Первые лица

 

- "Уралвагонзавод" я привел для примера, имея в виду, что за вами стоит большая группа сторонников. Но есть люди, которые не разделяют ни вашу политику, ни лексику. Как вы к этому относитесь?

- Очень хорошо.

© Михаил Метцель/ТАСС
© Михаил Метцель/ТАСС

- Ну их в болото, условно говоря?

- Знаете, можно как угодно обзывать друг друга. Сталкиваюсь с этим на протяжении длительного времени и считаю, все зависит от культуры, общей и политической. Можно бороться с оппонентами, но не переходить на личности, не драться, ну и так далее. Это не значит, что нельзя отстаивать свою точку зрения. И можно, и нужно это делать, но - я всегда об этом говорил - только в рамках закона. Если преступим эти границы, перейдем к разрушению. Потом будет очень трудно собрать воедино то, чем дорожим.

- Но вы хотите сделать оппонентов союзниками или… пусть себе живут?

- Невозможно всех превратить в союзников, даже стремиться к подобному не надо. Наоборот, хорошо, когда есть сомневающиеся! Но они сами должны предлагать конструктивные решения. Вот если мы имеем дело с такими оппонентами, они очень полезны. Но есть и другие, которым "чем хуже - тем лучше". Увы, это тоже неизбежно.

Знаете, едва государство ослабевает по ключевым параметрам, сразу возникают центробежные силы, растаскивающие его. Это как в организме: иммунитет чуть упал - и грипп. Они же сидят внутри, эти бациллы-то, бактерии, они все время там присутствуют. Но когда организм сильный, вы своим иммунитетом грипп всегда подавите. Спортом надо заниматься!

- С этим никто не спорит, тем не менее есть люди, которые могут не соглашаться с вами в чем-то другом. Это ведь не означает, что они обязательно пятая колонна и враги?

 

Невозможно всех превратить в союзников, даже стремиться к подобному не надо

- Нет, конечно, нет. Однако это не значит, что нет людей, которые обслуживают иностранные интересы в России. Такие тоже есть. Это кто? Они используют во внутриполитической борьбе деньги, полученные от зарубежных государств, не брезгуют брать их.

- Делать это все сложнее и сложнее благодаря заботе нашей родины. Достаточно назвать законы, приравнивающие НКО к иностранным агентам, ограничивающие участие граждан других стран во владении российскими СМИ...

- Нет. Внешне, наверное, и сложнее, но это по-прежнему возможно. Всегда найдутся обходные пути, как получить и истратить деньги на то, ради чего они даны.

Конечно, последние решения ограничивают использование иностранных средств для внутриполитической борьбы в России. Они ставят определенные заслоны, но их обходят, надо внимательно следить, чтобы этого не случалось.

Ведь ни одно уважающее себя государство не допускает, чтобы иностранные деньги использовались внутри страны для политической борьбы. Попробуйте сделать это где-нибудь в Штатах - сразу за решетку сядете. Там госструктуры гораздо жестче, чем у нас. Внешне все благообразно, демократично, но едва до дела дойдет по таким позициям - шансов никаких!

У нас намного либеральнее. Можно все! Да, вопросы развития демократии важны для России, как и для любого другого государства. Но мы должны понимать: это не демократия ради демократии. Это для народа, чтобы люди жили лучше, имели реальный доступ к рычагам управления страной.

Нельзя создавать условия, чтобы иностранные государства делали нас слабее, подчиняли собственной воле и рассчитывали надавить изнутри, влияя на нашу политику в своих интересах. Надавили - и мы согласились по Сирии, иранской ядерной программе, ближневосточному урегулированию, свернули программы собственной оборонной политики. Ради подобного и используются эти инструменты и деньги…

- В чей огород камешек?

- Ни в какой не в огород и не камешек, это разъяснение моей позиции. Вы спросили, я и объясняю, как думаю. Если люди искренне заинтересованы в улучшении структуры управления, контроля общественности за их деятельностью, доступа граждан к органам власти - правоохранительным, административным, каким угодно, это абсолютно правильно и должно быть поддержано, я всегда буду за. Но если вижу, что все делается исключительно из желания понравиться кому-то за бугром, поплясать под чью-то музыку и нас заставить, конечно, буду подобному противодействовать.

- Это не приводит к повышению градуса ненависти в обществе?

- Не вижу этого сегодня. В период предвыборных кампаний такое бывает везде, и у нас было, но мне кажется, сейчас подобного нет.

- Но посмотрите, как социальные сети бурно реагируют на любое знаковое событие. Будь то новости с Украины или премьера фильма Никиты Михалкова. Люди порой так агрессивны, настолько не готовы уважать или хотя бы выслушивать чужую точку зрения, что по самым острым темам даже приходится закрывать для комментариев интернет-страницы и сайты.

- Это не связано с нашими действиями по защите внутренней безопасности, по очищению внутренней политики от иностранного влияния.

- Я говорю о состоянии гражданского общества.

- И я о нем. Речь об общей культуре. Значит, чего-то пока не хватает людям. А что, в других странах все хорошо? Тогда там не было бы событий, связанных, допустим, с выступлениями и драками футбольных фанатов. Не было бы недавнего нападения на лагерь эмигрантов в Италии, где люди погибли. Не было бы других негативных событий, которые происходят по миру. И у нас тоже они есть, увы. Надо работать, чтобы люди абсолютно разных взглядов цивилизованно выясняли отношения и вели борьбу мнений.

- Но, знаете, так получается, и я с этого разговор начал, что многое в моральном климате зависит именно от вас.

- Это не так.

- Это так, Владимир Владимирович.

- Нет, это так кажется. Вам и вашим коллегам легче на кого-то все свалить. На себя посмотрите! Как в средствах массовой информации подается информация, как вы влияете на умы миллионов людей, какие программы у нас идут по центральному телевидению?

Мы что, страна, где федеральные каналы должны исключительно зарабатывать деньги и думать о стоимости минуты рекламного времени, поэтому с утра до вечера нужно крутить так называемые дефективы?

А все позитивное, воспитывающее, дающее стандарты восприятия мира фундаментально-философского, эстетического характера показывать лишь на канале "Культура"? Наверное, ведь нет. Кстати, обращаю ваше внимание, госорганы смотрят на это со стороны.

Мы не вмешиваемся в редакционную политику даже государственных каналов. С точки зрения либеральных ценностей, наверное, это очень хорошо. А в результате, к сожалению, видим на экране то, что видим.

Едва государство ослабевает по ключевым параметрам, сразу возникают центробежные силы

- Если судить по новостям и политическим ток-шоу федерального ТВ, мы с вами живем на Украине. Это главная тема последнего года…

- Но из этого совсем не следует, будто все связано со мной. Ошибочное мнение, заблуждение. Это не так. Даже абсолютно не так! Лишь кажется, будто все зависит от первого лица. Да, есть фундаментальные вещи. Но разные точки зрения сталкиваются постоянно.

Часто коллеги приходят и говорят: все-таки нам нужно окончательное мнение по тому или иному вопросу. Мы встречаемся с Дмитрием Анатольевичем, вырабатываем единую позицию. Без главы государства трудно это сделать. Кроме правительства ведь есть Центробанк, администрация президента, парламент… Надо координировать работу. Действительно, приходится вмешиваться. 

Поделиться
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'HH:mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'HH:mm:ss') || '10:50'}}
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'mm:ss') || '10:50'}}
{{qualityItem | uppercase}}
HD .mp4 Высокое качество
SD .mp4 Среднее качество
AU .mp3 (9.93 MB) Аудио дорожка

Но сказать, что президент сам решает любые вопросы, всегда и все от него зависит… Это не так.

- Думаю, если завтра вы захотите объявить монархию, замешательство будет недолгим.

- Во-первых, не уверен, недолгим ли окажется замешательство, одобрят ли это люди.

- Я не призываю, Владимир Владимирович, говорю в порядке эксперимента.

- Понимаю, понимаю... Это во-первых. А во-вторых… Вот вы спрашивали про рейтинги, не знаю, насколько полно смог ответить на ваши вопросы и замечания, но мне кажется, это связано и с тем, что люди доверяют своим избранникам, вашему покорному слуге в том числе.

Значит, люди исходят из того, что как минимум никакой дури сделано не будет. У нас, к счастью или несчастью, не стану сейчас давать оценок, этот этап пройден, страница монархии перевернута в истории страны.

О ПРОЕКТЕ

В рубрике «Первые лица» информационное агентство ТАСС ежемесячно публикует интервью российских чиновников, политиков и бизнесменов – руководителей министерств и ведомств, ведущих представителей законодательной и судебной власти, государственных корпорации и компаний. В прямой беседе с первыми лицами государства журналист Андрей Ванденко поможет читателям лучше понять механизмы государственного устройства России, выяснить причины и мотивацию принимаемых решений, донесет «неказенную» позицию руководителей официальных органов власти по самому широкому кругу вопросов.

АВТОР

Андрей Ванденко

Родился 8 ноября 1959 года в Луганске на Украине. В 1982 году окончил факультет журналистики Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. С 1989 года живет и работает в Москве. Свыше двадцати лет специализируется в жанре интервью. Публиковался в большинстве ведущих российских СМИ. Лауреат профессиональных премий.

Реклама будет закрыта через {{$root.tempTimer}}