7 июня, 17:00Прямая речь
Заместитель министра энергетики: на лампочках можно сэкономить миллиарды
© Антон Новодережкин/фотохост-агентство ТАСС

Антон Инюцын в интервью ТАСС рассказал о том, как модернизация экономики позволит России сэкономить топливо и деньги

Россия может заработать миллиарды не только за счет реализации крупных промышленных или инвестиционных проектов, увеличения объемов экспорта нефти, газа и угля, но еще за счет экономии энергоресурсов. Для этого вовсе не обязательно повышать налоги и снижать зарплату бюджетникам — достаточно модернизировать экономику и повысить ее энергоэффективность. Все это позволит России за пять лет сэкономить порядка 300 тонн топлива, то есть сотни миллиардов рублей.

Заместитель министра энергетики Антон Инюцын в интервью ТАСС в рамках Петербургского международного экономического форума сказал, что львиную долю этих средств российский бюджет может получить из-за запрета ламп накаливания, активного внедрения светодиодного освещения и индивидуальных тепловых пунктов. Также он рассказал о планах обязать застройщиков возводить на крупных объектах электрозаправки в больших городах и о своем желании пересесть на электромобиль.

Антон Юрьевич, в России за последние годы уделяется довольно много внимания теме энергоэффективности. Как вы оцениваете масштабы данной работы?

— Тут нужно понимать, что энергоэффективность — это очень глобальная тема и ей занимается не только Минэнерго России. Если посмотреть на другие сферы: здравоохранение, спорт, образование, промышленность, транспорт — все они тоже должны уделять внимание экономии энергии.

— А по факту еще кто-нибудь, кроме Минэнерго, занимается этой темой?

— Сейчас да, но пять лет назад практически ни одна из государственных программ не имела показателей по энергоэффективности, сегодня же они есть в половине.

— Есть ли успехи?

— Если сравнивать с 2010 годом, то нам удалось снизить энергоемкость ВВП на 11%. То есть на тот же экономический результат сейчас мы тратим на 11% меньше энергии.

— Можно ли сказать, что работа над энергоэффективностью приносит дополнительные деньги в российский бюджет?

— Конечно! Во-первых, это происходит за счет экономии средств на оплату топливно-энергетических ресурсов в бюджетной сфере. Например, развитие нормативной базы требований к освещению привело к значительному повышению доли светодиодных ламп. И уже сейчас ежегодная экономия на этом составляет около 4 млрд рублей.

Следующий немаловажный фактор — это субсидирование и компенсация оплаты ЖКХ для льготников. В доме с низкой энергоэффективностью идет повышенный расход тепла и электричества, за который платит бюджет. Таким образом, развивая жилой сектор, мы одновременно экономим и повышаем комфортность проживания.

Также важно привлечение частных инвестиций в бюджетный сектор. По оценкам РАЭСКО (Ассоциация энергосервисных компаний), их размер  только в прошлом году составил 7,4 млрд рублей, а полученная в результате экономия — свыше 8 млрд. В дальнейшем эти суммы будут только расти.

— Сколько удалось сэкономить денег на экономии энергии?

— За прошедшие шесть лет удалось сэкономить примерно 300 млн тонн условного топлива. Чтобы вы оценили масштабы, скажу, что в России годовое потребление составляет около 1 млрд тонн. То есть экономия за шесть лет составила около 30% от всего потребления. Это внушительно.

На ближайшие пять лет мы можем сэкономить еще 300 млн тонн. Из того потенциала, который мы четко видим, 30% приходится на тепловую генерацию, 23% — на жилищно-коммунальное хозяйство и бюджетную сферу, 21% — на потребление топлива автотранспортом. Еще 15% дают в сумме агрохимия, цементная промышленность, черная металлургия и транспорт.

— Если эти объемы перевести в рубли, то какую сумму мы можем сэкономить?

— Много. Сотни миллиардов рублей.

Как планировать энергоэффективность

— Вы говорили, что на текущий момент удалось снизить энергоемкость ВВП на 11%, какие дальнейшие планы?

— Сейчас перед нами стоит задача — 40% к 2020 году.

— Какие-то слишком амбициозные планы, учитывая сроки…

— Вы правы, я тоже не уверен, что удастся так скоро достичь 40%. В 2008 году мы опирались на прогнозы Министерства экономического развития: рост ВВП, инвестиций, тарифов. Многие вещи поменялись, и нельзя забывать, что наша экономика пережила два кризиса. Если происходит спад инвестиций, то через год, полтора, два это отражается на энергоемкости. Это отложенный эффект, как с демографией. Если у вас рождается меньше детей, то логично, что на бюджет через некоторое время может лечь большее бремя из-за необходимости покрывать дефицит Пенсионного фонда.

Естественно, влияют и другие факторы. Некоторые спрашивают: "Почему в КНР, где структура промышленности похожа на Россию, энергоемкость ниже процентов на 25?" Отвечу. Дело в том, что Китай все объекты построил фактически за последние 10–15 лет, а у нас много предприятий, которые требуют дополнительной модернизации.

— На ваш взгляд, повлияли ли санкции ЕС и США на темпы развития энергоэффективности в стране?

— Безусловно, повлияли. Еще в 2015 году мы отмечали замедление темпа снижения энергоемкости экономики. Это произошло в первую очередь из-за спада инвестиций. В ряде отраслей также осложнился доступ к закупкам эффективного импортного оборудования, а создание отечественных аналогов занимает драгоценное время.

— Как вы оцениваете объем инвестиций в повышение энергоэффективности, сохранение энергии? Какая тенденция на рынке — в сторону увеличения или сокращения финансирования?

— Я могу сказать только за ТЭК — в среднем ежегодный объем инвестиций составляет примерно 2–3 трлн рублей. В этом году у нас реализуются довольно большие проекты, поэтому инвестиции, скорее всего, будут на уровне предыдущих лет.

— Как на практике выглядит сохранение энергии? Какие наиболее эффективные способы?

— Это довольно простые вещи. Практически любая модернизация — это инвестиция в энергоэффективность. Капитальный ремонт здания и замена освещения могут снизить потребление электроэнергии и тепла примерно на 30%. Закупка нового, более экономичного оборудования, например локомотива или автомобиля, также дают высокий результат. Даже покупка нового холодильника или замена двери и окон в подъезде может в перспективе сэкономить солидную сумму. 

— Какие регионы являются передовыми по сохранению энергии? Кто в отстающих?

— Мы ежегодно сравниваем регионы друг с другом. Лидерами в прошлом году были ХМАО, Москва, Санкт-Петербург, Республика Татарстан, Мурманская и Белгородская области, Алтайский край. Аутсайдеры — Свердловская область, Севастополь, Чукотский автономный округ, Магаданская область. Причем размер бюджета здесь не всегда является определяющим фактором — так, Мурманская область заняла четвертое место, обогнав большинство регионов с лучшими параметрами бюджета.

О нашем и не нашем пути

— Если сравнивать с Европой, то дорогая электроэнергия создает им естественные стимулы для энергосберегающих процессов, так как самим компаниям выгоднее более бережно использовать электроэнергию. Какие стимулы у нас, учитывая, что в России она значительно дешевле?

— Согласен, высокие цены на энергоносители являются одним из главных побуждающих стимулов с точки зрения кошелька человека. Если бензин и электроэнергия дорогая, то ты обязательно будешь смотреть, сколько бензина она потребляет и есть ли у нее гибридный двигатель. То же самое касается бытовой техники.

— И что же тогда нам делать, цены повышать?

— Поднять цены до европейских ради эффективности потребления мы все равно быстро не сможем, это не наш путь.

Если же говорить о выборе потребителя, то нельзя заставить людей покупать то, что они не хотят. Здесь работает естественный ход прогресса — созревают технологии, энергоэффективные продукты становятся более дешевыми, надежными, и потребитель постепенно на них переходит.

Также мы можем выиграть за счет применения новых технологий, где экономия доходит до 20–50%, а значит, они выгодны даже при наших ценах. Прежде всего это переход на светодиодное освещение и использование автоматического погодного регулирования тепловой энергии в зданиях.

По освещению нам за пять лет удалось сформировать нормативно-правовую базу, которая привела к росту их доли рынка в десять раз: с 2% до 25–26%. И самое важное — цена снизилась от трех до пяти раз. Пять лет назад такая лампочка стоила тысячу рублей, сейчас же 100–150 рублей. Наша задача — снизить эту цену еще в два-три раза.

— Тем не менее обычную лампу накаливания в магазине можно купить менее чем за 10 рублей. К тому же всегда есть риск, что светодиодная может быстро перегореть из-за скачков напряжения. Какая тогда экономия?

— Да, есть такая проблема. Появляется огромное количество производителей, и нужно поддерживать качество. Лампочка должна служить пять-семь лет, а то и больше. Если она перегорает — это полностью дискредитирует идею продвижения светодиодного освещения. Поэтому сейчас сами производители качественной продукции объединяются для того, чтобы единым фронтом выходить на крупные сети. Мы их поддерживаем.

— Как вы считаете, светодиодные лампы когда-нибудь заменят лампы накаливания?

— Обязательно. Мы уже делаем шаги в этом направлении и уже обязали все госорганизации покупать светодиодные лампочки. С 1 июля — бюджетные учреждения, а с 1 января этого года к ним присоединились все ГУПы и МУПы. Можно сказать, что уже сегодня действует запрет на покупку неэффективных ламп.

Более того, нам удалось сформировать обязательное требование довести до 70% долю светодиодных ламп к 2020 году всех регулируемых компаний в России. Также мы внесли нормы по энергопотреблению к источникам света во всех проектах, связанных с уличным освещением.

— Требование обеспечить долю в 70% для светодиодных ламп касается только государственных компаний и учреждений?

— Для государственных учреждений это жесткое требование по всем закупкам. Для регулируемых (неважно, частных или государственных) — требование по 70% светодиодного освещения. Если вы проходите госэкспертизу или экспертизу на региональном уровне, даже если это касается только уличного освещения, вы обязаны закладывать в проекты энергоэффективные источники света.

К тому же с 1 января следующего года заработает обязательное требование по установке индивидуальных тепловых пунктов и светодиодного освещения во всех новых зданиях и многоквартирных домах, которые будут строиться в нашей стране, а также при капитальных ремонтах. Эта мера сэкономит миллиарды рублей.

— Сильно ли отличается эффективность использования энергии в России и Западной Европе? Сможем ли мы когда-нибудь их догнать? Когда это может произойти?

— Если говорить о показателях энергоемкости экономики, то международные эксперты оценивают, что энергоемкость экономики России в среднем вдвое выше, чем энергоемкость стран ОЭСР. Однако эта цифра слишком общая, так как у нас совершенно другие климат, расстояния и отраслевая структура потребления энергии. Поэтому сравнивать энергоемкость России и, например, Швейцарии не совсем корректно.

Если же говорить о подходах к управлению, то, например, в рейтинге государственного управления в области энергоэффективности, который подготовил Всемирный банк, Россия находится в группе лидеров, обогнав такие страны, как Финляндия, Швеция, Швейцария и Япония.

О яйце, курице и электромобилях

— Как вы смотрите на перспективы энергосберегающих видов топлива для автомобилей, прежде всего электричества?

— Не скажу, что мы здесь лидеры. Этой темой занимаемся, строим первые заправки. Я вижу вашу улыбку — вы явно сомневаетесь. Думаете, что их сейчас слишком мало?

— Напротив, у Россетей амбициозные планы на этот счет. Другой вопрос, захотят ли люди пересаживаться на электромобили?

— Здесь очень сложный момент. Что первично: курица или яйцо? Нам нужно стимулировать покупку электромобилей, а потом строить заправочную инфраструктуру или наоборот? Наверное, логичнее сначала строить заправки.

— То есть все-таки первично яйцо?

— Для электромобилей получается, что да. Но нужно идти поэтапно и как минимум во все новые проекты в крупных городах включать требование размещать зарядную инфраструктуру для транспорта.

То есть, если строится новый торговый комплекс, его нельзя будет сдать без электрозаправки. Думаю, это реально. По крайней мере на региональном уровне никто не мешает ввести такие требования к строительству.

Это логично, ведь обязательно наступит тот день, когда электромобилей будет появляться все больше и больше. Гораздо легче сделать это сейчас, чем потом это все заново сооружать.

— Со стороны Минэнерго будете предлагать эту идею?

— Мы уже предложили Москве, и они сейчас хотят ввести пакет таких требований для всех застройщиков.

 С другими городами общаетесь на эту тему?

— Знаю, что Санкт-Петербург занимается этой темой. Во Владивостоке над этим думают, ведь у них буквально под боком работают наши партнеры в Японии, у которых электротранспорт довольно быстро развивается.

Пока ситуация выглядит следующим образом. Всего по России сейчас работает 120 таких станций, автомобилей около 1000. В Москве сейчас 62 зарядные станции, а в Санкт-Петербурге уже 35. До конца года коллеги хотят довести их число до 155 штук.

В любом случае мы видим, что основная проблема в электромобиле — накопители. Не уверен, что сейчас с нашим климатом эти машины смогут справиться.

— На форумах, конференциях вы очень часто говорите об энергоэффективности, но бережете ли вы энергию у себя в дома, в быту, на работе?

— Да. Как минимум дома у меня везде стоят светодиодные лампы. Если сегодня они существенно дешевле, то почему бы их не купить? Тут даже вопрос не в профиле моей работы, а в банальной логике.

— На электромобиль готовы перейти?

— Я ездил на таком автомобиле, и с точки зрения комфорта езды, как машина набирает скорость, держит дорогу — она это делает даже лучше. Я не чувствовал провалов в двигателе, не было неприятных шумовых эффектов. Плюсов гораздо больше, но нужно дольше заряжать. К тому же пока, на мой взгляд, не до конца продумана тема зарядной инфраструктуры.

— Но если инфраструктура будет?

— С удовольствием бы купил.

Беседовал Алексей Большов

Читать далее
23 июня, 21:56
Капитал банка "Югра" вырос на 5 млрд рублей
15 июня, 18:22
Путин поручил доработать проект программы "Цифровая экономика" в части финансирования
15 июня, 17:49
Путин поручил до 15 октября подготовить законопроекты о новых формах специнвестконтрактов
13 июня, 14:32
"Росконгресс": ПМЭФ по ряду показателей превзошел экономический форум в Давосе
13 июня, 14:13
Проект "Сделано в России" собрал 458 заявок от компаний
13 июня, 2:00
Прямая речь
Предправления фонда "Росконгресс": ПМЭФ из площадки перерос в институт развития
Сергей Вязалов в интервью ТАСС подвел итоги завершившегося Петербургского международного экономического форума и рассказал о перспективах Года национального бренда "Сделано в России"
8 июня, 4:00
Прямая речь
Владимир Булавин: таможня должна быть простой, удобной и эффективной
Руководитель Федеральной таможенной службы рассказал в интервью ТАСС о комплексной программе развития ФТС до 2020 года, информационном обмене между ФТС и ФНС и внедрении системы tax free
8 июня, 3:30
Прямая речь
Андрей Комаров: промышленность и профобразование в РФ живут в разных плоскостях
Председатель совета директоров Челябинского трубопрокатного завода рассказал, как ускорить модернизацию образования и какие финансовые инструменты помогут заинтересовать бизнес в развитии этой сферы
7 июня, 19:47
Россия и Венесуэла обсудили на ПМЭФ новые проекты в энергетике
7 июня, 5:30
Прямая речь
Глава Фонда благосостояния Турции: Россия — привлекательный рынок для инвесторов всего мира
Мехмет Бостан в интервью ТАСС рассказал о развитии российско-турецких экономических отношений
7 июня, 17:20
Более 10 регионов попали в 2017 году под внеплановые проверки Росздравнадзора
7 июня, 17:18
Росздравнадзору могут позволить контрольную закупку уже этой осенью
7 июня, 17:14
Росздравнадзор в 2017 году передал результаты трех проверок в следственные органы
7 июня, 16:49
Росздравнадзор вскоре представит приложение для проверки лекарств в аптеках
7 июня, 4:45
Прямая речь
Глава Росздравнадзора — о пользе введения маркировки лекарств и "контрольных закупках"
Несмотря на то, что некоторые производители жалуются на сложности, возникшие из-за введения маркировки, Михаил Мурашко отмечает, что подобная система действует во всех развитых странах