Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Посол РФ в Йемене: были случаи, когда приходилось вызволять людей из тюрем. Получалось

10 августа, 16:00 UTC+3 Йемен
Поделиться
Владимир Дедушкин

Владимир Дедушкин

© Пресс-служба посольства РФ в Йемене

Посол России в Йемене Владимир Дедушкин рассказал в интервью ТАСС о продолжающемся конфликте в этой стране, трудностях "дистанционной" работы российской дипмиссии и перспективах йеменского урегулирования.

— Какова сейчас ситуация вокруг посольства РФ в Йемене?

— Как известно, российский персонал нашего посольства был эвакуирован из Саны 12 декабря 2017 года из-за резкого обострения обстановки. Здания, техническое оборудование и автотранспорт переведены в режим консервации. Приняты меры по обеспечению сохранности имущества. Периметр посольского комплекса взят под круглосуточную охрану местных структур безопасности. Нанятый нами небольшой персонал из йеменских граждан осуществляет уборку территории и поддерживает в надлежащем состоянии сети энерго- и водоснабжения. Регулярно поступающие к нам от них доклады, включая фотоотчеты, свидетельствуют, что посольство и жилые здания в полном порядке.

Считаю, что принятые меры необходимы в нынешних условиях. Ведь речь идет о почти четырех гектарах, которые вместе со всем имуществом являются российской государственной собственностью.

Однако дипломатическая деятельность на йеменском направлении не прекратилась. Решением руководства МИД России посол в моем лице и два дипломатических сотрудника временно, до завершения опасной фазы кризиса, переведены в соседнюю Саудовскую Аравию. В Эр-Рияде мы поддерживаем контакты с президентом и правительством Йемена. Осуществляем взаимодействие по различным каналам — в современном мире нет ничего невозможного — и с йеменскими структурами, и с партиями, контролирующими Сану.

Не могу не отметить серьезные проблемы с оказанием помощи проживающим там российским гражданам. Отсутствует надлежащее консульское обслуживание. Невозможно срочно прибыть в Сану в экстренных случаях. Авиасообщения с Саной, как вы знаете, нет. Да и обстановка в области безопасности лучше не стала. Тем не менее пытаемся делать все, что в наших силах, в дистанционном режиме. Кому-то нужна обычная консультация и совет, а были случаи, когда приходилось вызволять людей из тюрем. Получалось.

Нельзя не поблагодарить в этой связи йеменских друзей, которые приходят к нам на помощь в любых условиях, невзирая на принадлежность к противоположным сторонам конфликта. Принципиальная линия России на невмешательство во внутренние дела других стран и народов, в частности, на Ближнем Востоке, и исторические дружественные связи с Йеменом выливаются в реальную поддержку в трудную минуту. Мы платим йеменцам тем же. Кстати, в ноябре будем отмечать 90-летие установления отношений с Йеменом. Надеюсь, что российские СМИ уделят этому событию особое внимание.

— Глава Верховного политического совета хуситов Махди аль-Машат обратился с посланием на имя российского руководства (и на имя президента Франции) с просьбой оказать содействие в прекращении войны в Йемене. Выступал ли он в этом послании с какими-то конкретными инициативами? Собирается ли Россия предпринимать какие-то действия в связи с обращением хуситов?

— Действительно, господин Махди Машат направил послания лидерам России, Франции и Китая. Они были переданы в неофициальном формате по электронным каналам связи и сразу стали достоянием СМИ. Что-то вроде открытых писем, которые мы, как правило, читаем в газетах. Их вряд ли можно рассматривать как официальные послания. Тем более что Высший политический совет не является международно признанным органом власти. Законный президент Йемена Абд Раббо Мансур Хади и правительство Йемена, как всем хорошо известно, временно работают в Адене и частично в Эр-Рияде.

Между тем позиция любой из сторон конфликта — хуситское движение "Ансар Алла" в соответствии с резолюцией 2216 СБ ООН таковой является — вправе быть принятой во внимание странами — спонсорами мирного процесса в Йемене. Россия, Франция и Китай входят в "группу 19" стран-спонсоров, не говоря уже о нашей особой ответственности за международную и региональную безопасность в качестве постоянных членов СБ ООН.

Наша принципиальная линия — сотрудничать со всеми йеменцами и не делить их на хороших и плохих

Что касается вашего вопроса о конкретных действиях в связи с призывом хуситов о помощи в прекращении войны, то такая помощь оказывается всем йеменским сторонам с самого начала конфликта и будет оказываться. Россия в этом вопросе проявляет активность. В начале текущего года наш министр иностранных дел Сергей Лавров принимал в Москве бывшего заместителя премьер-министра Йемена, министра иностранных дел этой страны Абдельмалика аль-Махляфи. С высшим руководством Йемена в Эр-Рияде в декабре прошлого года встретился спецпредставитель президента Российской Федерации по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел Михаил Богданов. Это работа с властями. Не менее активно взаимодействуем также с противоположным лагерем. Так, делегации йеменских партий из Саны неоднократно принимал в МИД России Михаил Богданов.

Мне приходилось трижды посещать Сану в ходе конфликта. Нынешние дистанционные контакты с находящимися в Сане представителями партии погибшего бывшего президента Али Абдаллы Салеха Всеобщий народный конгресс и движения "Ансар Алла" нами не прерывались. И мы этого не скрываем. Наша принципиальная линия — сотрудничать со всеми йеменцами и не делить их на хороших и плохих, как делают западные коллеги, остается незыблемой. Причем эти контакты служат не только, как я уже сказал, делу оказания помощи российским гражданам, но и существенно содействуют сближению позиций противоборствующих сил и поиску компромиссных развязок. Данная деятельность ведется в тесном взаимодействии со спецпосланником генсекретаря ООН Мартином Гриффитсом, который в курсе наших усилий. Информированы и власти. В Йемене отлично понимают, что помощь России не может быть иной, кроме как полезной и конструктивной, и всецело поддерживают наши шаги. Будем так действовать и в дальнейшем.

— В начале августа из Йемена была отправлена в Китай первая после трехлетнего перерыва партия нефти, идет речь о восстановлении нефтяных месторождений на территориях, подконтрольных союзникам арабкой коалиции во главе с Саудовской Аравией. Принимают ли российские компании участие в этой работе? Взаимодействует ли вообще российский бизнес с кем-либо из сторон конфликта в Йемене?

— В СМИ публиковались сообщения об экспорте первых за последние три с половиной года пробных партий йеменских углеводородов из южной провинции Хадрамаут. О помощи в восстановлении энергетического и добывающего секторов разрушенной войной йеменской экономики неоднократно заявляли представители Саудовской Аравии. Нельзя не приветствовать эту непростую работу, которая, надо прямо сказать, ведется в фактически экстремальных условиях и при большом риске, но далеко не повсеместно, а там, где это возможно. В целом ряде "освобожденных" районов, как их называют йеменские власти, сохраняется активность "спящих", а порой и явных ячеек террористических организаций "Аль-Каида на Аравийском полуострове" и ИГИЛ (обе организации запрещены на территории РФ — прим. ТАСС). С ними, к сожалению, пока не покончено.

Йеменцы активно закупают нашу пшеницу и нефтепродукты и продают нам свой знаменитый кофе и овощи

Полагаю, что в упомянутых условиях возвращение российского бизнеса в Йемен в полном объеме преждевременно, да и невозможно. Все же для начала нужно добиться завершения конфликта и возобновить деятельность нашего посольства непосредственно в Йемене. В предельно опасной обстановке и без помощи дипломатов, думаю, бизнесменам не справиться. Однако даже и сейчас двустороннее сотрудничество не остановилось. Йеменцы активно закупают нашу пшеницу и нефтепродукты и продают нам свой знаменитый кофе и овощи. Продолжаем оказывать Йемену гуманитарную продовольственную помощь. Не прекращался прием йеменских студентов в российские вузы.

— Как вы считаете, будет ли штурм Ходейды?

— Об этом часто заявляют в СМИ отдельные йеменские политики и военные. Однако от публичных заявлений до конкретики на земле, как известно, дистанция огромного размера. Наступление на Ходейду продолжается уже почти два месяца. Однако, несмотря на поддержку с воздуха арабской коалиции, бои приняли позиционный характер где-то на подступах к городу, в 15–20 км к югу от него. Судя по публикуемым фотографиям, город напоминает осажденную крепость.

Конечно, все может быть. Война есть война. Однако трезвомыслящие политики — как йеменские, так и зарубежные, — в массированный штурм Ходейды не верят. Военные эксперты склоняются к тому, что полностью выбить хуситов из города можно только ценой его полного разрушения. Погибли бы тысячи мирных граждан. По сведениям ООН, уже сейчас число беженцев в этом районе достигло 350 тыс. человек. Штурм неминуемо привел бы к выводу из строя крупнейшего и единственного глубоководного красноморского порта, через который в страну поступает 80% грузов, включая гуманитарные, причем для большей части населения страны.

Превратить один из красивейших городов Йемена и Красного моря в дымящиеся развалины, подобно Сталинграду или Ракке и Мосулу, было бы безумием. Об этом не раз заявлялось пресс-службой МИД России и российскими представителями в Совете Безопасности ООН. К недопустимости такой ситуации настойчиво призывает спецпосланник Генсекретаря ООН по Йемену Мартин Гриффитс.

Хочется думать, что на планируемых в сентябре в Женеве при посредничестве Мартина Гриффитса межйеменских консультациях будет сделан шаг к мирной развязке по Ходейде.

— Может ли Россия выступить посредником в урегулировании кризиса в Йемене, возможно, инициировав процесс наподобие астанинского по Сирии? Будет ли Москва принимать участие в переговорах в Женеве в сентябре?

— Начну с конца. Женевский раунд под эгидой ООН находится в стадии подготовки. Спецпосланник Генсекретаря ООН Мартин Гриффитс пока только обозначил его формат. Сейчас им ведется сложная организационная работа по созыву этого форума, определению состава делегаций, согласованию политических платформ, включая и затронутую тему Ходейды, и роль ООН в ее разрешении. Скажу прямо, противоречия весьма серьезные, а времени уже маловато. В стадии обдумывания и вопрос о международном присутствии в Женеве. Пока какой-либо конкретики нет. Во всяком случае, приглашений в Женеву пока никому не поступало.

По поводу подобия астанинского процесса для Йемена могу сказать только, что брать под кальку йеменскую и сирийскую ситуации невозможно. Они зеркально противоположные. В Сирии законное и признанное в ООН правительство спокойно функционирует в столице — Дамаске, а в Йемене, наоборот, оно — частично за рубежом, частично в Адене. Хуситов, контролирующих столицу Йемена, в мире не признают законной властью, но на их стороне значительная часть расколовшейся йеменской армии. В Сирии же армия монолитно объединилась вокруг президента Башара Асада. К сирийскому конфликту имеют отношение международные силы глобального масштаба, к йеменскому — только региональные. По сирийскому кризису, несмотря на соответствующие решения СБ ООН, между его членами сохраняются значительные разногласия. По йеменскому — в СБ ООН единство. Да все в Сирии и Йемене абсолютно по-разному. Разнятся как интересы сторон конфликта, так и интересы внешних игроков.

В этой связи я склонен исходить из того, что искать пути к урегулированию в Йемене нужно, двигаясь по проторенной дороге, не изобретая велосипед, то есть с опорой на спецпосланника Генсекретаря ООН Мартина Гриффитса. У нас с Мартином сложился отличный профессиональный диалог. Российская сторона полностью поддерживает спецпосланника и в скором времени ожидает его в Москве.

— Западные страны обвиняют Иран во вмешательстве в конфликт в Йемене. Видите ли вы какие-либо свидетельства иранского вмешательства?

— Западные страны, как известно, часто ведут себя на мировой арене не сбалансировано, а порой и абсурдно. За примерами далеко ходить не будем, их предостаточно. Упомяну лишь грубо состряпанную антироссийскую кампанию с отравлением Скрипалей в Великобритании. Это касается и Ирана, в частности, обвинений в его вмешательстве в йеменские дела.

Естественно, Иран — крупнейшее государство региона. Его невозможно изолировать от происходящих здесь событий, включая конфликтные ситуации. Однако стопроцентных доказательств поставок иранского оружия хуситам эксперты соответствующего санкционного комитета СБ ООН пока представить не смогли. Об этих поставках много пишут в региональных СМИ, однако с текущего года перехватов сколь-либо значительных партий иранского оружия ни на йеменской территории, ни в прибрежных водах не зафиксировано. При этом хуситы с удивительным постоянством продолжают применять ракетное оружие и беспилотные самолеты. Я склонен считать, что многие виды оружия они научились делать сами.

Вместо того чтобы рассуждать, откуда у хуситов оружие, на мой взгляд, пора остановить наконец эту бессмысленную войну, принесшую йеменскому народу страшные страдания, а региону еще большую нестабильность. Условия для этого есть. Нужна политическая воля и готовность уступать. А уступить, как и в любом споре, должен тот, кто умнее и сильней.

Беседовала Юлия Немченко

Поделиться
Читайте
ТАСС VK
Много новостей? Мы собрали главные в нашей рассылке!