Первые лица

Татьяна Голикова:

Россия входит в рамки жесткого бюджета

12 октября 2015

Председатель Счетной палаты Российской Федерации в спецпроекте ТАСС "Первые лица"

© Станислав Красильников/ТАСС

Председатель Счетной палаты Российской Федерации в спецпроекте ТАСС "Первые лица"

─ Кажется, уже все поняли, что тучные годы миновали и впереди ─ худосочные. При этом отечественная экономика перестраивается на новый лад больно уж неторопливо. У вас, Татьяна Алексеевна, есть объяснение, почему так происходит?

─ Понимаете, в чем загвоздка… Если говорить о федеральных органах, нынешнее положение дел по-настоящему критично для двух министерств ─ экономического развития и финансов. Они оценивают состояние дел, опираясь на объективные показатели, и прекрасно сознают степень ответственности за происходящее. Ведь и спрос будет с них. А остальные министерства и ведомства, использующие федеральные ─ и не только ─ ресурсы, не до конца, на мой взгляд, ощущают, что расклад радикально изменился. В принципе, это тоже объяснимо. Пока в нашей экономике достаточно денег, чтобы осуществлять процессы развития, ради которых эти средства и были аккумулированы. Но тут ключевое слово "пока". Люди продолжают жить так, словно у нас по-прежнему все хорошо. Поэтому можно не особенно экономить, наращивать новые расходы и не отчитываться за ранее произведенные.\

Холодное дыхание осени еще не все, видимо, почувствовали. Но в октябре осознать ответственность придется. Жизнь заставит.

─ Иллюзия, что бюджетная бочка неисчерпаема?

─ Да, у меня такое впечатление. Надеялась, отношение изменится, но вот не переламывается. Может, виновником тому лето, когда деловые процессы в стране стихают. А холодное дыхание осени еще не все, видимо, почувствовали. Но в октябре осознать ответственность придется. Жизнь заставит.

─ Год назад была иная картина?

─ Не могу этого сказать, если судить по исполнению федерального бюджета. И тогда правительство не сумело точно спрогнозировать доходы, а имеющиеся средства расходовались порой не слишком эффективно. Другое дело, что в сентябре 2014-го кризис не был столь глубок, хотя специалисты уже понимали степень рисков, связанных с введением санкций против России, падением мировых цен на углеводороды и теми процессами, которые это влекло за собой.

В последнее время много разговоров о неэффективности системы. Мол, все привыкли к ручному управлению. На мой взгляд, оно порой очень даже полезно. Если тебя наделили конкретными полномочиями, поставили четкую цель и дали денег для ее достижения, доведи начатое до логического конца.

Определенная тревога за ситуацию в экономике есть, не скрою. Большинство запланированных планом нормативных актов выпущено, а с использованием заложенных под их реализацию материальных средств, увы, возникают сложности. Не все и не по всем направлениям сработали эффективно.

─ Можно конкретнее?

─ Давайте рассмотрим тему поддержки российского автопрома, которой я сейчас предметно занимаюсь в числе прочих дел. Не секрет, что продажи машин в стране резко сократились. Не нужно даже объезжать автосалоны, это видно по официальным статистическим данным. Чтобы поддержать важную отрасль промышленности, правительство наметило комплекс мер, включающих программы утилизации, trade-in, льготного кредитования и лизинга. Аналогичные шаги предпринимались и в кризис 2008 года, это дало тогда необходимый экономический эффект, позволило автопрому удержаться на плаву, пережить трудный момент.

В нынешнем антикризисном плане на помощь отечественным автопроизводителям выделено 40 миллиардов рублей, из них на обновление автопарка ─ 10,7 миллиарда. Мы не обсуждаем сейчас, много это или мало. Сколько выделили, столько есть. Но! На 1 сентября 2015 года из указанной суммы израсходовано порядка 1,6 миллиарда рублей. Исполнение менее пяти процентов! Спрашивается: это и есть поддержка? Фактически ее не оказывают. Таких примеров, увы, очень много.

─ Сколько проверок за год проводит Счетная палата?

Порой сложно избавиться от ощущения безответственности при использовании бюджетных средств. Как не к своему относятся

─ Около пятисот. Не стремимся увеличивать это число. Мы обязаны давать заключения на законы об исполнении бюджета минувшего года и проекте нового бюджета. Стандартная процедура. Проверкам подвергаются все главные распорядители государственных средств. Остальное ─ текущая деятельность. В 2015 году реализуется антикризисный план правительства, выделяются деньги из Фонда национального благосостояния. Естественно, в постоянном режиме мониторим ситуацию.

─ А кто решает, чья конкретно очередь отвечать на ваш, Татьяна Алексеевна, вопрос: "Где деньги? Куда потратили казенные?"

─ Ну, все-таки не мой персонально, а СП… Есть поручения президента, обращения Совета Федерации, Госдумы, силовиков. Плюс письма граждан. Правда, последние обычно рассматриваются контрольно-счетными органами регионов. За исключением случаев, когда затронутые вопросы носят глобальный характер.

─ Проверки со знаком плюс у вас случаются? Когда людям и претензии предъявить не за что?

─ Выявляются ведь нарушения разного рода. Не бывает, чтобы мы не нашли те или иные недочеты и недоработки. Но их, конечно, надо ранжировать. Думаю, процентов десять наших заключений по итогам проведенных проверок можно отнести к категории "лайт", когда обнаруженные нарушения не ведут ни к неэффективности, ни к нецелевому использованию бюджетных средств. Такие огрехи весьма легко и быстро устраняются. Это все относится к обычным, рабочим процессам. Как известно, никогда не ошибается лишь тот, кто ничего не делает.

К сожалению, уровень коррупции остается высоким, и это одна из основных проблем. Еще я добавила бы сюда и уровень безответственности

─ Значит, остальные девяносто процентов ваших проверок заканчиваются оценкой "неуд"?

─ Ну, не так, чтобы совсем, но… да. К сожалению, уровень коррупции остается высоким, и это одна из основных проблем. Еще я добавила бы сюда и уровень безответственности.

─ Раньше спасала жировая прослойка, сейчас она истончилась, и проблемы полезли наружу?

─ Отчасти ─ да.

─ Воровать больше не стали, но теперь это сильнее бросается в глаза?

─ Никогда не использую термин "воровство", говорю в более осторожных категориях. Мы выявляем факты, которые могут быть свидетельством возможных правонарушений. Естественно, вся информация направляется нами в правоохранительные органы, а они уже принимают решение, что дальше делать с полученными материалами. Когда есть признаки уголовного состава, дела расследуются в установленном порядке и отправляются в суд.

Но, повторю, порой сложно избавиться от ощущения безответственности при использовании бюджетных средств. Как не к своему относятся.

─ Может, наоборот?

─ Нет, личные деньги обычно берегут, считают, на что потратить, где сэкономить.

─ Вы ведь поклонница таланта Салтыкова-Щедрина, Татьяна Алексеевна? Полагаю, вам знакома эта цитата из классика: "Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?". Это в продолжение темы о том, как чиновники к бюджету относятся. Подходят да откусывают…

─ Наверное, замечание справедливо. Увы, и на прежней работе в министерстве финансов замечала, и здесь в Счетной палате вижу, что требования на бюджет всегда очень высокие.

─ По принципу "проси больше, получишь хоть что-то"?

Чтобы прекратить бесполезные и бессмысленные траты, нужна политическая воля. Ее порой не хватает. Надо уметь ставить точку

─ Нет, сначала надо попасть в бюджет. Как бы для решения некой государевой задачи. Совсем не обязательно крупной и важной. На старте все может оцениваться очень даже маленькой суммой. Повторяю, главное ─ вписаться строкой в бюджет. Вот основная цель. Дальше ─ больше. Вроде бы задача поставлена, но не решена. Нельзя же бросать начатое, правда?

© Станислав Красильников/ТАСС
© Станислав Красильников/ТАСС

Финансирование продолжается, идет эскалация расходов. То, что стоило копейку, теперь и за рубль не сделать. Мало! А потом, казалось бы, уже выполнено все, и новые деньги в бюджет не надо закладывать, но отходить от кормушки не хочется! Вот и выдумывают новые проекты и прожекты. Только бы не выпасть из обоймы.

К сожалению, год от года бюджет лишь обрастает такими расходами. Деньги выделены на разные полезные дела, а эффекта нет. Чтобы прекратить бесполезные и бессмысленные траты, нужна политическая воля. Ее порой не хватает. Надо уметь ставить точку. Удалось ли завершить начатое и получить результат, на который рассчитывали, второй вопрос. Но бесконечно тянуть волынку нельзя. А мы все надеемся на что-то, ждем, хотя всем давно уже все понятно…

─ Теперь, считаете, эта лазейка закроется?

─ Необходима определенная жесткость, когда принимается решение, включать те или иные расходы в бюджет. Можем долго рассуждать на тему, за что конкретно отвечает государство, должно оно поддерживать экономику, промышленность, сельское хозяйство либо же население. В свое время, как вы помните, господствовала идеология, что рынок сам разберется и отстроит процессы, а зона ответственности государства ограничивается пенсиями, зарплатой бюджетникам и социальными выплатами, а также участием в инфраструктурных проектах, которые без этого не смогут функционировать. Потом мы отодвинулись от подобного подхода, и сейчас в правительстве ведется спор на тему, как быть дальше. Понятно, Россия входит в рамки жесткого бюджета, и надо выбирать, что послужит приоритетом ─ сохранение в полном объеме взятых государством ранее социальных обязательств или же возможность отказаться от чего-то и вкладывать средства в инфраструктуру.

На мой взгляд, спор лишен смысла в силу отношения к деньгам тех, кто их администрирует.

Граждане платят налоги и вправе знать: хоть когда-нибудь кто-то ответит за все это? За то, что я называю коррупцией и безответственным использованием средств

С социальными выплатами проще. Они понятные, счетные. Контингент известен: перемножил и получил искомый объем ресурсов из бюджета. Но мы по-прежнему не хотим давать реальную оценку тому, как использовались выделяемые в разные периоды времени колоссальные средства на промышленность, поддержку сельхозпроизводителей и инфраструктурное развитие. Легко относимся к фактам, что эти деньги не работали на экономику, а года лежали в банках, находились на счетах различных субподрядчиков.

Если говорить о некой справедливости, включая социальную, надо объяснять людям, что и куда тратится. Планы заявляются прекрасные, но на деле картина часто иная. Люди видят и долгострой, и плохие дороги, и состояние ЖКХ. Граждане платят налоги и вправе знать: хоть когда-нибудь кто-то ответит за все это? За то, что я называю коррупцией и безответственным использованием средств.

Поэтому рассуждения, мол, тут от социальных программ отрежем, здесь чуток подсократим, вызывают у народа резонные вопросы. Разумеется, ограничения неизбежны, но они всегда должны быть объяснимы. Нужна понятная и прозрачная политика по всем направлениям.

О ПРОЕКТЕ

В рубрике «Первые лица» информационное агентство ТАСС ежемесячно публикует интервью российских чиновников, политиков и бизнесменов – руководителей министерств и ведомств, ведущих представителей законодательной и судебной власти, государственных корпораций и компаний. В прямой беседе с первыми лицами государства журналист Андрей Ванденко поможет читателям лучше понять механизмы государственного устройства России, выяснить причины и мотивацию принимаемых решений, донесет «неказенную» позицию руководителей официальных органов власти по самому широкому кругу вопросов.

АВТОР

Андрей Ванденко

Родился 8 ноября 1959 года в Луганске на Украине. В 1982 году окончил факультет журналистики Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. С 1989 года живет и работает в Москве. Свыше двадцати лет специализируется в жанре интервью. Публиковался в большинстве ведущих российских СМИ. Лауреат профессиональных премий.