Первые лица

 

- Если не прав, поправьте, но, мне кажется, человек на таком посту, как ваш, одинок по определению. Это его удел.

- Всегда так говорится.

- А по факту?

© Михаил Метцель/ТАСС
© Михаил Метцель/ТАСС

- И по факту - да. Отчасти... Вот вы упоминали друзей. Демонстративно не отказываюсь от них, но все тоже приблизительно. Это не значит, что мы каждый день встречаемся, шампанское или водочку попиваем и "трещим".

- Вы что предпочитаете?

- Я предпочитаю чай.

- А что за напиток вам подают, пока мы беседуем?

- Обыкновенный чай. Хотите, угощу? Приносят в такой закрытой посуде, чтобы не остывал...

Кроме того, у меня напряженный рабочий график. Даже дочерей вижу один или два раза в месяц, и то еще нужно время подгадать.

- Они сейчас в какой стране?

- В России, в какой же?

- Здесь?!

- Ну конечно. В Москве живут. Дома встречаемся…

Да, у меня добрые отношения с людьми, которых вы упомянули. Стараюсь поддерживать контакт и с однокурсниками по университету.

- Они не обязательно миллиардеры?

- Совсем нет! Обыкновенные люди. В основном работают в правоохранительной сфере, в МВД, прокуратуре, адвокатуре, административных органах.

- Назовем поименно?

- Ну много их, 80 человек! Одним будет приятно, а другим, наоборот, не очень, ведь часть живет в республиках бывшего Советского Союза, и факт контакта со мной тоже представляет определенную угрозу.

- И на Украине есть?

- И там, и в Грузии, и в других республиках...

- Агенты влияния?

- Никакие они не агенты и ни на что не влияют! Живут своей жизнью. Обычные граждане своих стран, очень лояльные, любящие. Но исходя из событий у них дома наше знакомство является определенной нагрузкой…

Дочерей вижу один или два раза в месяц

Если бизнесменов, о которых вы сказали, уконтрапупили сразу лишь по факту контакта со мной, наложили санкции, то те, о ком я сказал сейчас, абсолютно рядовые люди. У них нет капиталов, их невозможно обложить санкциями. Но есть иные меры воздействия, и очень нелицеприятные, может, даже опасные.

Поэтому лучше об этих людях много не говорить.

- Про одиночество тем не менее…

- Я же сказал, загрузка такая, что не позволяет иметь широкий круг друзей.

- Но с учетом того, что вы можете о любом узнать все…

- Да.

- …а о каждом можно узнать всякое…

- Да.

- …это тоже, наверное, накладывает отпечаток?

- Нет, стараюсь не пользоваться своими возможностями в этом.

- Чтобы окончательно не разочароваться в человечестве?

- Нет, просто… Я же почти 20 лет проработал в КГБ и знаю, как там пишут справки. Далеко не всегда эти отчеты и материалы объективны. Стараюсь опираться на личное восприятие, для меня важен прямой контакт и общение. И часто мое представление расходится с тем, что получаю в виде официальных документов.

Я руководствуюсь собственными впечатлениями о человеке, а не бумажками.

Дорожу теми, кто может сказать: "Думаю, вы не правы, Владимир Владимирович"

- Интуиция?

- Даже не интуиция. Только отчасти она. Личное общение важнее. Хотя, конечно, когда речь о принятии решений, особенно кадровых, есть определенные правила. Сначала нужно получить информацию из разных источников. Это естественно. Но в итоге стараюсь делать вывод исходя из своего мнения о человеке.

- Какое у вас личное пространство, Владимир Владимирович?

- Знаете, все-таки не чувствую себя одиноким. Вот как это ни покажется странным. Общения, контактов у меня, может, и не так много, даже с людьми, которые считаются моими друзьями, санкционированными ходят. Это правда.

Но одиночество, мне кажется, это другое, это не отсутствие возможности контактировать с другими, а внутреннее состояние души. И у меня такого чувства одиночества в душе нет.

- Окружающие постоянно заглядывают в ваши глаза, чего-то хотят от вас, ждут, просят...

- К этому уже давно привык, не считаю, будто это криминально со стороны людей. Те, с кем общаюсь, рассчитывают на какие-то мои решения, действия. Абсолютно нормально! Часто есть желание обсудить что-то, поговорить, но постоянно присутствует и ожидание ответа. Ну да, а как иначе?

- Про вас говорят, что прекрасно умеете слушать. И зачастую даже соглашаетесь с собеседником. Человек уходит в уверенности, что Владимир Путин - его союзник, но совсем не факт, что это так.

- Знаете, я все же стараюсь с уважением относиться к людям.

- Я спросил о другом.

- Нет, это уважение к мнению людей и даже к их просьбам. Никогда не забуду, как в начале 2000 года женщина передала мне бумагу, я посмотрел… Не стану говорить о просьбе, она касалась не лично женщины, а ее близких людей. И потом бумага затерялась.

До сих пор помню это как недопустимую оплошность с моей стороны.

Просьба могла быть не разрешена, но следовало сделать все, чтобы над ней поработали. Может, мне сказали бы: "Увы, вопрос не имеет положительного решения". Тогда распорядился бы написать человеку, объяснить, почему помочь не получилось. Но так, чтобы совсем затерять… Знаете, до сих пор обидно, жалко. Чувствую себя неловко…

Повторяю, это не значит, будто все просьбы, когда мне в глаза смотрят и бумаги передают, обязательно должны быть удовлетворены. Некоторое из того, о чем люди просят, и нельзя выполнить, и по закону не положено.

- Слово "нет" долго учились говорить?

- В китайском языке существует, по-моему, 16 способов, как сказать "нет". И ни один из них буквально не звучит.

- Вы владеете сколькими?

- Вопрос не в форме, а в сути. Невозможно всегда говорить "да", хотя, уверяю вас, зачастую хочется отвечать именно так. Хотя все равно приходится отказывать…

Поделиться
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'HH:mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'HH:mm:ss') || '09:00'}}
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'mm:ss') || '09:00'}}
{{qualityItem | uppercase}}
HD .mp4 Высокое качество
SD .mp4 Среднее качество
AU .mp3 (8.24 MB) Аудио дорожка

- А кто может возразить вам и что ему за это будет?

- Только я сам и закон. Закон не положено нарушать никому, в том числе и первым лицам.

- Вы о себе, а я спросил о других. Остались смельчаки, которые не смотрят в рот, а спорят?

- Есть люди независимые, с собственным мнением. Дорожу ими, они могут сказать: "Думаю, вы не правы, Владимир Владимирович".

- Перечислите этих героев?

- Не будем их популяризировать, но они есть.

О ПРОЕКТЕ

В рубрике «Первые лица» информационное агентство ТАСС ежемесячно публикует интервью российских чиновников, политиков и бизнесменов – руководителей министерств и ведомств, ведущих представителей законодательной и судебной власти, государственных корпорации и компаний. В прямой беседе с первыми лицами государства журналист Андрей Ванденко поможет читателям лучше понять механизмы государственного устройства России, выяснить причины и мотивацию принимаемых решений, донесет «неказенную» позицию руководителей официальных органов власти по самому широкому кругу вопросов.

АВТОР

Андрей Ванденко

Родился 8 ноября 1959 года в Луганске на Украине. В 1982 году окончил факультет журналистики Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. С 1989 года живет и работает в Москве. Свыше двадцати лет специализируется в жанре интервью. Публиковался в большинстве ведущих российских СМИ. Лауреат профессиональных премий.

Реклама будет закрыта через {{$root.tempTimer}}