Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Глава Удмуртии: хватит кормить чиновников — через год их будет на треть меньше

12 июля, 14:00 UTC+3 Россия
Поделиться
Александр Бречалов

Александр Бречалов

© Сергей Савостьянов/ТАСС

Родина всемирно известных брендов "Калашников", "Иж", "Байкал" стремится дополнить их новыми, не уступающими по значимости проектами, привлекая к ним бизнес и избавляясь от балласта. О том, сможет ли регион восстановить символ Ижевска — главный корпус оружейного завода, кто будет утилизировать снаряды на полигоне в Пугачево и сколько нужно сократить чиновников, чтобы сэкономить 1 млрд рублей, глава Удмуртии Александр Бречалов рассказал в интервью ТАСС в рамках Международной промышленной выставки "Иннопром-2018" в Екатеринбурге.

— Мы начнем с обсуждаемой в нашей стране темы — это пенсионная реформа. Как вы относитесь к пенсионной реформе, поддерживаете? И какие вопросы, по-вашему, стоит обсуждать дополнительно?

— Насколько я помню, обсуждение пенсионной реформы идет все время. И что бы ни придумал тот или иной министр, или министерство, или социальный блок, все всегда подвергалось критике, но идеальной модели нет. Когда я был секретарем Общественной палаты, у нас этот вопрос обсуждался около десяти раз, Общероссийский народный фронт поднимал эту тему, высказывались самые разные позиции, но к единому знаменателю так и не пришли. Мы часто смотрим в сторону наших соседей, европейских стран, а там пенсионный возраст уже давным-давно выше, чем в России. Я читал, что в одном из английских СМИ правительство России из-за предложения повысить пенсионный возраст представляют как монстра, а тем временем в самой Великобритании пенсионный возраст выше, чем сейчас предлагают поднять в нашей стране. Это первое. Второе — я сейчас читаю комментарии и понимаю, что большая часть высказывающихся экспертов, по моему мнению, просто не вникли в суть предлагаемой реформы. Именно поэтому появляются комментарии в духе "мне завтра на пенсию — это что, теперь еще пять лет?". Может быть, мы, как органы власти, в том числе и в регионах, недостаточно хорошо проводим разъяснительную работу, недостаточно правильно преподносим информацию.

Повышение пенсионного возраста, которое годами обсуждалось, уже назрело, сомнений в этом абсолютно никаких нет, и я не вижу в этом проблем. Я уверен, что информационное поле, которое сейчас возникло вокруг этой темы, большей частью спекулятивное. Его поднимает несистемная оппозиция, для которой критика — это хлеб. Наконец-то у них появилась какая-то новая повестка, и они ее "качают" из стороны в сторону. Но дискуссия ведь продолжается, там много пунктов для обсуждения, и не только возраст, но и финансовая составляющая  для бюджета. 

— Еще одна тема, которая сейчас обсуждается на федеральном уровне и в Удмуртии, — это поправки в закон об оружии, подразумевающие снижение ряда ограничений. Лично вы поддерживаете эти изменения? Считаете ли вы, что это поможет местным предприятиям увеличить производство оружия, прежде всего, конечно, говорим о концерне "Калашников"?

— Вопрос в первую очередь касается не объема производства стрелкового оружия, а вообще самого статуса доступа и владения оружием. Мы прекрасно понимаем, что запретными мерами мы не ограничим людей в желании покупки того или иного вида оружия. Помните замечательное время борьбы с пьянством, так называемый сухой закон, который в итоге привел к огромному теневому рынку. Ну не может среднестатистический россиянин не выпить на Новый год, смешно выглядят безалкогольные свадьбы, зачем себя обманывать? А вот развивать культуру вообще, в том числе в части владения оружием, — это важный вопрос.

Поэтому предлагаемая инициатива в рамках пакета поправок в том числе подразумевает жесткий учет и контроль оружия. Я не буду скрывать, мы поддерживаем этот законопроект и наш концерн "Калашникова", который выступил его инициатором. Это ведущее современное предприятие страны, которое потратило серьезные инвестиции на запуск новых цехов и новые рабочие места, и мы заинтересованы его поддерживать. Мы знаем мнение оппонентов, многие сейчас говорят, что доступное оружие — это причина повышения уровня преступности. Это чушь и ерунда.

Сейчас, если человек захочет владеть оружием, из-за слабого контроля, к сожалению, он может спокойно это делать.  Поэтому, я считаю, что просто нужно усилить контроль при получении оружия, при его использовании, но при этом рынок ни в коем случае не снижать и ограничительные меры не вводить. То есть законопроект подразумевает простоту оформления покупки оружия, но при этом жесткий контроль при его использовании. И я не вижу здесь никаких противоречий.

Закон, безусловно, поможет концерну "Калашников" нарастить объемы производства, но поможет и другим, ведь "Калашников" работает в кооперации не только с удмуртскими, но и с российскими предприятиями. При этом конкуренция на мировом рынке стрелкового оружия очень высокая. Концерн "Калашников" очень много тратит на технологии, на производительность труда исключительно для того, чтобы остаться в рынке и конкурировать с мировыми брендами.

— На прошлой неделе в Ижевске произошел пожар в здании главного корпуса оружейного завода, в результате башня центрального здания, которая является символом города, лишилась своего шпиля. Объект находится в федеральной собственности. Как республика планирует его восстанавливать и на какие средства?

— Во-первых, я здесь не вижу трагизма — пожар есть пожар. Это очень старое здание, которое с каждым годом разрушается, оно действительно находится в федеральной собственности, является уникальным объектом культурного и исторического наследия. Действительно, можно сказать, что город оружейников начинался с этого завода, это одно из первых многоэтажных производственных зданий, но оно годами не ремонтировалось, не поддерживалось, и естественно, неизбежны были какие-то изменения конструкций и подобное ЧП. Суммы на его восстановление колеблются от 1 до 4 млрд рублей, а на выполнение минимального объема работ, чтобы приостановить разрушение, нужно 150–170 млн рублей.

Мы провели уже десятки встреч с теми предпринимателями, которым может быть интересен этот объект и находящиеся рядом территории, например, для открытия выставочного павильона "Экспо", для гостиниц, промышленных парков, бизнес-инкубаторов. Но сумма, необходимая на реставрацию, очень велика. Поэтому мы пока не имеем четкого представления о том, какой из проектов будет реализован.

Буквально через неделю у нас начнет работать команда от представителей крупного бизнеса, которая еще раз внимательно изучит данный вопрос. Сейчас часть прилегающей территории и имущество проданы, часть — в аренде. Мы выходим на собственников, арендаторов, пытаемся договориться, но процесс долгий. Я не сомневаюсь, что мы найдем выход из данной ситуации, мы понимаем важность этого проекта для республики и готовы работать в формате государственно-частного партнерства. Я обсуждал с министром культуры России Владимиром Мединским возможность использования практики аренды объекта за 1 рубль сроком на 49 лет при условии, что он будет реставрироваться за счет арендатора.

Но нужно еще время для того, чтобы найти наиболее оптимальный формат. При этом мы понимаем, что если в течение ближайших трех лет мы не найдем решения, объект, пожалуй, восстановить будет очень сложно.

— Еще один острый вопрос, который снова возник в информационном поле, — это полигон Пугачево. К сожалению, в этом году снова были взрывы. Как сейчас решается вопрос с утилизацией снарядов, сколько средств для этого необходимо и когда она может быть завершена? Ведете ли переговоры об этом с Минобороны?

— Действительно, эта проблема у нас есть, это третье ЧП со взрывами за последние несколько лет. В той части, в которой мы имеем компетенции и определенные полномочия, в момент очередного происшествия власть сделала все, что могла, даже, может быть, чуть больше: объявили чрезвычайную ситуацию, привлекли силы Росгвардии и МЧС, изолировали территорию. Но делать это постоянно нашими силами невозможно, поскольку это объект Министерства обороны. Я обратился и к министру, и к командующему округом. Мне кажется, надо все-таки выделить средства для полного разминирования и зачистки этой территории. Однако ответа от Минобороны мы пока не получили. После пожара и взрывов на территории бывшего арсенала в 2011 году ведомство предоставило этот участок в аренду, и предприниматель своими силами должен был утилизировать все это. Но, как показывает практика, по всей видимости, силами предпринимателя это сделать невозможно.  

— Оборонно-промышленный комплекс региона вызывает большой интерес и много вопросов. Недавно в республике был создан совет по диверсификации ОПК. Какова основная его задача?

— Поручение президента России Владимира Путина довести к 2020 году долю гражданской продукции не менее чем до 17%, к 2025 году — до 30% от общего объема производства российского ОПК, к 2030 году — до 50% для нас является главным ориентиром. Сейчас в Удмуртии средний процент диверсификации оборонной промышленности в гражданскую продукцию составляет около 26%, то есть мы идем с небольшим опережением. У нас есть предприятия-чемпионы: Ижевский радиозавод, "Элеконд", Сарапульский генераторный завод, предприятие "Купол", концерн "Калашников", "Аксион-Холдинг".

Для республики и ее бюджета крепкий военно-промышленный комплекс — это здорово, у нас ОПК в структуре валового регионального продукта занимает более 20%, а другой стороны — это перспектива риска, поскольку снижение гособоронзаказа, наверное, неизбежно, и мы должны смотреть вперед. Я и моя команда крайне заинтересованы в том, чтобы помогать предприятиям в реализации их инициатив. У нас это очень хорошо получается. Я редко даю хорошие оценки своей команде, но действительно получается. Например, Сарапульский электрогенераторный завод запустил производство лифтовых лебедок, причем вытеснил итальянцев и китайцев. "Элеконд" продвигает солнечные батареи: если год назад, когда в августе к нам приезжал первый вице-премьер Игорь Иванович Шувалов, у нас был только опытный образец, то сейчас уже мелкая серия. Для нас это задача №1 в экономическом блоке — искать новые рынки сбыта для конкурентной продукции наших оборонных предприятий, и пока мы с ней справляемся.

Я уверен, что мы досрочно выполним поручение президента. Наши предприятия уникальны. Они пережили сложное время, не развалились, их не распилили на оборудование, у них есть средства, мощности, производственные площади, чтобы запускать новые экспериментальные продукты. Более того, они сохранили штат специалистов. У нас работают уникальные инженеры, которые получают больше 70 тыс. рублей, потому что обладают исключительными знаниями и опытом. У нас есть все, чтобы выполнить поручение президента. Надо помнить о том, что Удмуртия — часть глобального мира, и это не пафосный слоган, а инструкция к применению. Не надо стесняться: воронка продаж должна быть гораздо шире, от Монголии до Гвинеи-Бисау, и чем она шире, чем агрессивнее и качественнее мы работаем в продвижении своей гражданской продукции, тем больше на выходе результат. Это закон рынка.

— В апреле вы выступили с инициативой сокращения количества чиновников, и она вызвала большой резонанс на федеральном уровне. Какой процент чиновников, по вашему мнению, было бы оптимально сократить, может быть, в каких секторах в течение этого и следующего года?

— Мы начали с правительства Удмуртской Республики и с администрации главы, то есть в моей администрации до 1 июня 2019 года 30% сотрудников будет сокращено. Первый шаг мы уже сделали — 31 замминистра получил уведомление о сокращении. У нас останется вертикальная, концентрированная на проектном главном менеджере — министре — управленческая модель. Если раньше в некоторых министерствах было по пять-шесть замминистра, то сейчас осталось только по два, есть два министерства, где осталось всего по одному заместителю. Исключение сделали только для министра финансов — у него осталось три зама. Таким образом мы усиливаем уровень начальников управлений, они будут выступать в роли проектных менеджеров, у которых будет четкое понимание временных и финансовых параметров того или иного проекта и абсолютно конкретная персональная ответственность.

Следующий параллельный шаг — это подведомственные учреждения. Сейчас их всего 450. По их количеству, я думаю, мы одни из рекордсменов в стране. Мы только год пытались их идентифицировать, выявилось очень много пересечений по функциям, там тоже грядет очень серьезное сокращение. Третий шаг — это муниципальные, районные и городские округа. Посмотрите, 1,2 тыс. чиновников управляют 600-тысячным Ижевском, при том что в соизмеримых городах — от 450 до 800 госслужащих максимум.

Подчеркиваю, что это выверенное решение. Когда мы с помощью специальной программы посмотрели, чем занимаются наши чиновники в течение рабочего дня, то оказалось, что в среднем полтора часа они проводят в интернете, выбирая шкафы и отдых. Но при этом, если вы спросите их о загруженности, каждый скажет: "Работаем ужас как, не поднимая головы". Экономика республики не обладает такими возможностями, чтобы кормить такую огромную армию чиновников, эти же деньги мы можем направлять на социальную сферу, где у нас накопился большой объем проблем по социальной инфраструктуре — детские сады, школы.

— Считали уже экономический эффект?

— Первый шаг принесет нам 164 млн рублей в год. Дальше пойдет высвобождение площадей, накладные расходы и прочее. Я думаю, что мы выйдем в итоге где-то на 1 млрд рублей в год экономии.

— Почувствовали ли вы уже эффект от сокращения?

— Я почувствовал эффект от того, что затянул с этим процессом. Потому что сначала в любом случае всем был дан шанс перезагрузиться и показать себя в работе. Но к огромному сожалению, по большей части люди не готовы больше и качественнее работать и при этом нести ответственность. Поэтому думаю, что сокращения нужно было начинать раньше на полгода как минимум. Теперь придется делать это ускоренными темпами. Надо сказать, что оголтелого сокращения мы делать не будем, мы стараемся трудоустраивать, вникаем в ситуацию, когда человеку осталось три месяца до пенсии или кто-то в тяжелом положении.

Но в апреле я всех предупредил, и люди знали, что у них есть возможность трудоустроиться. Рынок труда, особенно в Ижевске, есть, существуют вакансии, предприятия развиваются, поэтому я думаю, что этот период пройдем достаточно быстро и спокойно.

— Если продолжить тему кадровых вопросов, то в Ижевске пока не состоялся конкурс по выборам мэра. Не повлияет ли такое долгое отсутствие главы на оперативные вопросы города и кого бы вы хотели видеть в этой должности? Может быть, это будет ваш новый советник Константин Сунцов, который стал им уже после того, как выставил свою кандидатуру на конкурс?

— Первое — на оперативную ситуацию в городе отсутствие главы не повлияет, потому что практически с первых дней мы с командой правительства Удмуртии фактически соуправляем городом. Иначе бы у нас зимой ничего не получилось с уборкой снега, с контролем над отопительным сезоном. Но надо отдать должное, есть в команде бывшего главы города Тюрина Юрия Александровича профессиональные люди, например заместитель главы Сергей Задорожный, который отвечал за сферу ЖКХ и подготовку к отопительному сезону. Мы на таких профессионалов будем опираться и дальше и с ними работать, и сейчас практически в еженедельном формате взаимодействуем с городом. Проводится огромный объем работ по дорогам, по развитию комфортной городской среды, уборке и благоустройству города. Очень много вопросов, которые, к сожалению, пока не выходят из моего личного контроля и контроля председателя правительства Удмуртии Ярослава Семенова.

Кого хотел бы я увидеть главой города? Процесс происходит абсолютно открыто. У нас нет каких-то своих, не своих. Мы опираемся на местные кадры, и действительно есть два-три сильных кандидата из тех, кто подали заявки на должность мэра. То, что я назначил своим советником Константина Сунцова, — это исключительно необходимость в сильном проектном менеджере, потому что большая часть инвестиционных проектов — аэропорт, центральная площадь, набережная, ледовый дворец, бассейн — сосредоточена в Ижевске. Константин Сунцов — успешный и очень опытный предприниматель, создал самую большую сеть парикмахерских в России с хорошей доходностью, благотворитель, спонсирует женский футбольный клуб "Торпедо Ижевск", у него подход "бизнесовый", но очень при этом правильный. И он любит город, он коренной ижевчанин, и сейчас он действительно занимается вопросами экономики города. Есть еще один кандидат, директор Гуманитарного лицея Михаил Черемных, по-моему, с очень интересной программой, и главное — с очень проактивной, что меня подкупает, позицией.

Но кто будет мэром — решит комиссия, выберет сильнейшего. Но все те, кто подались на этот конкурс и имеют взвешенную аргументированную позицию, так или иначе будут участвовать в работе. Я уже пригласил всех кандидатов на встречу, сразу после возвращения с "Иннопрома" хочу с ними пообщаться. Потому что выборы, может быть, будут в августе, а проблемы есть здесь и сейчас, и мне уже сегодня интересно мнение тех, кто заявился на конкурс.

Беседовала Екатерина Щукина

Поделиться
Читайте
ТАСС VK
Много новостей? Мы собрали главные в нашей расссылке!