Первые лица

 

- В книге "От первого лица" вы рассказывали про свое пониженное чувство опасности. Для разведчика это недостаток.

- Да, так в моей характеристике написал психолог.

- И для президента это минус?

- Наверное, тоже нельзя назвать большим достоинством. Нужно уметь взвешивать все возможные последствия и при принятии решения учитывать любые варианты развития событий, чтобы исключить неблагоприятные.

- Без безбашенных поступков, словом.

- Да, безбашенных допускать нельзя. Цена ошибки очень высока.

- У вас на президентском посту таковые были?

- Нет.

- И сейчас все просчитали? Последствия действий по Крыму и дальнейшее.

- Да. Это стратегическое решение.

- Хорошо. Если, конечно, закончится хорошо.

- Вы правы. Но, думаю, так оно и произойдет…

Просто мы сильнее.

- Кого?

- Всех. Потому что мы правы. Сила в правде. Когда русский человек чувствует правоту, он непобедим. Говорю абсолютно искренне, не для красного словца.

Вот если бы мы ощущали, что где-то, извините, нагадили, поступили несправедливо, тогда у нас все висело бы на волоске. Когда нет внутренней убежденности в правоте, это всегда приводит к каким-то колебаниям, а они опасны. В данном случае у меня сомнений нет.

- Но не бывает людей, которые не совершают ошибок.

- Конечно. И у меня случались какие-то шероховатости.

- Например?

- Не буду сейчас говорить об этом, в ходе большой, масштабной работы всегда происходит такое, что, может, стоило сделать иначе. Но это не носит, знаете, глобального, стратегического характера. Надеюсь, этого и не произойдет.

У меня определенный, что ли, стиль сложился за многие годы. Никогда не принимаю волюнтаристских решений, таких, последствия которых не вижу. Если этого не происходит, стараюсь пока подождать. Это как на дороге: не уверен - не обгоняй. Вот ты вылез из ряда, посмотрел: путь свободен. Но этого мало.

Знаете, бывает так: вроде все свободно, а дорога ушла вниз, и ты не заметил, что оттуда идет машина, да еще на высокой скорости. Нужно быть абсолютно уверенным, что нет встречного транспорта, что ты действительно контролируешь ситуацию. Тогда обгоняй!

Президент России Владимир Путин и его бывший тренер по дзюдо Анатолий Рахлин во время финальных поединков клубного Кубка Европы по дзюдо
© ИТАР-ТАСС/Дмитрий Астахов
Президент России Владимир Путин и его бывший тренер по дзюдо Анатолий Рахлин во время финальных поединков клубного Кубка Европы по дзюдо
© ИТАР-ТАСС/Дмитрий Астахов

- Мы сейчас не на встречке?

- Это те, кто пытается с нами соревноваться, на встречке. Мы в своем ряду и с заданной скоростью... Если все правильно делать, не придется суетиться. Как в спорте, которым вы не хотите заниматься.

Некоторые вещи принимаются на основе вроде бы первой сигнальной системы, тем не менее срабатывает предыдущий опыт и понимание, как должна развиваться ситуация. Реакция должна быть быстрой.

- В вас дзюдоист говорит. Философия этой борьбы не предполагает суетность.

- В общем, да. Но если без конца раздумывать, тоже мало толку. Ведь результат дает не только хорошая проработка решения, не рассуждения на заданную тему, а само действие.

- До нашего разговора у меня было ощущение, что этот год наиболее тяжелый для вас.

- Да нет. Ну а когда в России было легко?

- Вспомним тучные годы.

- Для кого-то тучные, а у нас шла война на Кавказе. Тучные! Что легкого-то? Возьмите новейшую историю начиная с 2000 года.

- Я про этот период и говорю.

- А в прежние времена? Взять любой этап нашей истории, хоть советский, хоть досоветский.

- Царя Гороха вспоминать не будем, о вас разговор, Владимир Владимирович. 1996 год вы наверняка не забыли...

- Ну да, тогда мы проиграли выборы, Собчак потерял пост мэра Петербурга, я без работы остался... Думал, как жить дальше, где работать, чем детей кормить. В прямом смысле, без преувеличения. Конечно, было непросто.

Но, знаете, в жизни каждого человека существуют такие моменты. Можно вспомнить и, скажем, 2000, когда нужно было понять, как действовать после нападения боевиков на Дагестан.

Ведь высказывались идеи построить стену вокруг Чечни. Натуральную! Но это было абсолютно неприемлемо. И для людей, которые нам верили в Чечне, и для России. Контрпродуктивно, опасно, вредно. Затем пошли бы другие стены и разделительные линии. И все, страны не стало бы…

Вот вы упомянули тучные годы. А нам нужно было восстановить экономику, элементарно спасать ее. Потом была критика, что мы делаем не так. Упрекали, что слишком много дали людям, сильно подняли зарплату. Это уже в мой адрес реплика. Мол, производительность труда в России заметно отстает от уровня зарплаты. Мне говорят: "Не надо было так!"

Когда нет внутренней убежденности в правоте, это всегда приводит к колебаниям, а они опасны

Мог не делать? Хорошо, когда возможности сочетаются с запросами. Но ситуация, в которой страна находилась в 90-е годы и в начале нулевых, требовала показать людям, что мы движемся в правильном направлении и жизнь хоть как-то улучшается.

Если бы не сделали этого, может, и не удалось бы консолидировать общество, добиться определенных результатов по восстановлению страны.

Коллеги из рыночно-либерального блока говорили нам: "Ни в коем случае нельзя принимать программу материнского капитала". Меня лично много раз убеждали: "Как в "черную дыру" бросить огромные деньги. Не просчитать!" И результата, говорили, не будет. Программа не повлияет на уровень рождаемости в стране.

Приводили примеры некоторых западноевропейских стран, где платят большие пособия за рождение ребенка, а толку нет. Я выслушал аргументы "за" и "против", а потом пришел к выводу, что у нас иная ситуация.

Надо нашим людям дать другой горизонт планирования семьи. В Европе жизнь качественно отличается. В России одним из ограничителей роста рождаемости тогда являлся очень низкий уровень доходов, семья не могла позволить себе ребенка, тем более двух.

А для нас это важно, особенно в регионах. Были опасения, справится ли бюджет с новыми платежами, не обманем ли людей? Нет, и не обманываем, и справляемся. Наряду с другими мерами поддержки все сработало! В России не было такой рождаемости в последние десятилетия!

- Но сейчас-то отменяем материнский капитал?

- Это другой вопрос. Скажу о нем в послании Федеральному собранию, не хочу заранее объявлять. Нет, надо быть аккуратным. Программа через год заканчивается, и все должны знать об этом.

Но, конечно, нужно думать о механизмах поддержки демографии. У нас и новые перинатальные центры появились, и схемы денежных выплат не только семьям, но и медучреждениям за качество обслуживания женщин. От этой оценки многое зависит...

Комплекс мер принес результат, превзошедший наши ожидания. Демография демонстрирует устойчивую позитивную динамику. Почему так подробно об этом рассказываю? От меня зависело окончательное решение, поскольку голоса были и "за", и "против".

- Подтверждаете, Владимир Владимирович, то, что я говорил в самом начале. Хоть круть, хоть верть, а все упирается в одного человека.

- Нет-нет, не все!

- Хорошо, многое.

- А я утверждаю: не все. И повторю это. Да, при принятии стратегических решений часто не обходится без моего участия. А зачем иначе нужен первый человек, если он ни фига не делает? Если только сидит на троне и царствует?

- Еще цитата. Николай Бердяев: "Русский человек любит Россию, но не привык чувствовать себя ответственным перед Россией".

- Это гениальный человек, уважаемый.

- Его слова можно адресовать русским чиновникам и бизнесменам.

- Не существует такой национальности - чиновник и бизнесмен, это виды деятельности. А ментальность народа, она, конечно…

- Вот приедет барин, барин нас рассудит.

- Если дадите договорить, узнаете мою позицию… Ведь откуда все пошло? У русского человека, как правило, и не было ничего, он постоянно работал на барина. Что оставили, то и слава Богу. Мужик знал: все забрать могут. Это еще от крепостного права движется.

Нельзя сказать, что не было ответственности за страну. Может, не хватало соответствующего отношения к текущим делам, к бизнесу, к собственности. Не сформировалось оно, как в странах с развитой рыночной системой, где человек понимал, что сам должен бороться за благополучие свое и семьи.

У нас общинный склад ума и менталитет. И хорошо это, и не очень. Хорошо, что есть чувство общности. А не очень - из-за отсутствия индивидуальной ответственности. Но сказать, будто русский человек не дорожит… Как точно у Бердяева?

- "Не привык чувствовать себя ответственным перед Россией".

- Я вот чувствую себя ответственным. Зависит, какой человек в целом. Чем проще, тем больше у него ответственности за родину.

- Я о больших начальниках говорю, которые привыкли, знаете…

- Бердяев же писал не о начальниках, он говорит о русском человеке.

- Удобнее, когда есть кто-то, который все решает, а остальные, мол, исполняют.

- Может, и так, но вы привели цитату из Бердяева, и я позволю себе набраться дерзости и поспорить с классиком.

Повторю еще раз: чем человек проще и ближе к земле, тем больше у него ответственности за родину. Скажу даже, почему. У него другой родины нет, он не сядет в самолет, в поезд либо на лошадь и не уедет, не отвалит отсюда.

Он знает, что останется жить здесь, на этой земле, тут будут его дети, внуки и правнуки. Он должен о них позаботиться. Если сам не сделает, никто не сделает. В этом основа государственности и патриотизма рядового русского человека.

Да и человека любой национальности, живущего здесь. Мы же знаем, кто собирал ополчение в 1612 году: этнический татарин созывал людей, все свои деньги отдал, стал спасителем Москвы и России. "В объединении сила!" - этот внутренний патриотизм рядового российского гражданина очень силен.

- Вы говорите о простом человеке, как бы отделяя элиту…

- Нет-нет. Я сказал: у рядового человека этого еще больше, но в принципе речь об общей ментальности русских людей. Да, те, у кого миллиарды, ощущают себя гражданами мира. Особенно им свободно, если деньги размещены в офшорах. Укатили за границу и сидят там, чувствуют себя хорошо…

- Это плохо?

- Считаю, да. Конечно, плохо. Оторванный от корней человек в конце концов начинает об этом жалеть. Нет ничего роднее, чем твоя земля, друзья, близкие, культура народа, в которой ты вырос.

Поделиться
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'HH:mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'HH:mm:ss') || '17:07'}}
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'mm:ss') || '17:07'}}
{{qualityItem | uppercase}}
HD .mp4 Высокое качество
SD .mp4 Среднее качество
AU .mp3 (15.67 MB) Аудио дорожка

- Сейчас мир без границ.

- Он всегда оставался таким. А что, во времена Лермонтова или, скажем, Пушкина мир был другим? Сел да поехал. Путешествовали на воды в Европу, плавали в Америку на кораблях. Сейчас мы вернулись к тому состоянию. Ничего, по большому счету, не изменилось. Был лишь относительно небольшой промежуток в истории человечества, когда все перегородили границами.

- Мы не пытаемся новые заборы строить?

- Мы нет. И не будем. Понимаем пагубность железного занавеса для нас. И в истории других государств были периоды, когда страны пытались отгораживаться от остального мира, очень дорого за это заплатив. Практически деградацией и развалом. Мы ни в коем случае по этому пути не пойдем. И вокруг нас никто стенку не выстроит. Невозможно!

О ПРОЕКТЕ

В рубрике «Первые лица» информационное агентство ТАСС ежемесячно публикует интервью российских чиновников, политиков и бизнесменов – руководителей министерств и ведомств, ведущих представителей законодательной и судебной власти, государственных корпорации и компаний. В прямой беседе с первыми лицами государства журналист Андрей Ванденко поможет читателям лучше понять механизмы государственного устройства России, выяснить причины и мотивацию принимаемых решений, донесет «неказенную» позицию руководителей официальных органов власти по самому широкому кругу вопросов.

АВТОР

Андрей Ванденко

Родился 8 ноября 1959 года в Луганске на Украине. В 1982 году окончил факультет журналистики Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. С 1989 года живет и работает в Москве. Свыше двадцати лет специализируется в жанре интервью. Публиковался в большинстве ведущих российских СМИ. Лауреат профессиональных премий.

Реклама будет закрыта через {{$root.tempTimer}}