а с другими явлениями нашей жизни — от торговых центров до социальных сетей. Но как директор музея, я готов это подтвердить.

Наша задача — создать такую атмосферу, чтобы посетитель смог расслабиться и был открыт для чего-то нового

"Гараж" был одним из первых российских музеев, кто это понял и стал разрабатывать свои программы исходя в том числе и из этих условий. И сегодня мы видим, как меняется подход работы с аудиторией у многих наших коллег.

— Были ли у "Гаража" такие выставки, которые сорвались в последний момент? Или были на грани срыва?

— Конечно. Например, накануне открытия выставки Джеймса Таррелла сотрудники его студии не верили до последнего, что мы сможем смонтировать все инсталляции — настолько сложные они по своему устройству. Но мы справились: эти работы собирали круглосуточно три бригады по 50 человек.

В 2014 году мы вели переговоры с молодыми украинскими художниками о выставке в "Гараже". Но после присоединения Крыма они попросили отложить проект на год, а затем, после того как уровень политического напряжения возрос, отказались от участия. В результате мы провели открытую дискуссию, где художники смогли публично объяснить свою позицию, и обсудили, "как жить вместе". И я считаю, что это было не менее важно.

— Есть проекты, которые хочется сделать, но пока не получается по каким-то причинам? Может быть, есть художник, которого вы очень-очень любите, но его работы по тем или иным причинам пока невозможно привезти в Москву?

— Это всегда вопрос переговоров, бюджетов, сроков и технологий, потому что у некоторых художников все расписано на три-четыре года. Хотя хочется показать всех главных классиков современного мирового искусства. У меня есть личный список где-то из 20 художников, выставок которых не было в России и которых музею хочется показать. Я надеюсь, что в следующее десятилетие нашей работы нам удастся это сделать.

— "Гараж" очень трепетно относится к инклюзивным программам. Что сейчас происходит в этом направлении? С какими музеями вы сотрудничаете?

— Инклюзивный отдел "Гаража" по-прежнему реализует множество музейных программ для слабослышащих, глухих, незрячих, слабовидящих посетителей и посетителей с особенностями интеллектуального развития. Мы проводим ежегодный тренинг-семинар "Музей ощущений", который каждый раз посвящен определенной теме; в этом году в центре его внимания незрячие и слабовидящие. Мы приглашаем специалистов со всего мира, которые делятся своим опытом с российскими коллегами, и в то же время делимся с ними своей экспертизой.

Идеи, которые мы пропагандируем, перерастают нас, находят отклик, интегрируются в общество и взаимодействовать с ним уже без нашего участия, привлекая к себе новых людей

В этом году завершился один из важных для нас проектов: мы подготовили девять глухих экскурсоводов, в течение года посещавших специальный курс в музее. Мы обеспечили им глубокое погружение в искусство, и теперь они самостоятельно могут готовить и проводить экскурсии на русском жестовом языке.

Наша инклюзивная программа была первой в Москве, но за несколько лет существования подобные инициативы стали появляться и в других музеях. И как директору мне это приятно: то есть идеи, которые мы пропагандируем, перерастают нас, находят отклик, интегрируются в общество и взаимодействуют с ним уже без нашего участия, привлекая к себе новых людей. Если несколько лет назад глухие и слабослышащие могли ходить только в "Гараж", то теперь у них есть выбор из нескольких московских музеев.

— В 2016 году у "Гаража" появилась музыкальная программа. Как вообще возникла идея делать концерты?

— Поскольку мы институция, которая не замыкается только на показе визуального искусства, музыкальная программа стала логичным этапом в развитии нашей деятельности. В холле нового здания оказалось возможным собрать тысячу человек — и мы воспользовались этим. Если "Гараж" привозит в Москву произведения мировых звезд, то мы можем начать привозить и важных мировых музыкантов. И искусство, и музыка — части единой современной культуры.

— При этом вам удается не только привозить актуальных музыкантов, которые не бывали в России, но и сохранять лояльные цены на билеты.

— Да, в Москве есть нехватка камерных концертных площадок, и не каждый музыкант способен собрать "Олимпийский". Мы поняли, что программа концертов, с одной стороны, закроет определенные лакуны в расписании летних фестивалей в Москве, а с другой — привлечет в музей новую аудиторию. "Гараж" — некоммерческая организация, и поэтому мы не ставим перед собой цель обеспечить сборами с концертов жизнь на год. Отсюда доступные цены.

Такая интенсивность жизни "Гаража" — выставки, концерты, кинопоказы, разнообразные просветительские проекты — это отражение интенсивности современного мира, Москвы, России. И нам в этом очень комфортно.

— 10 июня, в день рождения, чем будете удивлять и радовать посетителей?

Если "Гараж" привозит в Москву произведения мировых звезд, то мы можем начать привозить и важных мировых музыкантов

— Накануне, 7 июня, мы отметили наш день рождения в компании держателей карт GARAGE: было специальное музыкальное событие на крыше и экскурсии по выставкам. 10 июня музей будет работать бесплатно — для его посещения необходимо предварительно зарегистрироваться на нашем сайте. В этот день в музее будут проходить экскурсии для всей семьи, концерты, перформансы. Также можно будет попасть на крышу и расположенный на ней павильон, который в обычные дни открыт только для партнеров и патронов музея и держателей карт GARAGE. Вечером состоится коллективный хэппенинг на площади Искусств, но его детали я раскрывать не буду.

— Чего бы вы сами пожелали "Гаражу"?

— Оставаться таким же задорным, искать новое, не останавливаться на достигнутом и всегда удивлять и радовать посетителей. Без вас всех, кто о нас пишет, рассуждает, ходит, хвалит, ругает, наша деятельность не имела бы никакого значения. Поэтому главное, чтобы мы сохраняли все то, из-за чего вы нас любите.

Беседовала Наталия Крючкова​

Поделиться
Читайте
ТАСС VK
Много новостей? Мы собрали главные в нашей рассылке!