Первые лица

- Вы упомянули Поднебесную. Как глава Российско-китайского делового совета, объясните, почему во время заключения контракта по "Силе Сибири" не подписали межправительственное соглашение? Что-то может поменяться?

- Лишь в сторону увеличения объемов поставок газа в КНР. Есть же еще западный маршрут. А документы будут подписаны. Видимо, техническая пауза понадобилась для уточнения деталей. Китайский рынок развивается быстрыми темпами, он крайне важен для России, наше сотрудничество обязательно продолжится и расширится. Если упустим момент, придут другие - американцы, европейцы, австралийцы. Свято место, как известно, пусто не бывает.

Но дело не только в том, чтобы опередить конкурентов. Думаю, и на ментальном уровне мы с китайцами поймем друг друга, прекрасно поладим.

Китайский рынок развивается быстрыми темпами, он крайне важен для России

Да, на Западе можно чудесно проводить время, отдыхать и тратить деньги, но в серьезных вопросах нам постоянно пытаются показать: вы из второй лиги.

Мол, порезвитесь немного, но свое место знайте. В какой-то момент подобное поведение тех, кого привык считать партнерами, начинает напрягать. С двойной моралью нельзя мириться вечно. Поэтому в России мне сейчас дышится легче.

 

- Неужели и на берег Лемана не тянет? Говорят, у вас теннисный корт в Женеве какой-то особенный.

- Земля слухами полнится! Необычность корта в том, что он подземный. Когда начал рыть яму для него, местные жители решили: сумасшедший русский строит бомбоубежище.

На самом деле там косогор, и сначала я хотел выровнять участок, насыпав земли. Не разрешили. Тогда спросил: а корт строить можно? Сказали: да. Теперь у меня на крыше прекрасная зеленая терраса. И ходить по ней удобно.

Но с теннисом я завязал, ушел из него практически непобежденным. И… переключился на хоккей.

 

- Кто вас на него подсадил?

Фото из личного архива
© ИТАР-ТАСС/Вячеслав Прокофьев
Фото из личного архива
© ИТАР-ТАСС/Вячеслав Прокофьев

Фетисов с Касатоновым. Совершенно случайно. Мы оказались за одним столом на свадьбе Романа Ротенберга, сына Бориса. Разговорились со Славой и Алексеем. Начали с тенниса, закончили тем, что надо попробовать себя в хоккее.

При этом я никогда не стоял на коньках, точнее, пробовал в детстве, но далее не пошло. Так сложилась жизнь, что родился я в Армении, в Ленинакане, где, понятно, не было искусственного льда, потом жил с родителями в ГДР, где служил отец. Там тоже не катался. Из Германии мы вернулись на Украину, и школу я оканчивал в Болграде Одесской области, откуда, если не ошибаюсь, родом Петр Порошенко. Уже с Украины за компанию с товарищем поехал в Ленинград, поступил в Механический институт и там зимой пару раз вставал на коньки. Но это не в счет. Начинал практически с нуля.

Без хвастовства скажу, со стороны мое катание оценивают как фигурное

 

- Держались за клюшку?

- За стул! Потихоньку освоился. Без хвастовства скажу, что со стороны мое катание оценивают как фигурное. Для хоккея это, может, и не плюс, тем не менее…

 

- Вы отблагодарили Фетисова, сменив его на посту председателя совета директоров Континентальной хоккейной лиги…

- Слава сам ушел. Долго его уговаривал, просил остаться. У Фетисова возникли разногласия с президентом КХЛ Александром Медведевым. Причина ухода в этом. Они не смогли ужиться в одной берлоге. Но Слава помог мне освоиться в лиге, рассказал, показал, объяснил. Последние три года я еще и президент питерского СКА.

 

- Кроме того, с братьями Ротенберг выкупили долю в клубе "Йокерит", шестикратном чемпионе Финляндии, который с этого сезона будет выступать в КХЛ. Конфликт интересов не возникнет?

- Думаю, нет. Мы развиваем хоккей, из-за чего же здесь конфликтовать? Закон не запрещает владеть двумя или несколькими клубами, а как распределить личные симпатии, я смогу разобраться.

 

- Илья Ковальчук вашими стараниями вернулся в Петербург, взорвав трансферный рынок?

- Послушайте, мы хотим, чтобы в России играли в хоккей отечественные звезды, которые помогут вернуть на прежний уровень любимую народом игру? Тогда надо платить. Напомню, у Ильи в НХЛ был контракт на $100 млн. У нас сумма скромнее. Гораздо! Но речь даже не о деньгах. Ковальчук возвращался в том числе ради гарантированной возможности сыграть за сборную на Олимпиаде в Сочи.

Увы, результат оказался не тем, которого ждали, но это спорт, в нем всякое случается. Как бы там ни было, Илья остается в России, он реальная звезда, которая подсвечивает и СКА, и всю лигу. На домашних матчах нашей команды в Петербурге нет свободных мест. И я стараюсь не пропускать игры, если дела позволяют. Болельщики идут семьями - с детьми, женами. И атмосфера на трибунах стала гораздо лучше, никаких фанатских выходок, как на футболе. С людьми надо работать! Любой матч превращается в шоу, начинающееся задолго до стартового свистка судьи. Приезжайте сами и посмотрите.

Да, есть богатые и бедные клубы. Таковы реалии большого спорта, от этого никуда не деться. Можно установить потолок зарплат (к слову, в этом сезоне мы снижаем планку с прошлогодних 1,29 млрд руб. до 1,1 млрд руб.), ввести еще какие-то ограничения, чтобы всех уравнять, но в любом случае нужны четкие правила. А то ведь что получается? С Ковальчуком контракт заключили на пять лет, на первый сезон его по предварительной договоренности исключили из бюджетной ведомости клуба, а теперь от нас требуют вернуть. Но так же не бывает. Если условились о чем-то, слово надо держать!

О ПРОЕКТЕ

В рубрике «Первые лица» информационное агентство ТАСС ежемесячно публикует интервью российских чиновников, политиков и бизнесменов – руководителей министерств и ведомств, ведущих представителей законодательной и судебной власти, государственных корпораций и компаний. В прямой беседе с первыми лицами государства журналист Андрей Ванденко поможет читателям лучше понять механизмы государственного устройства России, выяснить причины и мотивацию принимаемых решений, донесет «неказенную» позицию руководителей официальных органов власти по самому широкому кругу вопросов.

АВТОР

Андрей Ванденко

Родился 8 ноября 1959 года в Луганске на Украине. В 1982 году окончил факультет журналистики Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. С 1989 года живет и работает в Москве. Свыше двадцати лет специализируется в жанре интервью. Публиковался в большинстве ведущих российских СМИ. Лауреат профессиональных премий.