Первые лица регионов

Владимир Якушев:

от столицы деревень до лучшего города земли

26 декабря 2017

Губернатор Тюменской области ─ в спецпроекте ТАСС "Первые лица регионов"

© Максим Слуцкий/ТАСС

Губернатор Тюменской области ─ в спецпроекте ТАСС "Первые лица регионов"

Начнем с фольклора, Владимир Владимирович. Говорят, Тюмень ─ столица деревень?

─ Можно и так сказать. Все зависит от того, какой смысл вкладывать в фразу. Раньше, в сороковые годы, когда образовалась Тюменская область, это было правдой. Теперь негативный оттенок ушел.

Объясню. Деревень у нас по-прежнему много, но сегодня никто не назовет Тюмень только агропромышленным регионом. Да, 38% населения области живет в сельской местности, однако в последнее время картина радикально изменилась. Представьте, еще десять лет назад доля промышленности в экономике области составляла лишь 9%. В основном за счет заводов, которые переехали сюда в период Великой Отечественной войны. Плюс того немногого, что построили за последующие десятилетия. С середины нулевых в регионе шло активное развитие промышленности, сегодня ее удельный вес приближается к 40%. Когда заработает новый нефтехимический комплекс "Сибура" по выпуску полипропилена и полиэтилена, показатель шагнет за 50%, мы реально станем серьезным, добротным промышленным регионом. Не растеряв, конечно, сельское хозяйство.

─ Бедными родственниками богатых северных территорий себя не чувствуете?

─ Нет. Уже ─ нет.

─ А было?

─ Не без этого. Пожалуй, острее других все ощутил Леонид Рокецкий, губернатор, при котором область разделили на три субъекта Российской Федерации. 1993 год был, если не ошибаюсь. Леонид Юлианович пришел руководить огромным краем, а попал, по сути, в... ту самую столицу деревень. Ему достался аграрный юг, а нефтегазовый север отрубили. Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий округа получили автономию, фактическую независимость от Тюмени. У северян свои бюджеты, губернаторы…

─ Значит, и на звание нефтяной столицы России вы больше не претендуете?

─ Да, основные запасы нефти и газа в стране находятся на территории Тюменской области ─ это факт, но географическая карта ─ одно, административное деление ─ другое. Мы живем в сложнопостроенном субъекте Федерации, отношения внутри которого регулируются отдельным договором.

Стараемся быть амбициозными во всех начинаниях и планах. Считаю, так и надо. Это помогает двигаться вперед

Налог на добычу полезных ископаемых раньше полностью оставался в бюджете Тюменской области, сейчас он централизованно уходит в федеральную казну, но принята программа "Сотрудничество" с Ханты-Мансийским-Югрой и Ямало-Ненецким автономными округами. Заложен норматив, и компании, работающие в автономиях, отчисляют в областной бюджет 29,5% от дохода на прибыль. На эти деньги финансируются различные проекты во всех трех субъектах. Программа нас связывает и вполне устраивает. Мы нормально работаем, по-соседски взаимодействуем, вроде никто не обижается.

─ А что дает вам право заявлять во всеуслышание, мол, "Тюмень ─ лучший город Земли"?

─ Стараемся быть амбициозными во всех начинаниях и планах. Считаю, так и надо. Это помогает двигаться вперед. Если другие полагают, что у них лучше, пусть докажут.

Во время визита мэра Москвы Сергея Собянина в Тюмень, 2013 год
© Пресс-служба губернатора Тюменской области
Во время визита мэра Москвы Сергея Собянина в Тюмень, 2013 год
© Пресс-служба губернатора Тюменской области

─ Вроде слоган достался вам в наследство от предшественника на посту губернатора, от Сергея Собянина?

─ Дело не в авторстве, для нас это данность, тюменцы в самом деле уверены, что живут в лучшем городе мира.

Что касается Сергея Семеновича, он мой учитель. Этим все сказано. Когда в 2001 году по его приглашению пришел на работу в администрацию области, слабо представлял, что такое госслужба, постигал ее азы под руководством Собянина. Я отвечал за взаимодействие с областной думой, местное самоуправление, плюс курировал финансово-экономический блок. Широчайший набор полномочий! Естественно, было много мне доселе неизвестного, и Сергей Семенович учил, помогал разбираться в этом темном лесу ─ и с законодательными инициативами, и с бюджетным процессом.

Я перешел из банковской системы и могу утверждать: работа в частном бизнесе и государственном секторе ─ две большие разницы. Думаю, Собянин сильно рисковал, назначая меня на эту позицию. Очень поддержали коллеги ─ Татьяна Крупина и Наталья Шевчик. Они "крутые" профессионалы в своих отраслях.

─ Потом вас перебросили на Тюмень, вы стали  главой города.

─ У нас состоялся долгий разговор с Сергеем Семеновичем, и мы приняли согласованное решение.

В Тюмени живет практически полрегиона. Если население области составляет около миллиона 300 тысяч человек, то в городе ─ 600–650 тысяч. Собянин всегда считал ─ это его устоявшаяся позиция, и я ее разделяю, ─ что развитие областного центра, изменение среды в нем ─ драйвер развития региона в целом. Тюмень надо было встряхнуть, чтобы активнее двигаться дальше. За пять лет работы губернатором Сергею Семеновичу серьезно удалось изменить лицо Тюмени.

Правда, я недолго руководил городской администрацией ─ с марта по ноябрь 2005 года. Успел разобраться, что такое работа в муниципалитете, плотно взаимодействовал с Собяниным, он мне доверял и серьезно поддерживал. Удалось запустить много программ по благоустройству, созданию комфортной среды для горожан, развитию транспортной инфраструктуры.

─ Осенью 2005-го Собянина забрали в Москву в администрацию президента, а вас назначили губернатором Тюменской области. Прошло двенадцать лет. Как сегодня строятся ваши отношения с бывшим начальником?

─ Сергей Семенович остается моим учителем. В этом смысле ничего не изменилось. Вижу, как он впахивает в Москве. Продолжаю брать с него пример. Не считаю зазорным позвонить, посоветоваться. Не злоупотребляю, но знаю, что всегда могу обратиться за помощью или консультацией. Мы часто пересекаемся на различных мероприятиях, совещаниях, заседаниях. Сергей Собянин с головой погружен в московскую повестку, однако и в тюменских реалиях по-прежнему разбирается. У него здесь родители живут, сестра.

─ В 2001 году вы ведь не особенно рвались на госслужбу, Владимир Владимирович?

─ Даже мягко сказано. У меня все складывалось хорошо, не было оснований для кардинальных перемен в жизни. Я работал президентом Ханты-Мансийского и Западно-Сибирского коммерческого банков.

─ Сразу двух? Так бывает?

─ В определенном смысле история беспрецедентная. Крупные региональные финансовые структуры, ни одна из которых не испытывала проблем, решили объединить активы, заключив своего рода равноправный брачный союз.

─ А вы ─ "жених"?

─ На время слияния акционеры учредили единый руководящий орган, и я почти год провел в такой роли. Банка ─ два, президент ─ один.

─ И было вам в ту пору?

─ 33 года. Даже ─ 32… Не слишком много, прямо скажем.

Еще десять лет назад доля промышленности в экономике области составляла лишь 9%. <...> Сегодня ее удельный вес приближается к 40%

Все шло хорошо, но еще до губернаторских выборов 2001 года у меня испортились отношения с областной администрацией, они стали очень напряженными.

─ Поэтому вы выступили на стороне Сергея Собянина против действующего на тот момент главы региона Леонида Рокецкого?

─ Да, я был доверенным лицом Сергея Семеновича, активно участвовал в избирательной кампании. Понимал: если Рокецкий выиграет выборы, моя дальнейшая судьба, скажем так, незавидна.

Но в 2001-м победил Сергей Собянин, и проблема разрешилась. Я мог спокойно работать дальше, меня ничто не стимулировало идти на госслужбу.

─ У вас же был пакет акций "Запсиба"?

© Максим Слуцкий/ТАСС
© Максим Слуцкий/ТАСС

─ Да, кроме того, я подписал шикарные контракты с обоими банками, получал прекрасные бонусы по окончании года. По тем временам очень большие деньги. Да и по сегодняшним меркам вполне приличные. Словом, мне было что терять.

─ Когда вы заработали первый миллион долларов?

─ Думаю, еще в прошлом тысячелетии, году в 1999-м. Понятно, я не был человеком супербогатым, встречались мне люди с куда более значительным капиталом, но в любом случае чувствовал себя обеспеченным. Глубоко выдохнул после избирательной кампании и активно занялся развитием вверенных мне банков, готовился к их слиянию. Был погружен в эту историю, пытался, чтобы "свадьба" все-таки состоялась и в результате возникла мощная финансовая структура. О госслужбе не помышлял, времени не было думать об этом.

А потом состоялся разговор с Сергеем Семеновичем… Он человек уникальный, умеет формулировать предложения так, что сложно отказать.

─ И чем же взял вас Собянин?

─ Сказал, что в 33 года стоит попробовать что-то новое, интересное, неизведанное доселе. Разговор получился длинный, но в итоге все состоялось. Смог Сергей Семенович зацепить за амбиции.

Понимаете, деньги никогда не служили для меня каким-то рубежом или самоцелью. Всегда выбирал иные ценности, старался делать работу на совесть, ставил амбициозные цели. Когда работал в банках, хотел сделать их надежными, устойчивыми. Запсибкомбанк я получил не в самом хорошем состоянии. В апреле 98-го года стал президентом, а в августе в стране грянул финансовый кризис. "Запсиб" и до того имел серьезнейшие проблемы с ликвидностью, конкретно "висел" на межбанке, кое-как сводя концы с концами. Когда рынок межбанковских кредитов встал, у нас прекратились все платежи. Трясло не по-детски, выжили лишь благодаря сети из 32 филиалов. Потом потихоньку банк ожил, вместе с ним я прошел эту проверку.

О ПРОЕКТЕ

В рубрике «Первые лица регионов» информационное агентство ТАСС регулярно публикует интервью с главами субъектов Российской Федерации, с которыми автор проекта Андрей Ванденко беседует, что называется, по широкому кругу вопросов, помогая читателям лучше познакомиться с людьми, олицетворяющими власть на местах, понять механизмы государственного устройства России, выяснить причины и мотивацию принимаемых решений.

АВТОР

Андрей Ванденко

Родился 8 ноября 1959 года в Луганске на Украине. В 1982 году окончил факультет журналистики Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. С 1989 года живет и работает в Москве. Свыше двадцати лет специализируется в жанре интервью. Публиковался в большинстве ведущих российских СМИ. Лауреат профессиональных премий.